Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Мугуев Хаджи-Мурат
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Мугуев Хаджи-Мурат 

(1893-1968) 

 

Хаджи-Мурат Мугуев родился в 1893 г. в станице Черноярская Терской области в семье военного осетина-казака. 

В 1914 г. он оканчивает военное кавалерийское училище и направляется служить в казачий полк. С 1914 по 1917 год был на Кавказском и Персидском фронтах. 

 

В 1917 г. Мугуев перешел на сторону большевиков и вернулся во Владикавказ, где продолжил военную службу. 

После окончания гражданской войны занимал разные должности в советских учреждениях просвещения и культуры. 

 

Уже немолодым, Мугуев с первых же дней Отечественной войны воевал на различных фронтах. В 1943 г. был тяжело ранен, в результате чего он потерял зрение. 

 

Свою литературную деятельность Мугуев начал со стихов и очерков, в которых он обращался к самым разнообразным темам: борьба за Советскую власть, стихи о Персии и т.д. 

В рассказах и повестях «К берегам Тигра», «Огненная лана», «Капитан Келли» и других, писатель отобразил события Гражданской войны, непосредственным участником которых часто был он сам. 

В основу повести «К берегам Тигра» положен исторический факт заброски казачьей сотни в тыл противника. В составе сотни состоял и сам автор повести. 

Повесть «Весенний поток» повествует об освобождении Астрахани от белогвардейцев. В повестях «Господин из Стамбула» и «Градоначальник» описаны события гражданской войны. 

Плодотворным было творчество Мугуева и во время Великой Отечественной войны. Им было опубликовано немало стихов, статей и очерков. 

Писатель проявил себя в приключенческом жанре («В тихом городке», «Кукла госпожи Барк», «Огненная лапа» и др.). 

 

Одним из лучших произведений Мугуева считается роман «Буйный Терек», где описаны события многолетней вооруженной борьбы горцев Северного Кавказа против самодержавной России. 

 

Скончался Хаджи-Мурат Мугуев в 1968 году в Москве, где он и был похоронен. 

 

Э.Сатцаев. ОСЕТИНСКИЕ ПИСАТЕЛИ. 

 

 

Штык и перо... Через три войны 

 

«Кавказ не имеет будущего без России. Это – единый живой экономический и культурный организм. Кавказ, словно мощный гранитный монолит. Он связан с другими регионами России прочными историческими, хозяйственными, духовными, семейными корнями. Когда я говорю своим собеседникам о Кавказе, всегда повторяю: необходимо перестать рассматривать этот важный стратегический регион, как арсенал оружия, зону межнационального противостояния». 

Эти слова сказал почти сорок лет назад мудрый человек и один из талантливых осетинских писателей – Хаджи-Мурат Магометович Мугуев. Сказал в своей скромной московской квартире, когда группа журналистов из Северной Осетии навестила старейшину Союза писателей СССР, автора приключенческих военных романов, большого знатока истории Ближнего Востока и Кавказа. 

То, о чем говорил военный писатель и опытный политик, актуально и в наши дни: тлеющие межнациональные конфликты, терроризм, ослабление добрососедских экономических и политических связей, горе и слезы ни в чем не повинных людей, потерявших своих родных и близких. И все это на фоне изумительной красоты природы Кавказа, богатства ее недр и душевной щедрости жителей нашего благодатного края. 

...Познакомил меня с Хаджи-Муратом Мугуевым народный поэт Кабардино-Балкарии, лауреат Государственной премии РСФСР имени А. М. Горького, очень душевный и интеллигентный человек Кайсын Шуваевич Кулиев. Произошло это в Москве при любопытных обстоятельствах. 

В 1967 году руководство Гостелерадио СССР решило провести необычный эксперимент. Для ведения «прямого» репортажа с Первомайской демонстрации на Красной площади предложило вместе с известными репортерами, дикторами, комментаторами, деятелями науки и культуры пригласить в студию Всесоюзного радио, оборудованную в здании Московского ГУМа, журналистов из регионов. В корреспондентской бригаде оказался и я. Всех нас сразу «прикрепили» к диктору Юрию Борисовичу Левитану. Он внимательно прослушал нас всех и дал «добро» на эфир.  

Особенно всем запомнилось выступление с Красной площади народного поэта Кабардино-Балкарии К. Ш. Кулиева. Говорил он красиво, образно перемежая свой рассказ чеканными поэтическими строками. Кайсын Шуваевич – великолепный оратор. Он учился к ГИТИСе имени А. Луначарского, у знаменитых мастеров слова. 

Кулиев говорил о своих собратьях по перу – писателях-горцах, богатых литературных традициях Кавказа. Он отдал дань уважения осетинам Коста Хетагурову, Мугуеву, Мамсурову, Цагараеву, Плиеву, балкарцу Мечиеву, кабардинцу Кешокову, дагестанцу Гамзатову, писателям из Чечено-Ингушетии – Яндиеву, Ахматовой, Чахкиеву, Базоркину, Бокову... 

После трансляции я подошел к Кайсыну Кулиеву, у которого не раз приходилось брать интервью в Нальчике. Он всегда доброжелательно относился к журналистам. 

– Кайсын Шуваевич, – обратился я к поэту. – Спасибо, что в своем выступлении вы не забыли сказать добрые слова о писателях из автономных республик Северного Кавказа. Меня заинтересовала в нем одна деталь: вы упомянули фамилию военного писателя Хаджи-Мурата Мугуева. Вы с ним знакомы? 

– Да, – улыбнулся Кулиев. – Мы с ним, как говорят, давние кунаки. Он проживает в Москве. Мы часто встречаемся, созваниваемся по телефону. 

Кайсын Шуваевич достал из кармана записную книжку и сообщил мне координаты Х.-М. Мугуева, с которым я давно мечтал познакомиться. 

– Мы с Хаджи-Муратом – фронтовые друзья, – добавил Кулиев, – сражались под Сталинградом; правда я – десантник, а он – разведчик. Но недаром говорят: фронтовые пути-дороги пересекаются. 

Я читал ранние рассказы и повести Мугуева, когда еще учился в школе в селении Верхний Чечен. Горжусь, что фронтовая судьба породнила нас – балкарца и осетина. 

«Кавказ, – продолжил свой рассказ Кайсын Кулиев, – всегда был источником вдохновения для многих поколений русских литераторов. Этот благодатный край всегда привлекал внимание писателей и поэтов. Известные мастера слова нередко сами были очевидцами и участниками описываемых событий. Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Толстой уделяли Кавказу видное место в своих произведениях. Но в их стихах, повестях, путевых записках «кавказская» тематика несла немало элементов экзотики и романтизма. 

Советские писатели тоже отдали дань уважения Кавказу, жизни, быту и традициям горцев. Нашим регионом интересовались Ю. Тынянов, П. Павленко, И. Бабель, А. Первенцев и другие авторы... 

Я считаю, что Хаджи-Мурат Мугуев внес значительный вклад в разработку военной кавказской тематики. Уроженец и знаток Кавказа, он давно интересовался историческим прошлым этого края. Собрал огромный фактический материал для своего масштабного романа «Буйный Терек», который посвящен очень интересной и богатой событиями эпохе. Мне нравится этот роман. В нем – точность мысли, великолепный язык, умелое построение сюжета, запоминающиеся герои. «Буйный Терек» с интересом читают на Северном Кавказе. Писателя Мугуева здесь считают «своим» литератором, потому что в романе он уделяет большое внимание простым горцам. Одним словом, в художественном творчестве о Кавказе, кавказских войнах роман Хаджи-Мурата Мугуева занимает важное место, так как помимо художественного, он имеет и познавательно-историческое значение». 

...Сразу же после первомайского репортажа я позвонил Х.-М. Мугуеву. Набрал нужный телефон и услышал в трубке – ровный, спокойный голос Хаджи-Мурата Магометовича. 

– Если вас не затруднят обстоятельства, – сказал он, – давайте встретимся завтра в Литературном институте. У меня там запланирована встреча со студентами – уроженцами Северного Кавказа. Их заинтересовала история создания моего романа «Буйный Терек». 

Когда в назначенное Х.-М. Мугуевым время я приехал в Литинститут, то стал свидетелем любопытной картины: в актовом зале собралась большая группа молодых писателей и поэтов – уроженцев Кавказа. Шло горячее обсуждение романа Мугуева «Буйный Терек». И здесь я впервые увидел «в деле» Хаджи-Мурата Магометовича – эрудированного, остроумного оратора. Он отвечал на самые жгучие вопросы.  

Больше всего меня поразило то, что Хаджи-Мурат Магометович порой обращался к собеседникам на их родных языках. Позже я узнал, что писатель хорошо знал все основные языки народов Северного Кавказа, говорил по-турецки, на фарси, мог поддержать беседу на английском... 

Студенты долго не отпускали писателя-фронтовика. Но наконец-то наступил и мой черед. В тихом уютном сквере под сенью цветущих лип мы повели разговор о делах минувших и сегодняшних событиях. Первая фраза запомнилась навсегда: 

– Вы когда-нибудь бывали на моей родине – в станице Черноярской, под Моздоком? – спросил Мугуев. 

– Да, конечно, – ответил я. – По долгу журналистской работы приходилось частенько бывать в тех местах. 

– Я вот сейчас слушаю неугомонный шум московских улиц, – задумчиво произнес Мугуев, – а перед глазами встают знойные моздокские степи, бурный Терек, уходящие к горизонту заснеженные вершины Кавказских гор. Северная Осетия всегда хранится в моем сердце. 

...Жизнь у меня была очень пестрая и своеобразная. Родился я в апреле 1893 года в станице Черноярской Терской области, в семье военного Российской армии. Кстати, в нашей семье все были военные, однако отец определил меня в Тифлисское коммерческое реальное училище. Но, конечно, меня влекла военная служба. В 1914 году сбылась моя мечта: я окончил военное кавалерийское училище и в звании хорунжего был зачислен в Моздокский казачий полк. 

В Первую мировую войну был на Турецком и Персидском фронтах, сражался под Багдадом. 

Я видел многих людей, разные страны Ближнего Востока, встречался с видными военными и общественными деятелями. У меня много материалов, чтобы отобразить на страницах книг прошлую жизнь. Если хватит времени и здоровья, я напишу что-то такое биографическое. Думаю, читателям это будет интересно. Ибо мне приходилось общаться с людьми, которые вошли в историю – Сталиным, Калининым, Кировым, Фрунзе, Дзержинским, Буденным, Ворошиловым, Горьким, Есениным, Булгаковым, Мадковским, Эренбургом, Фадеевым, Шолоховым, выдающимися деятелями науки, культуры, дипломатии... 

– Хаджи-Мурат Магометович, как после Октябрьской революции сложилась ваша жизнь? Ведь вы были кадровым офицером старой Российской армии... 

– На сторону победившей революции перешло много офицеров. Например, будущие маршалы Советского Союза – Г. Жуков, Б. Шапошников, А. Василевский, С. Буденный. Мы верили в будущее России, а верность Родине для военного – это главное. 

После организации Красной армии я добровольно вступил в ее ряды и сражался всю гражданскую войну. В составе 11-й армии защищал Владикавказ от белогвардейцев. Моим оружием была не только винтовка, но и слово. С. М. Киров, сам журналист и публицист, увидел во мне будущего писателя и назначил заведовать агитационно-патриотическим отделом 11-й армии. Мне пришлось участвовать в сражениях, покрывших нашу Красную конницу неувядаемой славой. Киев... Житомир... Белосток. 

Затем судьба забросила в Иран. У меня была, как говорят, особая должность. Сейчас об этом уже можно говорить: я являлся одним из резидентов российской разведки. О деталях работы я не имею права распространяться подробно. 

Когда Северный Кавказ был очищен от контрреволюционных банд, я оказался на родине. По предложению ВЧК был назначен начальником Управления внутренних дел Терской советской республики. Позже она была преобразована в Горскую автономную советскую социалистическую республику... Работы на Северном Кавказе было много. 

Ну, а после этого я вновь оказался за рубежом нашей Родины: отстаивал интересы Российской Федерации в Турции. Там у меня тоже была особая служба. 

– Хаджи-Мурат Магометович, а когда вы начали заниматься литературным творчеством? 

– Сейчас даже трудно вспомнить, но серьезно стал писать в 1926–1930 годах. Я все время накапливал в памяти исторические, военные и просто бытовые материалы для широкомасштабных произведений. И я в какой-то мере осуществил то, о чем мечтал. 

Я вам уже говорил, что я – потомственный военный, поэтому, естественно, все мое творчество подчинено военной, военно-исторической тематике. В свет вышли шестнадцать книг: «Буйный Терек», «Врата Багдада», «Смерть Николая Бунчука», «К берегам Тигра», серия повестей – «Степной ветер», «Весенний поток», «Господин из Стамбула», «Градоначальник», «Кукла госпожи Барк», «Советский Колумб»... 

– Говорят: у матери все дети любимые, а у писателя – все его произведения тоже близки сердцу. Так ли это? 

– Да, это так, – подтвердил Х.-М. Мугуев. – Но все-таки я бы остановился на романе «Буйный Терек». Я – уроженец Кавказа и всегда интересовался историческим прошлым горских народов. Много лет я подбирал и систематизировал материалы для масштабного произведения. В романе «Буйный Терек» говорится о последних годах правления на Кавказе русского военного и государственного деятеля генерала Алексея Петровича Ермолова, о начале мюридского движения (мюрид в переводе с арабского – ученик, желающий посвятить себя исламу), первых духовных шагах молодого Шамиля, о героических эпизодах Русско-персидской войны 1827 года. 

– Хаджи-Мурат Магометович, в одной из газетных рецензий на роман «Буйный Терек» вас как бы упрекают, что вы идеализируете личность генерала Ермолова... 

– В своем романе я строго придерживался исторических документов. Фигура Алексея Петровича Ермолова – сложная и противоречивая. Он возглавлял военную и гражданскую власть на Кавказе, проводя жесткую политику. Выделяясь волевым и независимым характером, генерал Ермолов был Чрезвычайным и Полномочным Послом в Иране. За связь с декабристами он в конце 1827 года был отозван царем Николаем I с Кавказа и уволен в отставку. Ермолов написал интересные, на мой взгляд, мемуары, в которых объективно дана оценка военным и политическим событиям на Кавказе. 

– Книги ваши издаются в Северной Осетии, но о вашей жизни очень мало известно читателям... 

– Я благодарен книгоиздателям Северной Осетии за то, что они выпустили в свет несколько моих произведений. Я рад этому обстоятельству. Что касается популярности, то к этому я отношусь философски. Моя задача – писать. Как говорил когда-то Лев Толстой, «Лучшая память о писателе – это его книги». Слава и популярность – этого бренность. 

Я внимательно слежу за развитием осетинской литературы, радуюсь, когда выходят в центральных издательствах книги известных и молодых авторов. Ко мне часто обращаются за советом осетинские писатели, и в меру своих возможностей я стараюсь помочь им. 

Нужно делать так, чтобы за маститыми писателями шли молодые поэты и прозаики. Без преемственности поколений в литературе будет застой. 

Я много повидал в своей жизни, – сказал Хаджи-Мурат Магометович в заключение. – И скажу одно: Кавказ – лакомая территория в глобальной политике. Оторвать Кавказ от России – давняя мечта некоторых политиков-ястребов зарубежья. Но народы Кавказа всегда стремились к России, видя в ней гаранта стабильности, мира, добрососедства. Нельзя отдавать врагам не только горные вершины, пестрые альпийские луга, бурные реки, но и тепло сердец. Нельзя отдавать нашу историческую память. 

Есть хорошая кавказская поговорка: «Кто раздувает пламя ссоры и подкидывает дрова в костер, тот не должен жаловаться, если искры попадут ему в лицо». 

...Вот таким, патриотом-интернационалистом, запомнился мне писатель Х.-М. Мугуев. Мы подружились с ним. Всякий раз, бывая в Москве, я звонил ему домой. Знал, что он тяжело болен: раны, полученные за годы трех войн, давали о себе знать. Были проблемы со зрением. 

Хаджи-Мурат Магометович всегда расспрашивал меня о всех новостях из жизни Северной Осетии, интересовался, какие новые книги выпустило республиканское издательство. Я сохранил все его письма, адресованные мне, книги с автографами писателя. 

Как жаль, что он не дожил до наших дней. В его планах было много творческих задумок: он мечтал написать исторический роман о воинах Осетии, верно служивших в разные годы Отечеству. 

Мне запомнился трогающий сердце эпизод. Однажды, работая корреспондентом Гостелерадио СССР, после командировки в Казахстан, я спешил в гости к Хаджи-Мурату Магометовичу: он обещал прочитать мне фрагменты из новой книги... 

Я позвонил в дверь квартиры Мугуевых на улице генерала Черняховского. Дверь открыл Тимур – сын Хаджи-Мурата Магометовича. Он молча застыл в прихожей, и я сразу понял: сердце воина и писателя не выдержало перегрузок... 

...Русский ученый, религиозный философ Павел Александрович Флоренский в своей работе «Обратная связь» писал: «Сущность человека лучше всего, благороднее и совершеннее всего выражается через его деяния, его труд, творчество, ратные дела, создание духовных ценностей». 

Создателем вот таких духовных ценностей был человек интересной судьбы, участник трех войн, писатель-фронтовик Хаджи-Мурат Магометович Мугуев – уроженец станицы Черноярской Моздокского района. 

 

Валерий ШАНАЕВ, заслуженный работник культуры Российской Федерации и РСО–А. 

Москва – Владикавказ. 

 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины