Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Уруймагов Казбек
< назад  Комментарии к статье (1)      Версия для печати

Уруймагов Казбек (Хазби) Андреевич 

(1909-1938) 

 

В 1938 году на экраны Советского Союза вышел первый звуковой художественный фильм о Кавказе "Друзья". Этот фильм стал знаменательным событием в жизни советского киноискусства. Он был создан творческим коллективом студии "Ленфильм" под руководством режиссера Лео Арнштама. Среди известных имен советских актеров Бориса Бабочкина, Николая Черкасова, Константина Даушвили, Ирины Зарубиной, стояло и имя первого профессионального осетинского кинорежиссера Хазби Андреевича Уруймагова. Но, увы, оно стояло, к большому сожалению, в траурной рамке. Тяжелая болезнь оборвала жизнь молодого таланта.  

 

С тех пор минуло немало времени, и о Хазби Уруймагове мало кто помнит или слышал, даже родственники и земляки почти ничего о нем не знают. А ведь был человек, который оставил след после себя и немалый.  

Но осталось лишь, то немногое, о чем говорят скупые строки экспозиции зала культуры музея им. Г.А. Цаголова в город Дигора "Первый осетинский кинорежиссер Х.А. Уруймагов". 

 

Казбек (Хазби) Андреевич Уруймагов родился в 1909 году в с. Христиановском (ныне город Дигора) в семье учителей. Его отец Андрей Майранович Уруймагов был известным деятелем народного образования с. Христиановского, одним из инициаторов создания народной школы в селе в 1907 году (сейчас СОШ 1 г. Дигора), и ее директором. 

Мать Госе Кудайнатовна (Гудассиевна) Уруймагова - Цалиева была учительницей, активной участницей женского движения в селении. Она была сестрой известного революционера Бирихина Цалиева, расстрелянного по приказу полковника Гастана Гуцунаева (отец будущего Лауреата Сталинской премии Вадима Гуцунаева) вместе с Колка Кесаевым на Тенгинской площади города Владикавказ во время августовских событий 1918 года. 

 

В гостеприимном доме Уруймаговых всегда собиралась передовая интеллигенция с. Христиановского. Бывала здесь и молодая Езетхан Уруймагова - первая осетинская писательница, начавшая создавать свои произведения на русском языке. 

В такой интеллигентной семье рано определилась любовь Хазби к литературе и искусству. 

Интересы молодого Хазби к истории родного края сдружили его во время учебы в стенах Северо-Осетинского педагогического училища с Михаилом Тотоевым, Хазби Черджиевым, Габицом Гостиевым, Виктором Тотоевым, Афанасием Гульчеевым и другими сверстниками.  

 

После окончания училища Хазби Уруймагов в 1929 году уехал в Баку для того, чтобы продолжить свое образование. Он без особых затруднений поступил в Бакинский индустриальный институт на строительный факультет. В институте Хазби учился хорошо. В Баку Уруймагов серьезно увлекся искусством, постоянно участвовал в художественной самодеятельности. Как-то один из руководителей Бакинской киностудии увидел талант молодого интеллигентного Хазби и предложил ему прийти на пробную съемку киностудию. Услышав это предложение, он согласился, понимая, что у киноискусства большое будущее.  

С тех пор началась новая страница в жизни нашего земляка. Он с головой окунулся в новую любимую работу, которой наиболее соответствовали его темперамент, талант, личность.  

 

Вскоре после первой эпизодической роли Хазби Уруймагову предложили более серьезную роль, требующую глубокого проникновения в человеческие характеры. Хазби настолько увлекся работой, что забыл о занятиях в институте.  

Тайное стало явным - дядя Михаил Кудайнатович Цалиев, который жил в Баку, узнал об увлечении племянника. Разговор был крутым.  

Дядя потребовал, чтобы он в срочном порядке сдал все экзамены и зачеты. Хазби засел за учебники. Все поражались его трудолюбию, тому, как он умудрялся совмещать тяжелые съемочные дни с ночным бдением над книгой и при этом всегда оставаться веселым и бодрым. 

Бакинская киностудия предоставила Хазби Уруймагову, как подающему большие надежды в искусстве, просторную светлую комнату. И он не знал, что с нею делать. 

 

"На что мне такие апартаменты?" - шутил Хазби. Каково же было удивление его друзей и родственников, когда они однажды пришли в квартиру и узнали, что Хазби передал квартиру большой семье соседей, а сам перебрался в их коморку. Возмущению одного из родственников не было предела: "Да как мы будем жить в этом подвале. Здесь же нечем дышать!" Ни слова не говоря, Хазби выскочил за порог, кепкой загреб воздух и поднес его двоюродному брату со словами: "Дыши кислородом!" 

И в этом был весь Хазби Уруймагов: неиссякаемое жизнелюбие, оптимизм, чувство юмора, умение находить в любой ситуации забавные моменты.  

Все это соседствовало в нем, уживалось с серьезностью, даже фанатизмом в работе, тонкой наблюдательностью.  

 

В 1930 году Хазби Андреевича Уруймагова вместе с Неязи Мустафа-Оглы Валаловым и Гусейн Сеид Заде (впоследствии оба стали известными режиссерами) выбрали из десятка молодых талантов Бакинской киностудии и направили на учебу в Государственный институт кинематографии (ГИК). 

Вот как впоследствии писал Сеид Заде об учебе вместе с Хазби Уруймаговым в ГИКе. 

"Хазби Уруймагова я помню по режиссерскому факультету Государственного института кинематографии. Он учился со мной на курсе Сергея Михайловича Эйзенштейна. Каждое утро, когда Хазби входил в аудиторию, мы все невольно оборачивались в его сторону и с каким-то юношеским восторгом любовались этим высоким, стройным, наделенным мужской красотой человеком. 

 

Хазби вечно был веселым и улыбался. Его добрая, по-детски чистая и наивная улыбка еще больше украшала его скульптурное лицо. 

Его движения, манеры, взгляд не были похожи на манеры горячего горца. Весь его облик, обращение с окружающей его средой свидетельствовали о высокой внутренней культуре, наличии большого интеллекта. 

Однако за внешностью скрывался вулканический темперамент его нации. Я пишу об этом только потому, что хорошо помню слова, сказанные Эйзенштейном в адрес Хазби на экзаменах. 

Сергей Михайлович при определении успеваемости своих воспитанников никогда не пользовался балльной системой. Отчасти он был прав, едва ли записи "отлично", "хорошо", "удовлетворительно" могут дать исчерпывающий и точный ответ. Эйзенштейн избегал ошибок, ибо речь ведь шла о судьбе будущего художника, его шестилетнем студенческом труде и перспективе. 

 

Эйзенштейн вместо отметок подробно говорил о каждом студенте, о проделанной работе, о комплексе его знаний и способностей. 

Хазби Уруймагов сдал разработку, т.е. раскадровку "Убийство Юлия Цезаря". При этом я тоже присутствовал. 

Как помню, Сергей Михайлович долго, пристально всматривался в работу Хазби. Затем тяжело поднял голову, бросил пытливый взгляд на Хазби, загорелись глаза у профессора, он громко воскликнул: "О! Какой темперамент!" 

 

Хазби учился хорошо и был энергичным общественником в общежитии, где разместились студенты из национальных республик. Если бы Хазби дано было прожить больше, то мы бы все гордились им не меньше, чем итальянцы Федерико Феллини, японцы Акирой Куросава, индусы Раджем Капуром, французы Жаном Ренуаром. Но, увы!" 

В 1933 году Хазби Уруймагов и Гусейн Сеид Заде, как самые лучшие студенты ГИКа, были направлены на практику в Баку, где в то время режиссер Николай Шенгелая снимал фильм "Двадцать шесть Бакинских комиссаров". 

 

Батальные и массовые сцены были поручены молодому Уруймагову, как самому способному студенту ГИКа. Эта работа требует от постановщика изобретательности, творческой фантазии, незаурядного организаторского таланта. Хазби хорошо справился с возложенной на его молодые плечи работой. Этот фильм, где есть труд и нашего земляка, долгие годы не сходил с экранов страны и считается одной из лучших киноповестей о героях гражданской войны. 

По окончании практики Шенгелая с восторгом говорил о Хазби Уруймагове, выделяя его из остальных ассистентов, о том, что "он будет выдающимся кинорежиссером, для этого у Уруймагова есть все данные". 

В 1937 году студия "Ленфильм" приступила к съемкам фильма "Друзья", повествующего о гражданской войне на Северном Кавказе, о дружбе, рожденной революцией, между русскими, осетинами, ингушами и кабардинцами, о славных героях гражданской войны. 

 

В основу сценария, написанного известным советским писателем Николаем Тихоновым, легли подлинные факты и события гражданской войны. Тихонов вместе с режиссером Лео Арнштамом объездил ущелья и аулы Осетии, Ингушетии и Балкарии. Они побывали на месте боев в Дигорском ущелье, стодневную оборону которого в 1919 году во время описываемых Тихоновым событий держали дигорские партизаны во главе с легендарным Данелом Тогоевым. Писатель и режиссер встретились в, Дигоре с бывшим партизаном -керменистом Бедта Тихиловым, который тогда болел и был прикован к постели. Про эту встречу с Бедта он написал короткий рассказ "Старый партизан", вышедший впоследствии в 1968 году в журнале "Огонек". Тогда же Николай Тихонов записал свои знаменитые слова: "Если вы хотите увидеть красивых мужчин и женщин, приезжайте на Кавказ, в селение Дигора". 

 

Замечательный творческий коллектив взялся за осуществление грандиозной кинопостановки - режиссеры Лео Арнштам и Виктор Эйсимонт, оператор Владимир Рапопорт. В фильме снимались Николай Черкасов, Борис Бабочкин, Степан Каюков, Ирина Зарубина, Константин Даушвили, Серафима Бирман, Александр Борисов, Иван Назаров и другие. Музыку к фильму написал Дмитрий Шостакович. Прообразом главных героев фильма стали наш земляк, прославленный Бедта Тихилов и Сергей Киров. 

Правда искусства требовала правды изображаемого, знания жизни, обычаев, национального своеобразия и характера людей. И в съемочную группу привлекли молодого талантливого консультант - ассистента, выпускника ГИКа Хазби Уруймагова.  

 

Уруймагов с большим увлечением взялся за работу. Было видно, он явно тяготеет к большим эпическим полотнам, где в полной мере можно было показать лицо народа, его силу и волю, характер. Хазби без всякой лени взялся за массовые сцены, отказался от помощи статистов после нескольких репетиций, видя некоторую наигранность и неестественность изображаемого. Он принял другое решение - срочно приехал на Кавказ и повторяет путь, по которому прошли Тихонов и Арнштам, когда готовили сценарий фильма. Хазби Уруймагов пригласил на съемки подлинных участников тех событий, увез группу осетин, балкарцев, ингушей в Ленинград. Так, в съемках фильма приняли участие Георгий Колоев, Дабуци Гадзаов, Дзахо Авзурагов и пятнадцатилетний Гугъо Уруймагов. 

Участники съемок с большим уважением относились к Хазби. Без него не снимали ни одну сцену. Николай Черкасов, игравший роль партизана Бета (прообраз Бедта Тихилова), всегда советовался с ним перед каждым дублем: верно, будет, если сделать так, а если... 

 

Всем запомнился такой эпизод. Режиссер поставил впереди рослого Черкасова, когда по сценарию выборные от горцев идут к начальству, за ним по первоначальному замыслу постановщика идут старики. Хазби как только увидел это, сразу же остановил съемки, перестроил всю мизансцену, объяснив свой поступок тем, что горец ни в какой ситуации не забудет о проявлении уважения к старшим. Он сам начал показывать, как входить в дом, приветствовать, садиться на коня и т.д. Руководство съемочной группы после этого забавного случая больше стало прислушиваться к Уруймагову. И только в его присутствии снимали, боясь что-то не так показать. Он помогал исполнителям в те или иные моменты находить верное решение. 

 

Хазби Уруймагов на съемках был всеобщим любимцем. Его юмор и трудолюбие были неиссякаемы. Стоило Хазби появиться на съемочной площадке, как он сразу же оказывался в окружении товарищей, и работа шла без передышек до полуночи. Работали все с большим азартом, обедая там же, на съемочной площадке. Неожиданно гремел бас Николая Черкасова, ему что-нибудь отвечал Хазби, окружающие покатывались со смеха. Черкасов и Уруймагов хорошо умели подыгрывать друг другу, что сразу же у всех снимало усталость, и работа на съемках шла веселее.  

Все, кто знал и помнил Хазби Уруймагова, вспоминали о его неиссякаемом жизнелюбии, чувстве юмора, оптимизме. Лео Арнштам так сказал об удивительной человечности Хазби: "Он был воистину талантливым и очень хорошим человеком". 

 

Режиссеры даже обратились к Хазби как к художнику. Он неплохо рисовал, впоследствии сохранились даже несколько его зарисовок: "В доме у Муссы", "У Тифлиса", "В сакле", "В окопах". 

В фильме он участвовал и как актер, сыграв эпизодическую роль дигорского партизана Хазби. 

Когда членов съемочной группы попросили написать что-нибудь о съемках фильма, то Уруймагов сразу же откликнулся на это предложение, написав статью о главном герое фильма Бета. 

"Одной из центральных фигур картины является дигорский партизан по имени Бета. 

 

Представьте себе человека, который месяцами не раздевается, человека, который в своей заношенной черкеске и чувяках проводит день и ночь, сон и праздник - этот человек Бета, изгнанный за оскорбление князя из своего дома и лишенный возможности вернуться в него. Затравленный и доведенный до нищенского состояния, Бета испытывает всяческие притеснения и невзгоды, но стихийное свободолюбие в нем не угасает. 

Бета и в голову не приходит мысль, что его удастся затравить и загубить в изгнании, не дав возможности отомстить за себя. Наоборот, он отлично понимает, что белые князья и царские генералы пожелают весь народ загнать в ярмо рабства и войны, и что этот народ, который Бета знает по себе, не терпит генералов и восстанет против них. Бета верит "в будущую весну", когда он посчитается со своими врагами. Он не хочет быть ничьим рабом и крепит себя всячески и даже следит за своею внешностью. Одетый в изодранную черкеску, но гордый и непреклонный, Бета каждый раз в присутствии посторонних людей лихо засучивает истрепанные рукава черкески, чтобы скрыть рванину и не уронить своего достоинства. 

 

В таком виде Бета выходит на арену гражданской войны - войны за Советскую власть, за революцию. Здесь он связывается крепко дружбой с русским большевиком Алексеем, посланным на Кавказ Лениным для помощи местным большевикам. Большая выносливость, крепкая воля, ненависть к князьям и генералам, огромная природная храбрость - вот те качества, которые Бета отдает на службу революции. Бета с оружием в руках вместе со своим другом ингушом Мусса и кабардинцем Умаром шаг за шагом завоевывает революцию, вытесняя и уничтожая белые банды. Бета становится искусным воином, ведя за собой партизанские отряды. Его победы каждый раз связаны с большими трудами, и не всегда обходится без жертв. Однажды, вернувшись из одного из жестоких боев, раненый Бета рассказывает про партизанский отряд, которому он шел на подмогу. 

- Ну, так вот, - сказал Бета, - у них не осталось патронов+ Они засели в стогах+ Стога пылали. Враги окружили их, враги убивали их - безоружных, а они пели старую песню+. И песня их доносилась к нам сквозь шум боя+ 

Бета тихо запел песню: 

 

Эй вы, перелетные птицы 

В Техи полетите проститься, 

За нас полетите проститься, 

Скажите, как стали мы биться, 

Скажите красавицам ясным, 

Что умерли мы не напрасно+ 

 

- Так они пели, - мрачно сказал Бета, - и мы слышали их песню. Мы дрались как львы. Но когда мы перебрались к ним - было поздно+ 

Все они были мертвы+ 

- Все были мертвы, - тихо повторил Бета. - Только один встретил нас+ Тринадцать пуль пробило его тело. Но он встал на ноги, он протянул мне руку и сказал: "Спасибо, товарищ". Потом он пошарил у себя на груди и достал вот это. 

И Бета показал партийный билет. "Вот тут пробила его пуля, - указал Бета на билет. - Отдай его Алексею", - сказал он и умер.  

Всучив билет Алексею, Бета попросит его вписать свое имя в билет погибшего товарища. 

На этот же билет претендуют не менее храбрые и преданные революционеры Мусса и Умар. Так все три героя в огне гражданской войны находят себе путь в ряды большевистской партии".  

Редкие выходные Хазби проводил со своими земляками, которых привез с Кавказа для съемок в фильме. Он возил их по Ленинграду, знакомил с городом, с его историческими местами. 

Некоторые сцены фильма предстояло снять непосредственно на месте событий. Уруймагов и половина съемочного коллектива выехали в Орджоникидзе, отсюда уже в Дигорское и Баксанское ущелье. Во время съемок в Чегеме Хазби простудился и тяжело заболел. Врачи поставили диагноз - крупозное воспаление легких. Не оправившись от болезни, только сбив температуру, он снова появился на съемочной площадке. Друзья уговорили его лечь в постель, отправляли принудительно со съемок. Хазби Уруймагов торопился закончить работу, пока позволяла погода, говоря: "Буду я разлеживаться, когда товарищи в Ленинграде ждут только нас". 

Еще одна репетиция . Еще один дубль. Еще один план. А болезнь брала свое. В Ленинград он уехал уже тяжело больным. И все равно до последнего монтажного метра Хазби не бросал работу. 

6 августа 1938 года тяжелобольного Хазби Уруймагова привезли в Орджоникидзе, а 8 августа его не стало. 

Уже через три дня после смерти Уруймагова кинофильм "Друзья" вышел на экраны страны. Фильм был встречен с большой радостью и стал значимым событием советской кинематографии. Образы героев-революционеров, созданные Черкасовым, Бабочкиным, Уруймаговым, Даушвили, Каюковым, вошли в "Золотой Фонд" советского киноискусства. 

Отрадно сознавать, что среди создателей этого фильма был наш земляк - первый профессиональный осетинский кинорежиссер Хазби Андреевич Уруймагов, чья звезда загорелась ярко и быстро погасла, но остался большой след, который нам нельзя забыть. 

 

Бес сомнения уверенно можно сказать, что если бы Хазби Уруймагов не так рано ушел из жизни, он бы обязательно снял фильмы и о других известных наших земляках Данеле Тогоеве, Горга Арсагове, Марке Авсарагове, Кябе Гоконаевой, Колка Кесаеве, Георгии Цаголове+. И, конечно же, о трехдневной героической обороне с. Христиановского и по роману Езетхан Уруймаговой "На встречу жизни". Но, увы! 

 

Тимур Карданов 

учитель истории 

МОУ СОШ 1 г. Дигора



 Комментарии к статье (1)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины