Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Габулов Владимир
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Габулов Владимир Борисович 

(19 октября 1983) 

 

Российский футболист, вратарь московского «Динамо» и сборной России. Бронзовый призёр чемпионата Европы 2008 года. Заслуженный мастер спорта России (2008) . 

 

 
Владимир Габулов родился 19 октября 1983 года в Моздоке (Северо Осетинская АССР). Оба его деда были неплохими футболистами, а отец играл за дубль «Локомотива» из Грозного.  

Владимир Габулов воспитанник моздокской СДЮШ.  

В 1999 году он выступал за команду "Моздок" (Моздок), в 2001 году за московское «Динамо», в 2001 2003 годах - за владикавказскую «Аланию», в 2004-2006 годах - за ЦСКА, в 2007 году играл за краснодарскую "Кубань".  

29 февраля 2008 года стало известно, что Габулов переходит в Клуб российской футбольной премьер лиги "Амкар" из Перми.  

 

Владимир Габулов выступал за юниорскую, молодёжную и олимпийскую сборные России, а также за российскую национальную команду.  

22 августа 2007 года он дебютировал в национальной сборной России в товарищеском матче против сборной Польши.  

В 2007 году Габулов провел пять игр за сборную России. В частности, он защищал ворота национальной команды в домашнем матче отборочного турнира Евро 2008 против Англии, выигранном россиянами со счетом 2:1.  

 

Габулов дважды Чемпион России (2005, 2006), обладатель Кубка УЕФА (2004/2005), он в списках 33 лучших футболистов чемпионата России.  

Награждён Орденом Дружбы (2006).  

Женат, воспитывает сына.  

 

 

 

 

ВЛАДИМИР ГАБУЛОВ: "Я МОГУ СТАТЬ БЕСПОЩАДНЫМ" 

(интервью) 

 

В холле одной из московских гостиниц, где назначил мне встречу Владимир Габулов, почти никого не было. Но у меня сразу же возникло ощущение, что рядом с моим собеседником незримо присутствуют его многочисленные родственники, с которыми он ни на миг не может расстаться. Отвечая на вопросы, он то и дело о них упоминал, и уже в самом начале беседы я узнал и о его отце («раньше работал прорабом и играл в дубле грозненского «Локомотива» на всех позициях, кроме вратарской»), и о матери («она тоже разбирается в футболе, правда, не так хорошо, как отец»), и о младшем брате («он сейчас в аренде в «Алании»), и о дедушках, увлекавшихся футболом, и о прапрадеде, в честь которого они с женой назвали сына Данэлом… 

 

«ВЗРОСЛЫЙ ЧЕЛОВЕК ВСЕ ДОЛЖЕН РЕШАТЬ МИРОМ» 

— Я родился в Моздоке, — рассказывает Владимир, — и это для меня лучшее место на земле. Большую часть города занимают частные дома. У нас тоже был такой дом с садом и огородом, и мне, конечно, приходилось там работать. Не могу сказать, что мне это очень нравилось, но я считал своим долгом помогать родителям. Я и сегодня стараюсь это делать и всегда советуюсь с ними. Так должно быть, и так всегда будет.  

Эти слова заставили меня вспомнить историю, которую когда-то рассказал мне двукратный олимпийский чемпион по вольной борьбе Арсен Фадзаев (он, как и Габулов, родом из Северной Осетии). В 1981 году Арсен выступал на своем первом чемпионате мира среди молодежи в Ванкувере. Утром выиграл первые схватки в подгруппе, а вечером, согласно расписанию, должен был провести еще одну.  

Фадзаев отправился в гостиницу, находившуюся в полутора километрах от места соревнований. Но едва вошел в номер и встал под душ, как раздался стук в дверь. Выглянув в коридор, увидел одного из тренеров сборной. Задыхаясь от бега, тот с трудом произнес: «Арсен, ты должен выступать сейчас!» 

В те времена действовало правило: если в течение пяти минут после вызова борец не выходил на ковер, ему засчитывалось поражение. 

— Я подумал, что эти пять минут уже истекли, — рассказывал Фадзаев. — И у меня сразу покатились слезы. Ведь я так мечтал приехать в родное село Чикола с медалью, показать ее родителям, родственникам, знакомым… Думая о них, я бежал так быстро, что наверняка установил какой-нибудь рекорд. К счастью, руководители команды сумели чуть-чуть оттянуть начало схватки, выясняя, почему в расписание соревнований были внесены изменения. Ту схватку я выиграл. А на следующий день победил в финале и стал чемпионом. Когда взял в руки медаль, вновь едва не заплакал: пробеги я те полтора километра на десять секунд медленнее, награда могла бы уплыть. Что бы я тогда сказал родителям? Как бы посмотрел в глаза родственникам и друзьям?  

— Думаю, в такой ситуации я испытал бы то же самое, — соглашается Габулов. — Главные мои судьи, критики и болельщики — родители, брат, жена и все остальные родственники.  

— А вы, кстати, приемы вольной борьбы знаете? 

— Нет, в борьбе я слаб… 

Может быть, зато в кулачном бою — силен: об этом мы узнали в сентябре 2003 года, когда бюро КДК приняло решение дисквалифицировать голкипера «Спартака-Алании» Владимира Габулова на десять матчей за удары рукой, нанесенные им футболистам «Черноморца» Жерри-Кристиану Тчуйсе и Олегу Терехину после матча между этими командами.  

— Но бывает ведь, — сказал я, — что обстоятельства вынуждают нас, защищая свою честь и достоинство, пускать в ход кулаки…  

— Это простительно детям и подросткам, — ответил Владимир. — Взрослый же человек, я считаю, должен все проблемы решать миром. Но не подумайте только, что я этакий паинька-миротворец. Если кто-нибудь попытается причинить вред моим родным и близким, я могу стать беспощадным.  

— А можете ли во время матча, потеряв над собой контроль, ответить грубостью на грубость? 

— Теперь вряд ли. Да, иногда соперники действуют настолько грубо, что очень трудно удержаться и не ответить тем же. Но надо всегда помнить: ты вышел на поле не для того, чтобы добиться чего-то для себя лично. Твоя цель — помочь команде добиться результата. А ради этого можно и потерпеть.  

 

«ОТЕЦ ТРЕБУЕТ АГРЕССИВНЕЕ ДЕЙСТВОВАТЬ НА ВЫХОДАХ» 

В детстве он ездил с отцом на все соревнования и не пропускал ни одной футбольной телепередачи. А года за два до того, как пойти в первый класс, упросил отца отвести его в детскую спортивную школу. 

— Сходил на одну тренировку, но потом все бросил, потому что был еще очень мал… А во второй раз пришел в ту же спортшколу, когда уже учился то ли в первом, то ли во втором классе. 

Ему не было и шестнадцати, когда его пригласили на сборы в местную команду мастеров «Моздок». Это было чем-то невероятным: он еще не окончил среднюю школу, а перед ним уже открылись такие перспективы… Юному футболисту, конечно, было нелегко на тренировках, но он очень старался, и ему вновь повезло: в 2001-м Валерий Газзаев пригласил 18-летнего вратаря в московское «Динамо».  

С 2001 по 2003 год он играл в «Алании», с 2004-го по 2007-й — в ЦСКА, где, правда, провел за основной состав всего три матча, причем в двух из них выходил на замену. В 2007-м перешел в «Кубань», а когда та вылетела в первую лигу — в «Амкар».  

— Вас давно считали одаренным вратарем, однако много лет — до тех пор, пока Гус Хиддинк не пригласил вас в сборную, — вам никак не удавалось выйти на первые роли… 

— Я придерживаюсь мнения: все, что ни делается — к лучшему. Да, в жизни бывает всякое, порой приходится сталкиваться с трудностями, которые кажутся непреодолимыми, но это тоже идет на пользу, так как закаляет характер и заставляет еще упорнее стремиться к цели. Если, конечно, она у тебя есть.  

— А отец-то делает вам замечания?  

— Постоянно дает мне советы, подсказывая, на что обратить особое внимание. Чаще всего говорит, чтобы я увереннее и агрессивнее действовал на выходах. 

— На долю вратаря выпадает очень большая нагрузка — и физическая, и нервная. Сколько килограммов вы теряете за игру? 

— Наверное, два с половиной-три.  

 

«МОИМИ УЧИТЕЛЯМИ БЫЛИ ГОНТАРЬ И ЧАНОВ» 

— Во всех командах, — говорит Габулов, — у меня были очень хорошие учителя. Достаточно сказать, что в «Динамо» со мной занимался Николай Павлович Гонтарь, а в ЦСКА — Вячеслав Викторович Чанов.  

Оба известных специалиста с удовольствием вспоминают своего воспитанника и в том, что он стал игроком сборной России, видят торжество высшей справедливости.  

— Не хочу ни с кем его сравнивать: каждый хороший вратарь — яркая индивидуальность, — говорит Николай Гонтарь. — Когда мы пригласили Габулова в «Динамо», ему было всего 17, и он, конечно, был далек от нынешних кондиций. Теперь же заметно окреп и стал настоящим мужчиной… Да, и у нас, и в ЦСКА с ним много работали, помогая ему по крупицам постигать вратарское искусство, однако он прежде всего должен быть благодарен родителям, которые наделили сына редкими способностями и вырастили трудолюбивым и глубоко порядочным человеком. 

В начале карьеры Володя, как и многие молодые вратари, порой ошибался на выходах, — продолжает Гонтарь. — Сейчас же стал гораздо увереннее действовать в таких ситуациях. Ну а игра на линии всегда была его сильной стороной. Владимир легко адаптируется в любом коллективе, потому что доброта и внутренний такт помогают ему быстро стать там своим. Он всегда знал, как себя вести и со сверстниками, и со старшими. В последнее время Габулов явно прогрессирует. Если вспомнить, что ему всего 24 года, то можно не сомневаться: при его способностях и отношении к делу он еще значительно прибавит.  

А вот что рассказал Вячеслав Чанов: 

— Когда в ЦСКА вместе с тренером Артуром Жорже пришли португальские специалисты, они сразу сказали: Габулов — не вратарь, и его надо убрать из команды. Я предложил им подождать хотя бы месяца три. Когда же этот срок истек, они были поражены тем, насколько изменился Володя: «Да-да, он здорово прибавил, — в один голос заявили португальцы, — и, конечно, должен остаться». Они же, кстати, дали Габулову прозвище «Брежнев» — за густые брови, сходящиеся на переносице. 

Когда Габулов пришел к нам из «Алании», мы старались научить его сдерживать эмоции — после памятной всем десятиматчевой дисквалификации он все время рвался в драку. Нужно было, разумеется, изменить и его взгляд на игру вратаря. Суть в следующем. Есть вратари, которые ищут мяч на поле, гоняются за ним по своей штрафной и даже выходят за ее пределы. Вместо того чтобы дождаться, когда мяч доставят в штрафную площадку, забрать его и выбросить в поле. Казалось бы, достаточно просто, однако поначалу Володя все время пытался найти мяч. К счастью, через какое-то время он сумел перестроиться и теперь на поле поражает всех спокойствием.  

Когда в штрафной начинается, как говорят футболисты, «запара», защитники смотрят на вратаря, и тот одним своим видом должен вселять в них уверенность. Вот что говорил великий хоккейный вратарь Виктор Коноваленко: «Когда защитники оборачиваются ко мне, то видят, что я абсолютно спокоен. В такой момент мне достаточно сказать: «Все в порядке», чтобы они тут же справились с волнением». И вот Володя, как мне кажется, научился так же действовать на своих партнеров. 

Судьба однажды дала Габулову шанс отличиться на высшем уровне, и он на сто процентов его использовал, великолепно отыграв в победном матче со сборной Англии. И это, конечно, далеко не последний его успех… 

Володя дружит с Игорем Акинфеевым, и мне это очень нравится. Когда Игорь выходит на игру, Габулов всегда ему помогает. Передать словами, как это делается, невозможно. Надо видеть, как, подойдя к Игорю, Володя касается его плеча, дружески подталкивает его, а иногда даже поправляет партнеру гетры. И точно так же ведет себя Игорь, когда к игре готовится Володя… 

Я с огромным уважением отношусь к Габулову еще и потому, что он рискнул оставить ЦСКА и перейти в «Кубань». А ведь можно было, зацепившись за благополучный клуб, просидеть там всю жизнь. Но Володя оставил ЦСКА, ринувшись в омут настоящей борьбы. А это значит, что он настоящий вратарь.  

 

«РАЗ МАКЕДОНЦЫ НЕ ЗАБИЛИ, ЗНАЧИТ, Я БЫЛ ПРАВ» 

— В 2003 году, защищая ворота «Алании», вы в матче с ЦСКА пропустили очень курьезный гол. Кое-кто даже обвинял вас в том, что вы сделали это нарочно, поскольку уже решили перейти в армейский клуб. Это, наверное, надолго испортило вам настроение? 

— Конечно. Сейчас я, возможно, спокойнее отнесся бы к тому, что произошло, так как я сегодняшний и я тогдашний — два разных человека. Мне было всего 20 лет, и я был гораздо уязвимее, чем сейчас. У меня было очень тяжело на душе… Да, подвел и команду, и болельщиков, но больше всего мучился из-за того, что ошибся на глазах отца — он присутствовал на матче. А что напишут в газетах, мне было все равно…. 

Не хочется вспоминать о том случае, однако забыть его не могу. Я тогда достаточно уверенно начал игру и даже выручил команду, когда нападающий армейцев вышел со мной один на один. А потом кто-то из футболистов ЦСКА сделал длинную передачу, а я, предугадав, как мне казалось, дальнейшее развитие ситуации, выбежал далеко вперед… В какой-то миг понял, что мяч после отскока пролетит у меня над головой, и резко остановился. В ту же секунду у меня поехала опорная нога, я упал, мяч перелетел через меня, и нападающий послал его в ворота… 

— Вы, кажется, до сих пор не можете себе этого простить. 

— Если бы можно было вычеркнуть из матча этот эпизод, то можно было бы сказать, что ту игру я провел неплохо. Ну а причина ошибки мне сегодня совершенно ясна: помешало огромное желание проявить себя и сыграть как можно лучше. Из-за этого иногда и происходят такие казусы. Вратарь же должен больше, чем любой другой, контролировать свои эмоции… 

— А вы — эмоциональный человек? 

— Да. Но стараюсь, чтобы это не мешало мне ни в работе, ни в жизни.  

— В своем первом матче за сборную России вы сбили в штрафной площадке македонца Горана Пандева, за что судья показал вам красную карточку, а в наши ворота назначил пенальти. На это нарушение тоже пошли под влиянием эмоционального порыва? 

— Нет. Наши игроки тогда на какие-то мгновения потеряли концентрацию, и Пандев вышел один на один. Счет был очень скользкий — 1:0, и мною владело одно желание: не пропустить! Сейчас я понимаю, что нужно было, наверное, сыграть немного иначе, но все произошло так стремительно, что у меня не было возможности подумать. К счастью, выручил Слава Малафеев. А раз македонцы нам так и не забили, значит, я поступил правильно. 

 

«НАДО ЖЕ, А МЯЧ-ТО У МЕНЯ В РУКАХ…» 

— А может ли вратарь оказать психологическое воздействие на соперника? Много лет назад Артур Ирбе, который в 1990 году защищал ворота сборной СССР по хоккею, говорил мне, что в момент атаки он старается принять такой вид, чтобы у нападающего, увидевшего перед собой непробиваемую стену, руки затряслись… 

— Вратарь действительно должен излучать такую уверенность в себе, чтобы это добавляло энергии партнерам и вызывало сомнения в соперниках. Но в футболе, наверное, это проявляется не в такой степени, как в хоккее. 

— Ирбе говорил и о том, что его нередко выручала интуиция. «Бывает, после броска шайба исчезает из твоего поля зрения, — рассказывал он, — и тогда нужно по подсказке интуиции поймать ее сначала взглядом и только затем — ловушкой». 

— Я иногда не могу отделить эту «подсказку» от своих действий. Порой они совпадают во времени. Когда наносят удар с очень близкого расстояния или после серии рикошетов, ты иногда каким-то немыслимым образом успеваешь среагировать и только потом с удивлением говоришь себе: «Надо же, а мяч-то у меня в руках…» Но так бывает лишь в исключительных случаях. А обычно в течение всей игры действуешь абсолютно осознанно, сохраняя трезвость ума и ясность мысли.  

— А бывает так, что вы во сне проводите матч, который вам только предстоит? 

— Да. Иногда просыпаешься с таким чувством, будто только что закончилась игра, которая на самом-то деле состоится через неделю. 

— Как складываются ваши отношения с другими вратарями сборной? Есть ли ощущение, что, как бы вы ни старались, на ответственную игру все равно поставят Игоря Акинфеева? 

— Между нами, конечно, существует конкуренция, но она никак не сказывается на наших человеческих отношениях. Конкуренция только на поле. Думаю, она необходима для того, чтобы больше работать и больше думать. Когда я был в ЦСКА, место в основном составе занимал Игорь, и я всегда от души желал ему удачи. Когда же он получил травму, играл я, а он абсолютно искренне поддерживал меня. Точно так же и сейчас.  

— Когда-то в «Динамо» играл вратарь Александр Уваров. Однажды он сказал мне, что у него все пальцы переломаны… 

— У меня, тьфу-тьфу, все порядке. Конечно, бывают микротравмы, когда вылетают суставы, но это так, пустяки.  

 

«НЕ УВЕРЕН, ЧТО МОГУ ВЫСТРЕЛИТЬ В ЖИВОЕ СУЩЕСТВО» 

— В одном интервью вы сказали, что футболисты играют не ради денег… 

— Да, это мое мнение. 

— А ради чего играете вы? Чего хотели бы достичь? 

— Самых больших побед. Я думаю, каждый игрок мечтает о такой победе, которой гордились бы вся страна, его родные и близкие. 

— А часто ли вы их видите? 

— Я очень люблю свой маленький Моздок и в отпуск всегда езжу туда. Самое приятное для меня — быть рядом с близкими, общаться с родителями, играть с ребенком (ему скоро два с половиной года), помогать жене… 

— Ей случается вас ревновать? 

— Иногда. Но все недоразумения улаживаются быстро. У нас очень доверительные отношения. 

— А горы от вас далеко? 

— Километров сто. 

— На охоту туда ездите? 

— На это нет времени. Конечно, хотелось бы съездить с охотниками в горы, полюбоваться природой. Но я не уверен, что смогу выстрелить в живое существо.  

— А что в первую очередь вспоминается, когда представляете ваш дом с садом в Моздоке? 

— Запах поспевающих абрикосов. Если ты его почувствовал, значит, можно лезть за ними на дерево.  

— Читал, что вы каждый год присылаете в Моздок экипировку для детской спортивной школы… 

— Насчет экипировки — громко сказано. Но я действительно стараюсь по мере возможности привозить туда мячи, бутсы, вратарские перчатки… К сожалению, в Моздоке сейчас нет команды мастеров и даже команды на уровне коллектива физкультуры. А ведь это футбольный город, там много болельщиков, которые любят футбол и разбираются в нем. Да, есть детская спортивная школа, но условий для полноценных занятий футболом практически нет. И администрация школы очень надеется на то, что с помощью местных и республиканских властей там будет построено поле с искусственным газоном. Это, кстати, привлекло бы и тех ребят, которые пока далеки от спорта.  

— Мне кажется, вы из тех, кого нередко пытаются обмануть… 

— Бывало такое и в футбольной, и в обычной жизни, но говорить об этом не хочется. Да, мне случалось по наивности и неопытности попадать впросак. Но в итоге я от этого только выиграл — научился лучше разбираться в людях, может быть, даже стал немного умнее.  

— Как считаете, не с опозданием пришел к вам успех? 

— Это еще не успех. Мне, конечно, очень приятно, что меня пригласили в сборную, на чемпионат Европы, дав мне большой аванс. Успех же в моем понимании — это большая победа, которую команда одерживает и с помощью твоих усилий. Вот об этом и мечтаю. 

 

 
«К ВЕРЕ КАЖДЫЙ ДОЛЖЕН ПРИЙТИ СВОИМ ПУТЕМ» 

— Я слышал, как Гус Хиддинк, обращаясь к вам, назвал вас Eagle — Орел… 

— … а моего сына — Little Eaglе, то есть орленком. Не знаю, почему он дал мне такое прозвище, но мне нравится. Хиддинк — очень открытый, искренний и доброжелательный человек. Но на тренировках очень требователен. 

— То, что он пригласил вас в сборную из команды, вылетевшей в первую лигу, — наверное, почти чудо… 

— Чудеса порой случаются. В Северной Осетии в них верят. И чтобы по-настоящему ощутить силу этой веры, достаточно побывать на празднике, который в последнюю неделю ноября отмечается у нас в честь небесного покровителя нашего края -Святого Георгия… Во всех домах накрываются праздничные столы, люди ходят друг к другу в гости и обращаются к Богу с молитвами.  

У нас в семье все верят в Бога, но не могу сказать, что нас специально к этому приучали. Мне вообще кажется, что каждый человек прийти к вере должен сам, своим собственным путем. Я, когда есть возможность, хожу в церковь, но не для того, чтобы что-то попросить для себя. Просто ставлю свечки за здоровье родных и близких…  

В окрестностях Владикавказа есть роща Хетага, и в дни праздника Святого Георгия многие мужчины отправляются туда помолиться. С этой рощей связано древнее предание. Его во всех подробностях знает мой отец, но суть постараюсь вам передать. Некий Хетаг, сын кабардинского князя, принял христианство, вызвав тем самым гнев родственников. Спасаясь от них, он решил скрыться в Осетии, однако преследователи бросились за ним в погоню. Тогда Хетаг воззвал к Богу, и Всевышний выслал ему на помощь Святого Георгия. По слову святого деревья, росшие на склоне горы, перенеслись туда, где был Хетаг, и скрыли его от преследователей. 

Уже расставшись с Габуловым, я подумал, что применительно к нему этот сюжет, наверное, можно было бы пересказать следующим образом: оценив его спортивный потенциал, Гус Хиддинк извлек талантливого вратаря из первой лиги и, избавив от преследовавших того тревог и сомнений, включил в сборную. Трудно, правда, сказать, только ли по собственной инициативе или голландца все же подтолкнул к этому Святой Георгий... 

Как бы то ни было, Хиддинк не ошибся. О чем лишний раз говорит ответ Габулова на мой вопрос, заданный ему сразу после возвращения из Австрии:  

— На чемпионате Европы вам так ни разу и не пришлось заменить Акинфеева. Но вы ведь тоже были участником Euro, пусть и находились за кадром…  

— Да, я полностью прошел подготовку к турниру, видел игру команд высочайшего класса, жил в непередаваемой атмосфере чемпионата Европы, а во время матчей нашей сборной испытывал такое же нервное напряжение, как и мои товарищи на поле. И из всего этого складывалось ощущение необыкновенного счастья, которое, может быть, никогда не повторится в моей жизни… 

 

Андрей Баташев, «Спорт Экспресс» 

Июнь 2008 года. 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины