Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Танклаев Георгий
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Танклаев Георгий  

(1910-2004) 

Герой Финской войны, лётчик бомбардировочной авиации. 

 

 
Одним из самых уважаемых старших 1980-2000 годов в с.Гизель, Северной Осетии считался Георгий (Жорка) Танклаев. Но у тех, кто знал о его ратных делах до сих пор вызывает удивление интересная судьба этого человека.  

В 1936 году сбылась заветная мечта сельского парня. Он окончил Ставропольское лётное училище и стал военным лётчиком. В том же году его послали служить в Ржевский полк тяжелых бомбардировщиков. Потом – в г. Калинин. Служба проходила хорошо, без нареканий. За короткое время Г.Танклаев налетал 1600 часов, и уже через два года обучал молодых лётчиков полка.  

За умение и образцовую службу он был поощрён командиром полка отпуском на родину. Радовался Георгий, писал домой: «Не волнуйтесь. Скоро увидимся.». Но до того, пока письмо доходило до Осетии, началась Финская война.  

В условиях боевых действий в полной мере проявились умение, лётная подготовка и мужество осетинского парня. Ему не раз доверяли выполнять разведывательные полёты над знаменитой финской оборонительной линией Манергейма.  

Однажды, после выполнения очередного боевого задания, Георгий возвращался на аэродром. Но его самолёт был подбит над вражеской территорией. Лётчик выжил, но попал в плен. Пытался бежать, но безуспешно. И только через несколько месяцев, его в числе других советских военнопленных обменяли на финских.  

Но финский плен обернулся для боевого лётчика Георгия Танклаева советскими лагерями. По меньшей мере странным кажется приговор тогдашних вершителей судеб. Человека, защищавшего Родину и пострадавшего за неё, осуждают за то, что он не там упал. Как-будто он сам выбирал, где упасть. Или же его смерть могла принести большую пользу той Родине, за которую он шёл на смерть. Когда началась Великая Отечественная война Георгий несколько раз просился на фронт, но каждый раз получал отказ. Хотя в первые годы войны фронт испытывал острую нехватку опытных лётчиков.  

 

 
Родители получили на сына похоронку. Долго горевали, затем справили поминки и поставили деревянный крест на кладбище в Гизели. Но в 1946 году Георгий вернулся на родину. Радостная весть разнеслась по всему селу. В день кувда, устроенному Танклаевыми по этому случаю, Георгий с друзьями пришёл на кладбище и долго стоял возле своей «могилы». По просьбе односельчан он сам вытащил крест из земли и принёс его домой через всё село. Крест сожгли в костре под очагом.  

Много лет прошло с тех пор. Но не забывают сельчане об интересной и драматичной судьбе Георгия Танклаева. Самодеятельный композитор Эльбрус Моргоев и поэт Ахсар Чеджемов написали о нём песню, которую исполнила Алла Хадикова на юбилее Георгия в в его доме.  

 

Из материалов передачи Северо-Осетинского радио «Хурзарин» 

Автор Ахсар Чеджемов. 

 

Перевод с осетинского Руслана Кучиты. 

 

 

От автора проекта «Осетины» 

Долгую и плодотворную жизнь прожил герой финской войны Георгий (Жорка) Танклаев. После войны он много лет трудился на различных должностях в родном селе. Женился на односельчанке Надежде Гудиевой. Вместе они вырастили двух сыновей и двух дочерей, много внуков и правнуков, которые с честью несут имя и фарн своего старшего. Все без исключения получили высшее образование.  

Большим уважением среди людей за свою сердечную доброту и отзывчивость пользовался старший сын Георгия, Александр (рухсаг уад). А в Алагире хорошо знают опытного врача районной больницы и человека большой души Елену Нартикову (Танклаеву). Долгое время плодотворно работает в республиканском статуправлении Зинаида Танклаева. Общественность Осетии хорошо знает и младшего из сыновей Георгия – Валерия Танклаева, солиста мужского хора Госфилармонии, известного исполнителя осетинских народных песен. 

Я давно знаю эту семью, и с полным основанием могу назвать её примерным образцом традиционной осетинской семьи, где всё всегда на своём месте. Где всегда есть агъдау и афсарм, и ни старшие, ни младшие никогда не переступают грани и нормы поведения в семье и на людях. И всё это, которое осетины называют коротким, но ёмким словом Фарн, идёт от старших: от главы семьи и его супруги. Их мудрость, агъдау и уважение к корням нашего народа служат и дальше будут служить младшим путеводной звездой в жизни. Это – огромное богатство, которого, к сожалению, многие представители младшего поколения сегодня обделены. 

 

Руслан Кучиты. 

 

 

МОЯ СЕМЬЯ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 

Сочинение ученицы 10 «А» класса  

Гизельской средней школы № 2  

Танклаевой Фатимы Валерьевны. 

2000 г. 

 

Война… Как страшно это слово звучит для тех, кто лишился в это страшное время родных, близких, потерял родной очаг, у которых она безвозвратно унесла детство, любимых… 

А сколько молодых людей она разлучила?! Какие бы они были сегодня? А ведь они мечтали о счастье, о любви, о детях, о счастливой семейной жизни. Но… недожили, недолюбили… А могли бы! 

Сколько несчастий, человеческих жизней, страданий стоила война всему советскому народу и, конкретно, моему маленькому осетинскому. 

Родина моя, Осетия, расположена в самом сердце Кавказских гор. Сколько прекрасных легенд сложено о ней, какие могучие люди живут здесь! Мы не всегда представляем себе, как сильны духом, прекрасны наши люди. Но во время испытаний, тогда, когда решается судьба Родины, проявляются высшие и лучшие человеческие качества: самоотверженность, любовь к Родине, беззаветная преданность ей. Вот и в годы Великой Отечественной войны эти замечательные качества осетинского народа проявились в полной мере. 

Живу я в одном из самых древних и больших сел Осетии – Гизели. Оно расположено у подножья Главного Кавказского хребта у входа в Кобанское ущелье. Горный живительный воздух, аромат хвойных и лиственных лесов, шум говорливой горной реки Гизельдон дополняют красоту моего села. Я люблю свое село. 

Я родилась спустя несколько десятков лет после окончания Великой Отечественной войны, но из рассказов дедушки и бабушки хорошо знаю, что в эту страшную годину из Гизели на защиту своей Родины ушло около тысячи моих односельчан. Среди этих молодых людей были и те, которые ушли на фронт сразу после окончания школьного прощального бала. И многие до сих пор не вернулись… А их ждут и сейчас, их не дождались матери, уйдя в мир иной. 

Среди тех, кто с первых дней принимал участие в этой кровавой схватке с фашистами, был и мой дедушка Танклаев Георгий Темирболатович и трое его братьев – Петр, Кахарман и Алихан. 

Коварны, жестоки и бесчеловечны законы войны. Два брата моего дедушки, Петр и Кахарман, сложили свои головы на поле брани. У Петра осталась вдовой жена и сиротами два сына и дочь, а у Кахармана – два малолетних сына, так и не увидевшие ни отцовской, ни материнской ласки и любви. 

Судьба была более снисходительна к третьему брату моего дедушки, Алихану, младшему из братьев. Будучи очень одаренным, он еще до войны закончил Ленинградскую военно-медицинскую академию.  

 
Три войны прошел Алихан – Финскую, Великую Отечественную и Японскую. Служил он в легендарной конно-механизированной дивизии Исса Александровича Плиева. После окончания войны еще долгое время брат дедушки, полковник медицинской службы Алихан Танклаев, верой и правдой служил Родине, Отечеству. За заслуги перед Отечеством он был награжден многими орденами и медалями. Уйдя в отставку с военной службы, он не стал почивать на лаврах, а трудился в одном из военных санаториев города Кисловодска главным врачом. Он воспитал хороших детей. Его доброта, благородство, человеколюбие распространялись не только на семью, но и на близких родственников. Каждый его приезд в Гизель был праздником для всех нас, его родных. По его просьбе последнее свое пристанище он нашел на старом кладбище в селе Гизель, где похоронены останки его родителей, так долго ждавших вестей от своих детей с полей битвы. Пусть будет мир его праху, а мы, оставшиеся после них, будем помнить о них доброй памятью. Я не помню братьев моего дедушки. О них мне рассказывали мои старшие. 

А вот о своем любимом дедушке, которому в этом году исполнится 90 лет, и которого мы все, его внуки (а их у него девять), горячо любим, я хочу рассказать особо. Дедушка мой, высокий, статный, стройный мужчина, правда сейчас он уже ходит с палочкой. Я представляю, каким он стройным и привлекательным был в молодости. Еще совсем молодым он поступил в Ленинградское летное училище, по окончании которого служил во Ржеве, а потом в Калинине. Дедушка готовился поступать в лётную Академию. В это время легендарный летчик Громов набирал себе небольшую группу для обучения. Ему порекомендовали молодого, подающего большие надежды курсанта Георгия Танклаева. Громов лично встретился с ним, но событиям суждено было сложиться совсем иначе. 

Война для моего дедушки началась в 1939 году на линии Маннергейма, в Финляндии. В ноябре этого же года его самолет был сбит, но дедушка катапультировался на вражеской территории. У него не было выбора: или пустить себе пулю в лоб, или плен. Не получилось. Не успел дедушка выпустить себе пулю в лоб, так как приклад финна выбил у него из рук пистолет, и он оказался в плену у финнов. Шестнадцать суток дедушка был в камере смертников в районе Имматри. Всего же в плену дедушка был три месяца и двадцать два дня. Представьте себе, каково им было, когда каждый час жизни мог оказаться последним. Но судьба опять оказалась благосклонной к нему, и он оказался в лагере на берегу Ботнического залива. После окончания финской войны дедушка вместе с другими русскими пленными был обменен на финских пленных, находящихся в России. 

Как странно складывается жизнь… Человек жертвовал собой во имя Родины, но на Родине был снова определен в лагерь польских военнопленных, что в Ивановской области. Испытания, страдания и ожидания своей участи продолжались. 

Долгих шесть лет длился кошмар. Следующий этап «военной одиссеи» дедушки – Воркута, Заполярье. Если не погибли на войне, в плену; то , видимо, надо было доконать холодом, изнурительным трудом и голодом за Полярным кругом. А война продолжается… 

Среди военнопленных (осужденных) есть люди совершенно здоровые, которые с оружием в руках могут защищать Родину. Они этого хотят и недоумевают, почему им не дают такой возможности. Однако, труд заключенных тоже способствовал приближению победы над врагом, ибо благодаря их труду больше добывалось угля, металлов, древесины. Они помогали фронту. Из более чем шести тысяч заключенных до момента освобождения дожили лишь десятки… С ними был и мой дедушка. 

Война окончилась, а в семье Танклаевых уже не ждали с войны третьего сына, на которого старые немощные родители получили похоронку. Почтили его память по осетинским обычаям, возвели на старом кладбище могильный холмик, установили крест с надписью о дате рождения и смерти. Горько оплакивали родители и сестра сына и брата, посещая пустой могильный холмик на кладбище. 

Но судьба оказалась благосклонной к этой простой осетинской семье, ждавшей весточки от сына в течение долгих шести лет. Пророческими оказались слова из стихотворения К. Симонова: «Жди меня, и я вернусь всем смертям назло». 

И… вернулся, все-таки, Георгий Танклаев к родному очагу, в родное село. Видимо, материнская, родительская любовь к детям преодолевает все преграды. Сумела она превозмочь и это. 

Однажды, 1 апреля дедушке сообщили, что он оправдан и свободен. Представьте себе человека, столько ждавшего свободы и вдруг не поверившего в свое освобождение – решил, что это первоапрельская шутка. Но она оказалась явью. 

Как должно было биться истосковавшееся по родным, по свободе сердце у дедушки, как рвался он на родину. А поезд, как нарочно долго стоял и на станциях, и на полустанках. Наконец, у Эльхотовских ворот стали появляться отроги родных гор, а там, у подножия Кобанского ущелья его родина малая – Гизель. Как тревожно и сладостно на душе у дедушки в предчувствии встречи с родными и близкими. Откуда ему было знать, что его давно уже «похоронили»… 

И вот ранним весенним утром 28 апреля 1946 года в дом Танклаевых вошло счастье – «фарн». Вернулся с «того света» Георгий. Да да… именно с того света!.. 

Радости, недоумению, надеждам тех родителей, кто еще ждал своих сыновей, не было предела. А старая Дадинка от счастья, что видит живым своего сына, потеряла дар речи и только внимательно изучала каждую морщинку на лице сына! 

Какое счастье пришло в дом, хотя на поле брани остались еще два сына! 

Дедушка мой на свой кувд принес деревянный надгробный крест и спалил его на праздничном костре.  

В 1947 году дедушка женился на моей бабушке, Гудиевой Надежде Ивановне, с которой он прожил в любви и понимании 55 лет. Вместе они воспитали четырех детей. Все они получили высшее образование, создали свои семьи. 

С древних времен у осетин высшая награда достойному – героическая песня о нем. Такую песню о моем дедушке написали композитор Эльбрус Моргоев и поэт Ахсар Чеджемов. 

Вот такова военная судьба моего дедушки. 

 

 

 

ТАНХЪЛАТЫ ГЕОРГИЙЫ ЗАРÆГ.  

Моргуаты Элбрусы мелоди, Чеджемты Æхсары ныхæстæ.  

Зары Цæгат Ирыстоны сгуыхт артистка Хадыхъаты Алла  

(МР3 Format) 

 

Нæ Иры зæхмæ фарн амондимæ  

Æрцыд Хуыцауæй; 

Хистæр нæм буц у, хистæр нæм буц у,  

Кæстæры 'гъдауæй. 

 

Жоркæ та махæн нæ буц хистæр у,  

Мæ хорз æмгæрттæ.  

Ныр дæр ма риссынц фæллад хæстоны  

Зæронд хъæдгæмттæ. 

 

Хъæбатыр тæхæг Райгуырæн бæстæ  

Цы уарзтæй уарзта!  

Карз тохы заман ирон лæджы ном  

Кадджынæй хаста. 

 

«Тыхсгæ ма кæнут, мæ бирæ хотæ,— 

Фыста сæхимæ,— 

Æз уæм зындзынæн иу амондджын бон 

Уæлахизимæ». 

 

Хъæбатыр тæхæг фидæнмæ касти  

Хуыздæр æнхъæлмæ.— 

Йæ хæдтæхæгыл сау нæмыг сæмбæлд  

Сау хъæды сæрмæ. 

 

«Хæрзбон, Дадинка, йæ рухс фæндтæй дæ  

Дæ фырт фæсайдта».  

Судзгæ хæдтæхæг сау пиллон калгæ  

Сау зæхмæ хаудта. 

 

Ныййарæг мадмæ афтæ бадзурынц  

Сæркъул — фæлмæстæй.  

Мæнæ дæм, зæгъы, сау хабар ыссыд  

Судзгæ сау хæстæй. 

 

Æнкъард хъæубæстæ сæ хорз кæстæрæн  

«Рухсаг у»,— загътой.  

Хъæдæй конд цырт ын уæлмæрдты кæрон  

Хибар ныссагътой. 

 

Фæлæ адзалæй Жоркæйы амонд  

Тыхджындæр разынд,  

Йæ царды рухс хур ныгуылæн арвæй  

Фæстæмæ разылд. 

 

Иу сæумæрайсом фæлмæцыд хæстон 

Сæ кæртмæ бахызт. 

— Гъей, хæдзар!— зæгъгæ, тынг зонгæ хъæлæс 

Мидæмæ байхъуыст. 

 

Зонгæ хъæлæсмæ фондз уарзон хойыл  

Базыртæ базад. 

Ныййарæг мад та уаты къæсæрыл  

Сагъдауæй баззад: 

 

«Диссаг — æмбисонд, цы хур мыл ракаст  

Мæнæ Джызæлы!»  

Йæхицæн, зæгъы, йæ цины цæссыг  

Æваст нызгъæлы. 

 

Йе стæй йын загътой сæ рыст зæрдæты  

Цы хъыг, цы мает и.—  

Жоркæ уæлмæрдты афтид ингæнмæ  

Бирæ фæкасти... 

 

Фæллад хæстон лæг сау зæххы риуæй  

Йæ цырт ысласта.  

Йæ куывды бон æй арты судзынмæ  

Сæхимæ 'рхаста. 

 

 

 

 

 

 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины