Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Темиряев Давид
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Темиряев Давид Иласович 

(1924-2007) 

Заслуженный деятель искусств Росии, народный артист Северной Осетии, драматург, режиссер. 

 

Давид Темиряев родился 15 августа 1924 года в сел. Дигора Северной Осетии. В 1942 г. окончил Осетинское театральное училище. В том же году был призван в действующую армию. 

До 1954 г. Д. Темиряев — артист и помощник-режиссера Северо-Осетинского государственного драматического театра. С 1955 по 1958 г. он преподаватель Северо-Осетинской студии театрального училища им. Б. В. Щукина при академическом театре им. Евг. Вахтангова. В 1962 г. окончил факультет театроведения института им. А. В. Луначарского (ГИТИС). С 1958 по 1961 г. Д. Темиряев — директор Республиканского театра русской драмы, а с 1961 по 1962 г. — директор Северо-Осетинского драматического театра. Затем он работал начальником отдела искусств Министерства культуры республики. В 1965 г. окончил Высшие литературные курсы при СП СССР в Москве. В 1966 г. назначен художественным руководителем Государственного ансамбля народного танца Северо Осетинской АССР. С 1970 г. по 1976 г. работает ответсекретарем, председателем правления Союза писателей рес-публики. С 1977 по 1985 — заместитель министра культуры СОАССР. В 1960 г. ему присвоено звание заслуженного артиста Северо-Осетинской АССР. Член КПСС с 1953 г. 

Д. Темиряев работает в области осетинской драматургии с 1954 г. Он автор ряда многоактных и одноактных пьес. На сцене Северо-Осетинского и Юго-Осетинского театров много раз ставились его пьесы: «Мухтар» — драма о событиях революции 1905 г. в Осетии, «Мстители» («Мастисджытэ»), «Спартак», «Скала Вано», («Ванойы рындз»), «Заур и Заубатыр» («Заур эмэ Заубатыр»), «Кавказская горлинка» (либретто оперы) — драмы, посвященные революционной борьбе осетинского народа в годы гражданской войньц «Клятва» («Ард»), «Плач фандыра» («Фэндыры хъарэг), «Сильнее смерти» («Мэлэтэй тыхджындэр») — драмы об участии молодежи Осетии в Великой Отечественной войне; «Ценою крови» («Туджы аргъэй», кэнэ «Эмгары мэлэт») - драма о борьбе за высокие человеческие идеалы; «Орлиная гора» («Цэргэсты хох», - драма о мужестве, о трудовом и нравственном подвиге нашей молодежи, о ее долге перед обществом, перед памятью павших в годы Великой Отечественной войны. Орлиная гора вырастает в пьесе в понятие философско-нравственное: каждый человек должен иметь в жизни свою орлиную гору, т. е. свою мечту. О сложных, противоречивых, порой трагических ситуациях периода коллективизации сельского хозяйства в Осетии — драма «Кто мой кровник?» («Чи у мэ туджджын?»). 

Одноактные пьесы Д. Темиряева «Первый шаг» («Фыццаг къахдзэф»), «Наказ отца» («Фыды фэдзэхст»), «Месть матери» («Мады маст»), «Упрямец» («Хивэнд»), «Приговор», («Тэрхон»), «Капкан» («Къэппэг») и др. публиковались в сборниках для детей, в журнале «Мах дуг» и альманахе «Литературная Осетия», исполняются на сценах народных театров. 

Д. Темиряев перевел на осетинский язык несколько пьес русских и зарубежных драматургов, в том числе «Рай и ад», «Африканская любовь» и «Женщина-дьявол» П. Мериме, «Фонарь» А. Ирасека, «Гибель Надежды» Г. Гейерманса, «Слушайте, товарищи потомки» М. Мусиенко, «Дочь русского актера Григорьева», «Случайность» И. Тургенева, «Хан и его сын» М. Горького (инсценировка и перевод) и др. Д. Темиряев — автор интермедий, инсценировок, радиоспектаклей, рассказов и очерков, а также статей, посвященных проблемам литературы и осетинского театрального искусства. Им написаны брошюры «Республиканский театр русской драмы», «Константин Сланов», «Юрий Мерденов», изданные в 1960 г. 

 

http://vldkvkz.ru/vladikavkaz.php?nc=one&id=211 

 

Давид Темиряев скончался в 2007 году и похоронен на Аллее Славы во Владикавказе. 

 

 

 

Газета "Северная Осетия" Май 2005 г. 

Из легендарного поколения, «мальчишками ринувшегося в войну», – и народный артист РСО–А, актер, режиссер, драматург, директор и художественный руководитель Дигорского государственного драматического театра Давид Иласович Темиряев. Осетинское театральное училище он окончил в грозном 1942 году, и в том же году его призвали в действующую армию. Было ему тогда неполных восемнадцать…  

И пережитое на фронте навсегда врезало в его сердце огненный след. А событиям Великой Отечественной позже, годы спустя, он посвятил четыре своих пьесы – «Плач фандыра», «Сильнее смерти» («О них забывать нельзя»), «Орлиную гору» и «Клятву». События последней из этих пьес разворачиваются все в том же суровом 42-м на оккупированной территории Северной Осетии, а героями ее стали расстрелянные гитлеровцами юные подпольщики из Чиколы – Ханафи и Омарби Гасановы. В свое время она с успехом шла на сцене Осетинского театра – и в ней блистали Владимир Тхапсаев и Коста Бирагов.  

А 29 апреля премьера «Клятвы» состоялась и в Дигорском госдрамтеатре. И показала: эта драма, повествующая о мужестве и патриотизме, сегодня звучит более чем современно. Напоминая внукам солдат «войны народной, священной войны» о величии подвига их дедов – и о том, что мы, сегодняшние, не имеем права забывать ни об этом подвиге, ни о горькой, кровавой и тяжкой цене, которой была добыта нашим народом Победа… 

 

– Никаких подвигов на фронте я не совершил. Попал в Краснодарское пулеметно-минометное училище. Когда мы, его курсанты, покидали оставленный нашими отступавшими частями город, с другой стороны в него уже входили немцы. Мы попали в окружение – и с трудом пробились к своим… Тогда, в семнадцать лет, я и увидел собственными глазами, что такое война, как на ней умирают люди и как это страшно. И понял, что нет в ней ни красоты, ни романтики, которые так любят показывать в кино… А еще видел, как непросто человеку бывает сохранить среди этого ада живую душу и удержаться на грани, отделяющей его от зверя. Ведь на войне, пусть даже во имя самой святой и благородной цели, он все-таки вынужден убивать – и в этом самая большая и страшная ее трагедия, – вспоминает сегодня Давид Иласович. – Много позже я попробовал «переплавить» пережитое и увиденное тогда в повесть – но не смог, отложил…  

А потом довелось поколесить по Северному Кавказу в составе ансамбля песни и танца, который выступал и перед солдатами на передовой, и в госпиталях перед ранеными, и перед теми, кто трудился в тылу и кому приходилось в те дни ненамного легче, чем на фронте… 

С каким нетерпением ждали тогда во фронтовых блиндажах и землянках таких приездов артистов, с каким восторгом их встречали и как неистово аплодировали концертам, проходившим подчас под «аккомпанемент» артиллерийской канонады и разрывов мин, – описать может, наверное, только зритель, не единожды бывший тому свидетелем сам. Зритель, сберегать которому в сердце живой огонь той самой высокой человечности, без какой, убежден наш собеседник, нет и человека, помогало там, в окопах, и осознание того, что его Родина, которую он защищает, – это еще и родина великой, древней и богатой культуры. Родина русских былин и нартского эпоса, родина Пушкина и Коста, Чехова и Толстого, Чайковского и Мусоргского, Станиславского и Эйзенштейна. И этот же зритель, не стыдясь, смахивал на таких концертах с глаз слезы при звуках «Синего платочка» и «Катюши», переписывал ночью при свете коптилки из фронтовой газеты строфы легендарного симоновского стихотворения «Жди меня» и сурковской «Землянки», чтобы послать домой – жене или невесте. А на дне вещмешка нередко бережно хранил подобранный где-нибудь в сожженном фашистами селе, на развалинах сгоревшей школы или колхозной библиотеки томик любимого писателя или поэта… 

 

– Все то, что сейчас делается в стране для ветеранов, нужно даже, может быть, не столько самим ветеранам той войны, сколько молодежи. Потому что наши младшие должны знать, как была завоевана Победа, и помнить имена тех, кто ее приближал. И главный залог того, чтобы память эта жила – не от случая к случаю и не от одной «круглой» даты к другой обращаться к событиям тех лет и их героям, а рассказывать об этом молодежи постоянно. Тем более, что в последние десятилетия огульной «переоценки ценностей», происходящей в нашей стране, иные современные «толкователи» истории Великой Отечественной молодежь откровенно запутывают, искажая эту историю, – считает Давид Темиряев. – И от литературы, театра, кино здесь тоже очень многое зависит. Они должны нести молодым поколениям правду о войне – неприукрашенную, не кутающуюся в одежды ложной героики, но и не умаляющую того подвига, который совершил в те годы наш народ… На войне было все – и кровь, и боль, и страдания, и смерть, и по-настоящему беспримерное мужество… И милосердие человеческое.  

Когда я, работая над своими «военными» пьесами, знакомился в архивах со сделанными «по горячим следам» записями рассказов людей, переживших на территории Осетии фашистскую оккупацию, меня потряс один случай, произошедший тогда в Алагире. Комсомолка-учительница вспоминала, как к ней пришел немецкий офицер и предупредил: «Я должен вас арестовать, но если я это сделаю, вас расстреляют. Уходите». Этот человек, в сущности, спас ей жизнь – как оказалось, он был коммунистом-антифашистом… И это – тоже штрих к «портрету» той войны. К «портрету», создавая который на сцене, в кино или на страницах литературного произведения, нельзя забывать: он не может быть написан одной только черной или одной только романтически белой краской… 

Е. КОВАЛЕНКО.  

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины