Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Агоев Константин
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Агоев Константин Константинович  

(1889-1971) 

Генерал-майор 

 

 
Константин Константинович Агоев родился в станице Новоосетиновской в семье казачьего офицера и получил военное образование. Он был активным участником первой мировой войны, и его биография изобилует боевыми подвигами, свидетельствующими о его отваге, бесстрашии и храбрости. 

Имеющиеся архивные материалы из истории Терского казачества об участии Константина Агоева в первой мировой войне донесли до нас описание только некоторых эпизодов, которые автор считает необходимым привести полностью. 

При любой возможности Агоев бросался в огонь, примерами личного бесстрашия и героизма воодушевляя казаков. 5 августа 1914 года, возглавив группу разведчиков из 12 человек, он атаковал полуэскадрон венгерских гусар и, «порубив их целые горы, 27 человек с 26-ю лошадьми взял в плен. При возвращении из разведки с пленными наткнулся на лазарет венгерской конной дивизии, захватил его с собой вместе с ранеными, медикаментами и двенадцатью врачами». 

11 сентября 1914 года в бою при атаке казаками неприятельской батареи на Ушокском перевале Агоев напал на укрепления врага с десятью казаками и был ранен в грудь навылет, в правую руку и шею. В марте 1915 года, не вполне оправившись от ран, он вернулся во второй Волгский полк. В августе этого же года Агоев у сел. Выбрановка «произвел небывалую в истории конницы конную атаку**. С сотней казаков он неустрашимо и мужественно бросился на укрепленную позицию австро-германцев, доскакав до проволочных заграждений, спешил свою сотню и под несмолкающим огнем пулеметов и винтовок, порубив шашками заграждения, посадив снова сотню на коней, стремительно перескочил узкий мост, перекинутый через речку, и ворвался в окопы противника. В этом бою сотня взяла в плен девять офицеров и 286 нижних чинов при семи пулеметах. За боевую находчивость вся сотня и сам Агоев были награждены Георгиевскими крестами»***. 

 

 
Революция, а затем гражданская война внесли сумятицу в умы и порядки, совесть и службу, в понятие врага и друга многих и многих. Константин Агоев увидел свой патриотический долг в спасении отчизны от красных. Рискуя жизнью, защищал он Россию от большевизма в интересах своих идеалов, не преследуя никаких корыстных целей. В июне 1918 года он поднимает восстание пятигорских казаков и с этого момента участвует во всех боях против частей Красной Армии. Так, в ночь с 21 на 22 августа 1918 года, атаковав укрепление позиции красноармейцев у Георгиевска, «отбил много военной добычи». В бою у станицы Суворовской был тяжело ранен. Он боролся упорно и тогда, когда ныли и саднили едва затянувшиеся раны, полученные в боях, собственной кровью приобретая чины и отличия. 

Даже из немногих приведенных примеров совершенно очевидно, что и в первую мировую, и в годы гражданской войн он, не щадя сил и жизни, воевал за ту Россию, идеал которой никак не совпадал с идеями большевиков. Его цельная натура и беззаветная любовь к России не могли принять ее в новом качестве. Он эмигрировал в США. Генерал-майор похоронен в Лос-Анджелесе.  

 
В силу сложившихся исторических обстоятельств Агоев К.К. оказался в числе тех, кто так или иначе на родине был «приговорен к забвению». Но наступил тот час, когда последующим поколениям выпала возможность познакомиться и оценить подвиги тех, кто рискуя жизнью боролся, по ту сторону баррикад, защищая свою Россию, свою правду. Осмелюсь сказать, что Константин Агоев с честью может представлять свой народ, и поэтому он имеет право называться представителем осетинской военной интеллигенции. 

 

* Памяти годовщины восстания Терского казачества. Тип. ТКВ. 1919. С. 19. 

** Там же. С. 19. 

***Самой почетной боевой наградой дореволюционной России был орден Св. Георгия, учрежденный в 1769 году в четырех степенях. Им не принято было награждать павших на поле сражения посмертно. Непосредственно к офицерскому ордену Св. Георгия примыкал солдатский знак отличия Военного ордена (солдатский Георгиевский крест), учрежденный в 1807 году для награждения нижних чинов за боевые подвиги. Эта награда представляла собой серебряный крест без эмали, но с изображением в центральном медальоне на лицевой стороне Св. Георгия на коне, а на оборотной стороне - инициалы святого, "С.Г.", как и на офицерском знаке. Носилась эта награда на узкой оранжево-черной ленточке, как и орден Георгия. На солдатском Георгиевском кресте гравировался номер, под которым получивший награду вносился в так называемый "вечный список Георгиевских кавалеров". Со списками можно познакомиться в Георгиевском 

зале Оружейной палаты Кремля. 

 

По материалам книги Г.Т.Дзагуровой “СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА”  

 

 

Таким он был 

СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛА К.К. АГОЕВА  

Мое знакомство с покойным Константином Константиновичем, к моему глубокому сожалению, было весьма кратким: я имел честь быть ему представленным ровно за год до его кончины и виделся с ним всего лишь три раза. Но знакомство это, хотя и столь непродолжительное, оставило во мне глубокий след: генерал Агоев меня буквально очаровал, и в первую очередь, как человек и, конечно, как офицер - один из "последних могикан" старой школы.  

Ко времени нашей первой встречи в апселе 1970 года, болезнь его уже серьезно начинала давать о себе знать; к тому же Константин Константинович жил в полном одиночестве в имении около Фэйрфильда (Коннектикут). Но несмотря на все это, личность его продолжала оставаться настолько обаятельной, что я долго потом вспоминал об этой встрече в своем семейном кругу. Когда же мне представилась счастливая возможность побывать у генерала полгода спустя, но уже в доме для престарелых в гор0 Стратфорде, я снова увидел перед собой человека, душевных качеств которого никак не коснулась тяжелая, все прогрессировавшая болезнь. То же было и в третий раз, в конце прошлого 1970-го года, почти перед самым моим переездом в Калифорнию.  

Что же так располагало к себе каждого, кто имел счастье общаться с Константином Константиновичем? Да, во-первых, столь редкое в наше время благородство души. Но как мог сохранить он это и другие свои душевные качества даже в условиях полного, часто беспомощного одиночества и тяжелой, постоянно прогрессировавшей болезни (склероз)?  

Ни одного слова жалобы на свою судьбу, ми одной просьбы, ни одного плохого слова ни о ком (кроме врагов нашей Родины, к которым о оставался непримиримым до конца дней своих) я, да и не только я, но и каждый кто с ним общался от него никогда не слышал. Тяжелая у него была старость, но она была тяжелой только для него одного. Окружающим же Константин Константинович не только никогда не был в тягость, но, наоборот, он сам согревал их теплотой сердца своего и умудрял их старческой мудростью своего разума.  

И, наконец, полвека тяжелого эмигрантского существования никак не могли стереть в нем облик русского офицера, и генерал Агоев до самого последнего дня своей жизни оставался им, и не только внешне. Если же и американцы его, даже уже больного, иначе как "генералом" не называли, то это показывает сколь глубоко проникся он всем существом своим славными, благороднейшими традициями офицера Российской Императорской армии, солдатом которой покойный оставался в душе до самого ухода в Вечность.  

Генерал-майор Константин Константинович АГОЕВ, сын урядника ст. Новоосетинской, родился 5 апреля 1889 года. По окончании Реального училища Приюта принца Ольдеибургского, поступил в Николаевское кавалерийское училище. На состязаниях при училище награжден первым призом за верховую езду и записан на мраморную доску. В 1909 году портупей-юнкером окончил он полный курс училища по первому разряду и Высочайшим приказом произведен в хорунжие в 1-й Волгский полк Терского казачьего войска.  

В 1912 г. с отличием закончил Окружные гимнастическо-фехтовальные курсы Киевского военного округа, а затем и Главную гимнастическо-фехтовальную школу в Петрограде, в которой два года спустя занимал должность инструктора по фехтованию.  

В чине сотника принимал участие в обеих Всероссийских Олимпиадах: Первой - в Киеве и Второй - в Риге, где получил первый приз за бой на штыках и третий - за бой на эспадронах.  

С объявлением войны выступил в поход в составе 1-го Волгского полка и в бою на перевале Ужок ранен двумя пулями: в грудь и в правое предплечие. Награжден: Георгиевским оружием, орденом св. Анны с надписью "за храбрость", мечами и бантом к ордену св. Станислава 3 ст., орденом свят. Анны 3 ст. с мечами и бантом, орденом св. Станислава 2 ст. с мечами.  

В мае 1915 г., по собственному желанию переводится во 2-й Волгский полк. Командуя сотней, в бою под с. Дарахов, под сильнейшим огнем противника ведет ее в атаку до удара в шашки и первым врезается в цепи австрийцев. Вот как кратко описывает этот бой сам генерал Агоев (записка найдена в его архиве): "Трубач Клименко играет сбор 6-й сотне 2-го Волгского полка после конной атаки на (австрийскую) пехоту 25 августа 1915-го года (ст.ст.) Три взвода влево от моста и один - под командой ст. урядника И. Макарова (проживает в штате Нью-Джерси) - вправо. Пехота (3 роты) была смята до болотистой речки, потом под огнем ПРОШЛИ мост и затем снова бросились в атаку на подходивший резерв. Трофеи: 4 пулемета и 418 пленных". (Один из пулеметов пр-ка был лично взят командиром сотни подъесаулом Агоевым). За этот бой он награждается орденом св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени. (Приказ от 18 ноября 1917 г.)  

26 октября 1916 года в Трансильвании в бою у с. Гельбор ранен пулей в левое бедро с раздроблением кости; награжден орденом св. Анны 2 ст. с мечами.  

С началом большевистской революции в ноябре 1917 года, войск. старшина Агоев с полком прибывает в Терскую область и включается в активную борьбу с красными. В июне 1918 г. назначается начальником конницы Пятигорской линии, а затем и вр. командующим этой линией.  

В ноябре 1918 г. с отрядом Пятигорской линии прибывает на соединение с Добровольческой армией в Кубанскую казачью область и зачисляется в Добрармию с назначением командиром 1-го Терского казачьего полка с переименованием в полковники. В боях под ст. Суворовской 16 ноября ранен в левую руку. По излечении вернулся в полк и вскоре же вступил во временное командование 1-ой Терской казачьей дивизией, а затем был назначен и начальником этой дивизии. Об этом периоде боевой деятельности генерала Агоева узнаем из приказа Начальника этой дивизии генерала-лейтенанта Топоркова (№ 63) следующее: "Командир 2-й бригады полковник Агоев - неоднократно командовал в мое отсутствие дивизией, лихо действовавшей, не взирая на все трудности боевой обстановки, многочисленность врага и силу его артиллерии."  

В середине 1920 года генерал Агоев назначается начальником отдельной Терско-Астраханской бригады, во главе которой, в составе Вооруженных сил Юга России покидает пределы России и из Феодосии эвакуируется во французский лагерь "Чаталджа" в Турции. После сведения Терско-Астраханской бригады в полк, остается командиром полка и в декабре месяце с полком переводится в военный лагерь на о. Лемнос, а оттуда, в сентябре следующего года - в Болгарию.  

В 1922 году, в связи с обще-политическим положением в Болгарии, правительство Стамболийского экстернирует генерала Агоева и др. белых военачальников в Константинополь, но через год он снова получает разрешение на пребывание в Болгарии. Остается в должности командира Терско-Астраханского полка до 1930 года, когда переезжает на жительство в США. Здесь генерал Агоев, почти с самого своего приезда и в течение сорока лет проживает и работает в имении Вильяма Каугила, который до последнего дня относился к нему с большой любовью и уважением. Генерал преподавал также фехтование и верховую езду.  

После Второй мировой войны многие терцы-беженцы обращались за помощью к генералу Агоеву в США и он никому не отказывал, стараясь помочь всем по мере своих скромных средств.  

В 1952 году среди Терцев возникла мысль о необходимости избрания преемника Войсковому Атаману генерал-лейтенанту Г.А. Вдовенко. Инициативу по выработке проекта выборов взял на себя б. Начальник штаба Войска и единственный оставшийся в живых член Терского правительства ген. штаба полковник Г.С. Хутиев, а сами выборы были проведены Комиссией под председательством генерал-майора В.И. Старицкого. В начале 1953 года большинством голосов был избран генерал-майор Агоев Заместителем Войскового Атамана Терского казачьего Войска, а в 1959 г. переизбран с тем же наименованием.  

4 апреля 1970 года, в связи ухудшившимся состоянием здоровья, впредь до новых выборов, генерал Агоев передал управление Войском своему заместителю генералу В.И. Старицкому. А уже через год, 31 апреля 1971 года перестает биться казачье сердце доблестного и верного сына России и Терека – генерала Константина Константиновича Агоева.  

 

Хорунжий Н. ПРОТОПОПОВ 

 

http://cossackweb.narod.ru/kazaki/r_agoev.htm 

 

 

 

На снимке: Генерал-майор Татонов Г.П. (справа) с земляком, Войсковым Атаманом, генерал-майором Агоевым К.К. (слева) в эмиграции 

 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины