Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Бутаев Казбек
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Бутаев Казбек Саввич  

(4.12.1893 - 1937) 

Советский партийный и государственный деятель, экономист. 

 

 
Член ВКП(б) с 1918. Участник борьбы за Советскую власть на Северном Кавказе - заместитель председателя Народного совета Терской республики, секретарь Горского подпольного комитета партии, комиссар партизанского дивизии и председатель ревкома. В 1920-25 секретарь обкома РКП (б), нарком Горской республики. В 1925-29 слушатель института красной профессуры (ИКП). С 1929 заместитель главного редактора газеты "Экономическая жизнь", начальник сектора сводного планирования ВСНХ. В 1931-34 заместитель директора института экономики Коммунистической академии, профессор и директор Института красной профессуры, одновременно - редактор журналы "Проблемы экономики" и журнала "ИКП". В 1934-36 первый секретарь Северо-Осетинского обкома партии. В 1937 профессор и заместитель директора Всесоюзной плановой академии. Работы Бутаева посвящены земельному вопросу, экономическому и политическому развитию Осетии и др. районов Северного Кавказа, проблемам товарного производства, теории советского хозяйства. Казбек Бутаев - делегат ряда партийных съездов, избирался членом ВЦИК и ЦИК СССР.  

В 1937 году К.Бутаев арестован и приговорен к смертной казни. Расстрелян. Посмертно реабилитирован.  

Сочинения.: 

Политическое и экономическое положение Горской республики, Владикавказ, 1921: МТС и её политотдел, "ИКП", 1934 (отв. ред.); Диктатура пролетариата и строительство социализма в СССР, 2 изд., М., 1931 (соавтор): Октябрь в Осетии, Орджоникидзе, 1935; Статьи об этапах нэп, о характере общественного труда при капитализме и социализме в журн. "Большевик"; "Проблемы экономики", "ИКП" (1928-34). 

Литература.: Казанский Б. М., Партигул С., К 70-летию К. Бутаева, "Вопросы экономики", 1964, Цоциев Б. А., Учёный и революционер, Орджоникидзе, 1967.  

 

 

ЭКОНОМИСТ-НОВАТОР, ЭКОНОМИК-ПРАКТИК  

(газета "Северная Осетия" , декабрь 2003 г.)  

 

В декабре 2003 года отмечалось 110-летие со дня рождения Казбека Саввича Бутаева, выдающегося общественного деятеля, ученого-экономиста  

«Северная Осетия» уже рассказывала своим читателям о жизни, революционной и общественной деятельности К. С. Бутаева, в том числе и в должности первого секретаря Северо-Осетинского обкома ВКП(б). Меньше известны его многочисленные научные работы по экономической теории и практике. А между тем трудно переоценить его научный вклад в теорию экономических знаний. Сегодня об этой стороне деятельности Казбека Бутаева рассказывает предлагаемая вашему вниманию публикация. 

К. С. Бутаев при многообразии его научной и практической деятельности был прежде всего экономистом-теоретиком. 

Он страстно хотел учиться, и в 1925 году, уже зрелым человеком, с большим опытом революционной и партийно-государственной работы, поступил слушателем в Экономический институт красной профессуры в Москве.  

О том, как он учился, говорит такой небольшой штрих. В постановлении семинара от 22 мая 1929 года, в работе которого Бутаев принимал активное участие, отмечалось: «Вполне способен вести самостоятельную научно-исследовательскую и литературную научно-публицистическую работу. Считать необходимым использование на научно-исследовательской работе по советской экономике и педработе». 

Казбек Саввич не только сам учился, но и учил других, то есть активно занимался педагогической деятельностью на курсах марксизма, на рабфаке им. Бухарина, в Свердловском университете, Институте народного хозяйства и т. д. Руководство Ярославского педагогического института (июнь 1928 г.) в письме К. Бутаеву выражало ему благодарность за сделанный доклад «Сущность переходного хозяйства». «Оригинальным освещением предмета и живым, увлекательным изложением, – отмечалось в письме, – Вы сумели завоевать аудиторию и вызвать интерес к затронутым Вами вопросам, которые с увлечением обсуждаются теперь в студенческих кружках». 

Однако способности к теоретическим, научным исследованиям в наибольшей степени проявились в его многочисленных научных работах и публицистике, которые можно условно разделить на несколько групп, но это прежде всего работы, посвященные Осетии, Северному Кавказу. Такие, как «Октябрь в Осетии», «Политическое и экономическое положение Горской республики» (1921 г.), «Борьба горцев за революцию» (1922 г.), «Общественные течения среди горцев Северного Кавказа» (1923 г.) и др. Следующая – это теоретические работы с анализом переходного хозяйства, новой экономической политики, индустриализации, коллективизации: «О новом этапе НЭПа», «О теории «врастания» в социализм через социализацию обращения», «К вопросу о материальной базе социализма», «К диалектике НЭПа» и так далее. 

Трудно дать полновесную оценку всему написанному К. С. Бутаевым. Для этого требуются специальные исследования. Выделим лишь основные направления, в которых, на наш взгляд, проявилось наиболее ярко его научное творчество. К примеру, это вопрос развития капиталистических отношений в Осетии. 

Об этом писали и другие ученые-публицисты (Г. Цаголов, А. Ардасенов, А. Цаликов и др.), но заслуга К. С. Бутаева заключается в том, что он предложил свой взгляд на проблему. Он писал: «Значительное развитие торговых и товарных отношений в Осетии до Октября не могло не внести разложения в натуральное хозяйство и в родовой патриархальный быт, который к этому времени в Осетии еще существовал. Оно не могло не отразиться и на экономическом строе, и на характере производства». 

И в подтверждение этого тезиса приводил соответствующие факты, аргументы. Например, когда в осетинское хозяйство начал внедряться торговый капитал, скотоводство стало приходить в упадок. С 1890 до 1916 г. количество лошадей на 100 душ сократилось с 27 до 21 головы на равнинной части территории, а в горах – с 8 до 7. Изменилась и структура полеводства. До 90-х годов пшеница составляла около 36% всех посевов, а кукуруза – 31%. «А дальше под влиянием того, что кукуруза была более товарной и более выгодной с точки зрения продажи, нежели пшеница, (десятина кукурузы на основе рыночных цен давала 61 руб. дохода, а десятина пшеницы – 51 руб.) сельское хозяйство перестроилось. И с 1901 г. по 1905 г. пшеницей засевали уже только 20%, а кукурузой 63% площадей. В 1917 году пшеницей засевали уже всего 5%, но зато кукурузой 80% всей пашни». Отсюда делается вывод: «Значит, сельское хозяйство за этот период времени под влиянием торгового капитала сильно перестроилось». 

Не правда ли, как актуально звучит написанное 80 лет назад Бутаевым и сегодня, в период перехода от административно-командной к рыночной системе, когда также возникла необходимость приведения структуры производства в соответствие со структурой рыночного спроса и нормы прибыли. В частности, изменения структуры посевных площадей, сокращения доли колосовых зерновых, увеличения кукурузы, картофеля, овощей, фруктов, дающих большую степень рентабельности. 

Блестящий анализ экономики, социальной, политической, идеологической сфер дается Бутаевым в докладе на 2-й Горской областной конференции РКП 23 августа 1921 года. Данные, которые приводятся, одинаково ценны для историков, экономистов и представителей общественных наук. Но не это главное. Главное – методология анализа, подходы (аспекты). Сначала тщательный анализ системы социально-экономических отношений, хозяйственной жизни, земельных отношений (от натурального типа – скотоводства с примитивным земледелием до более или менее культурной обработки земли и скотоводства, которые порождают у разных народов Северного Кавказа разные уровни экономического развития). Отсюда – и различная социальная структура населения в разных округах, отсюда – конфликты на почве разной степени владения, пользования, распоряжения землей и результатами деятельности на ней. 

Такой анализ, думается, нужен и сегодня, в частности, анализ уровней социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, Южного федерального округа, для того, чтобы уменьшить различия и сгладить противоречия, возникающие на этой почве между ними (есть, кстати, российская целевая программа «Сглаживание, уменьшение различий в уровнях социально-экономического развития субъектов РФ»). 

Мы можем повторить вслед за К. Бутаевым в отношении народов Северного Кавказа и это: «Десять отдельных групп населения, отличающиеся друг от друга по национально-бытовому состоянию, по языку, по степени культурного развития и политическому положению, могут существовать и развиваться в одной объединенной государственной единице во главе с одним строго интернациональным государственным центром». Это было сказано в отношении народов, входящих в тогдашнюю Горскую республику. Это можно сказать и в отношении субъектов Южного федерального округа и в целом Российской Федерации. 

Новизной отличаются и подходы К. Бутаева к проблемам товарного хозяйства, товарно-денежных отношений, стоимости, денег. К. С. Бутаев выступил против одностороннего взгляда на общественную природу простого товарного хозяйства, сделав вывод о том, что оно есть единство противоположностей: «Классический тип мелкого товарного производства характеризуется непосредственным единством средств производства и рабочей силы. Владелец рабочей силы – производитель в то же время является собственником средств производства и рабочей силы… Владение средствами производства на основе частной собственности сближает его с капиталистом. Наоборот, владение им же и рабочей силой сближает его с рабочим. Он – их единство. И в этом его двойственная природа. И в этой двойственной природе заложена возможность как капиталистической, так и некапиталистической эволюции мелкотоварного производства». Эта характеристика применима и сегодня к простому товарному производству в системе малого предпринимательства, когда миллионы мелких собственников непосредственно соединяют свою собственную рабочую силу со средствами производства, трудятся, получая доходы от своей целесообразной деятельности. Они составляют значительную долю среднего класса, одновременно и собственников, и работников, что дает возможность преодоления отчуждения людей, работников от средств производства и от результатов труда. 

Представляют значительный интерес и взгляды К. С. Бутаева по вопросам закономерностей общественно-экономического развития. Рассматривая книгу А. Леонтьева и Е. Хмельницкой «Очерки переходной экономики» (1927), где преобладала явно выраженная субъективистская трактовка сущности экономического развития, Бутаев дает ей обоснованную критику, выступает за признание объективных закономерностей переходного периода. Он писал: «Переходная экономика не представляет собой только мимолетное явление с точки зрения развития хозяйственных отношений. Хозяйственные отношения этого периода являются сами по себе вполне определенными и историческими. Они развиваются в противоречивых формах в исторической динамике, имеют вполне определенные закономерности. Для вскрытия и познания этих закономерностей необходимо анализировать их как в исторической статистике, так и в исторической динамике» (Большевик, № 8, 1928, с. 95). 

К. С. Бутаевым написана также крупная работа, посвященная основе теории капиталистической земельной ренты, в которой он скрупулезно анализирует всю систему экономических отношений и проблему ренты. И в связи с этим ставит вопрос о видимости и сущности капиталистического производства, строит теорию прибыли, ренты, заработной платы на основе трудовой теории стоимости, выступая против так называемой «триединой» формулы (земля – рента, капитал – прибыль, труд – заработная плата). Считая ренту частью прибавочной стоимости, подчеркивает, что рента – социальная категория, определяет: «Политическая экономия есть наука не об отношениях вещей к вещам, не об отношениях людей к вещам, а об отношениях людей к людям в процессе производства». Подобные высказывания весьма современны. 

К. С. Бутаев не был только кабинетным ученым-теоретиком. Он занимался и практической деятельностью. 

С начала 1922 года до 1925 года был уполномоченным общества «Хлебопродукт», в 1930 г. возглавлял отдел сводных планов ВСНХ, после освобождения от должности первого секретаря Северо-Осетинского обкома ВКП (б) – заместителем заведующего транспортным отделом Крайкома ВКП (б). В 1931 году на группу ученых была возложена обязанность дать наметку Урало-Кузбасской проблемы, чтобы созвать конференцию всех НИИ и хозорганов, занимающихся изучением этого вопроса. Организатором, руководителем бригады был назначен К. С. Бутаев. Он также с другими экономистами в 1932 году принимал участие в составлении докладной записки, в которой на основе изучения материалов хозяйственных учреждений обобщался опыт и предлагались рекомендации по улучшению хозяйственной практики. 

Новаторские идеи, выдвинутые в свое время К. Бутаевым, не потеряли и сегодня своей актуальности и современного звучания. Вместе с тем важно не забывать и о том, что многое из того, что он писал, не созвучно сегодняшним реалиям, что в его работах были и неверные положения, связанные с неразвитостью самой теории, состоянием хозяйственной практики, острыми задачами, которые решались в тот период. Но К. С. Бутаев был всегда искренен во всем со всеми своими ошибками и успехами, он страстно пропагандировал идеи коммунистической партии, отстаивал их. Тем досаднее, что такой убежденный и последовательный борец за эти идеи и практику был репрессирован. 

Говорят, что история любит парадоксы. К. Бутаев стал жертвой той системы, за которую он боролся, которую он отстаивал, которой так честно и самоотверженно служил, в которую так искренне верил. 

Но народ должен знать имя Казбека Бутаева, гордиться им наряду с другими славными именами наших земляков. 

 

Б. ГАДЗАОВ,  

профессор, советник Президента РСО–А по экономике.  

А. ГАЦОЛАЕВА,  

доцент кафедры экономической теории ГГАУ.



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины