Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Осетинский застольный этикет (Ирон фынджы æгъдау)
< назад  Комментарии к статье (32)      Версия для печати

Традиции осетинского застолья  

 

Осетины, достигнув существенных успехов в своём общественном, культурном и политическом развитии, при этом сумели сохранить довольно сильные патриархально-родовые связи, традиции и обычаи своих предков. Одним из самых интересных и значимых составляющих этих традиций является осетинский застольный этикет, со многими его «можно–нельзя», «принято-не принято». Причём, традиции могут несколько разниться в зависимости от ущельского происхождения данной общины, а иногда даже между соседними сёлами. Но основа у них одна, уходящая корнями в глубь веков, раскрывающая характер и внутренний мир древнего народа. Ниже мы постараемся описать обобщенные правила и нормы осетинского застолья. Надеемся, что их с интересом прочтут не только осетины, но и представители других народов, не безучастных к истории и культуре сарматов – алан – осетин.  

Если у вас возникнут вопросы или замечания, вы можете коротко высказать их в разделе откликов и комментариев, а также по интернет почте связаться с автором проекта и данного материала (адрес справа, наверху).  

 

 

 

 

Традиционное застолье никогда не было для осетин только местом принятия пищи, питья и общения. Оно тесно связано с их верой, укладом жизни и нормами общественного поведения. Для того, кто прежде не сталкивался с осетинским застольным этикетом, наличие многих неписанных правил и ограничений, которых в Осетии до сих пор придерживаются за официальным столом, может показаться непривычно-странным и излишне-строгим. Но для осетина эти нормы – часть его бытия и мировозрения, часть его духовно-нравственного наследия.  

Именно за столом осетины чаще всего молились Богу и святым покровителям. Отсюда и место застолья «Фынг» (дословно – «стол») также являлось как святым местом, за которым не допускались вольности или же недостойное поведение. Как говоорил известный в стране осетинский артист театра и кино Бибо Ватаев:  

«У наших предков не было церквей и мечетей. Фынг и был их самым доступным святым местом. Здесь осетины молились, общались, принимали важные решения. И поэтому, не забывайте вести себя за столом так, как полагается вести себя возле святых мест...»  

 

Итак, с чего начинается осетинское застолье?  

 

С накрытия стола, конечно. И если столы обычно накрываются с учётом предполагаемого количества гостей и их вкусов, в Осетии, в добавок к этому, сам процесс накрытия также регламентирован традициями и другими нормами.  

 

Осетинский традиционный праздничный стол (фынг) должен располагаться так, чтобы старший сидел лицом к востоку. Но в недостаточно просторных помещениях часто такой возможности не бывает, и тогда правильно расположить стол от места старшего к входу. Старший должен видеть всех кто заходит.  

 

Первым делом на стол ставятся солонки с солью и нож. Затем, если для застолья было забито какое-то животное (корова, бычок, баран), на стол, со стороны старшего ставится широкая тарелка с тщательно очищенной и сваренной головой (без нижней челюсти и языка) и шейной частью животного («сæр æмæ бæрзæй»). Если застолье по хорошему поводу, шея животного должна располагаться на тарелке слева от головы. На поминках – с правой стороны.  

После этого на стол, начиная от места старшего ставятся традиционные три пирога и напитки. Также на стол ставятся тарелки со сваренным мясом, приблизительно в расчёте одна тарелка на пять человек. Отдельно, на тарелку возле старших кладут правую плечевую часть жертвенного животного («базыг»), три правых ребра цельным куском и шампур с шашлыком из печени, лёгких и сердца животного, завёрнутых в жировую плёнку («æхсæнбал»). Во многих районах Осетии сверху на голову жертвенного животного кладут ещё и правую лопатку. Когда в доме забивается выращенное дома животное, по очищенной правой лопатке некоторые старшие предсказывают будущее. Если животное куплено для празднования, класть лопатку и использовать ее для предсказания бессмысленно.  

 

При предполагаемом количестве сидящих за столом более 5-ти на стол ставятся несколько тарелок с тремя пирогами на каждой. Вместе с этим, в наше время на 5-6 человек (иу фынг) обычно накрывается один набор блюд и нечётное количество напитков.  

 

Когда стол накрыт, об этом оповещают главного распорядителя («уынаффæгæнæг») или при небольших застольях – хозяина дома. Они же в свою очередь приглашают гостей за стол, начиная с заранее назначенного старшего стола («фынджы хистæр» или «бадты хистæр»). Причём это место не обязательно должен занимать самый старший по возрасту. Главное, чтобы будучи одним из старших присутствующих, он также был мудрым, сдержанным, красноречивым и уважаемым в обществе человеком.  

 

Если в дом приходят обычные гости и застолье накрывается по этому поводу, на месте старшего чаще сидит хозяин дома или кто-то из его ближайших родственников. В случае же свадеб, больших праздников («куывд») старший застолья заранее назначается главным распорядителем или же хозяином дома. В осетинском застолье это весьма почётная и очень ответственная обязанность. Исполнять её не каждому по силам. Потому что именно от старшего застолья зависит порядок за столом, соблюдение осетинских норм и традиций, веселье и в конечном итоге – настроение гостей. Кроме этого, он также должен быть довольно выносливым в отношение спиртного.  

 

Старший («хистæр») должен сидеть с торца стола лицом к востоку. Вслед за старшим рассаживаются все по приблизительному старшинству.  

 

Раньше (да и сегодня на официальных торжествах: свадьбах, традиционных праздниках, кувдах), женщины не сидели за мужским столом. Им обычно накрывали отдельный стол, где также соблюдался соответствующий этикет. В наше время молодёжные застолья обычно смешанные, хотя за старших всё-таки всегда сидят мужчины.  

 

После того, как все расселись, старшие подзывают 3-5 молодых, которые подходят и становятся справа от них. Хистæр раздвигает три пирога таким образом, чтобы сверху было видно, что пирогов именно три. При этом верхний пирог должен быть сдвинут влево от старшего, а второй – вправо.  

Для чего это делается? На наш взгляд, поскольку молитва с тремя пирогами обращена к Всевышнему (Дунесфæлдисæг Иунæг Кадджын Стыр Хуыцау), располагаясь к Нему лицом, пирог сдвигается влево от старшего для того, чтобы он был сдвинутым вправо если смотреть взглядом оттуда, куда мы обращаемся с молитвой. Иными словами, действительная привязка положения пирогов не к нам, сидящим за столом, а к Тому, Кому мы возносим молитву. 

 

С разрешения старшего, один из прислуживающих молодых людей («уырдыглæууæг» или «уырдыгыстæг») должен наполнить бокалы трёх старших (начиная с первого). На праздники в Осетии и сегодня для вознесения первой молитвы Богу и освящения трёх ритуальных пирогов старшему наливают осетинское пиво в специальный резной деревянный сосуд - «бæгæныйы къус». Замену пива аракой или водкой для этого случая нужно считать грубым отступлением от традиций. 

 

 
Старший встаёт с пивом в правой руке и плечевой частью забитого животного («базыг») - в левой. Вслед за ним встают все без какого-либо исключения. В правой руке у второго старшего (т.е. располагающегося справа от первого) бокал, а в левой три ребра. У третьего старшего (слева от первого) в правой руке бокал, в левой шампур с шашлыком. В некоторых ущельях и населённых пунктах Осетии можно увидеть и другое сочетание кувинæгтæ в руках у старших. В частности, у старшего застолья может быть шампур с шашлыком (æхсæнбалы тыхт физонæг). 

 

 

 

 

 

 

 

Застолье начинается.  

 

Старший застолья громко возносит молитву Богу и всем святым, которым поклоняются осетины, и освящает три пирога (Æртæ Кæрдзыны барсткуывд уат!). Каждая фраза сказанная старшим сопровождается дружным возгласом присутствующих: «Омен Хуыцау!» до тех пор пока старший не закончит молитву. После чего кто-то из стоящих рядом младших должен откусить («ацаходын») от края верхнего пирога и взять из рук старшего чашу с пивом и «базыг». Причем, во многих селах Осетии положено сперва отпить из пива, а потом откусить от пирога. Поскольку плечевой сустав животного «базыг» символизирует силу и мощь, передача «базыг» младшим тоже символична.  

Практикующаяся некоторыми старшими передача молодым вместе с базыг и верхнего пирога нельзя считать правильным. Поскольку пирогов перед старшими в этом случае остаётся два, они обычно просят принести ещё один из къæбица. При этом теряется смысл освящения трёх пирогов. Их со стола никуда нельзя убирать.  

 

Наступает черёд второго старшего вознести молитву Богу. Он не должен быть более многословен чем первый старший. Его молитва, также как и любой последующий тост старших, сопровождается дружным «Омен Хуыцау!» сидящих за столом. После завершения, бокал и три ребра также передаются кому-то из младших стоящих рядом или за столом слева. Третий старший также произносит молитву Богу и передаёт свой бокал и шампур с шашлыком кому-то из младших за столом, но справа, то есть через стол, на противоположную сторону. 

Те, кому передали «кувæгкæгтæ» (бокалы старших), начиная с первого, коротко, в двух словах благодарят старших, славят Бога и выпивают или пригубливают из бокалов. После этого они должны попросить обслуживающего (уырдыглæууæг) наполнить бокалы и передают их обратно соответственно трём старшим. В случае, когда младшим передаётся «бæгæныйы къус» они по очереди отпивают из него, передавая из рук в руки, пока не опустошат его.  

Младшие разделывают «базыг», очищая кость от мяса. В случае, если был забит баран, обычно кость ходит по рукам до тех пор пока кто-то из молодых не сломает её руками без помощи посторонних предметов. В тех редких случаях, когда никому это не удаётся сделать, молодые становятся предметом дружественных насмешек со стороны присутствующих. Сломавшему же «базыг» старшие преподносят почётный бокал, с пожеланиями прибавлять к своей силе силу и быть всегда с первыми во всём на благо своему роду и всей Осетии. Но всё это происходит гораздо позже, после того как старший «хистар» произнесёт первые тосты.  

 

Когда старшим снова наполнят их бокалы, «хистæр» произносит тост за Единого Бога («Иунæг Кадджын Стыр Хуыцау»), чокается сперва со вторым, а потом с третьим старшим и выпивает. Здесь уместно сказать, что на наш взгляд чокание было привнесено в осетинские традиции извне, возможно первыми осетинами-офицерами русской армии. Вряд ли наши предки изначально за столом чокались своими бокалами из бычьих рогов, ходивших по кругу.  

 

Далее все остальные участники застолья по очереди «сверху вниз» (от старших к младшим) присоединяются к сказанному, чокаются с двумя следующими, выпивают и садятся. В Осетии не принято пить молча. Каждый должен в короткой форме «передать» содержание тоста следующему напротив, чокнуться с ним и с рядом сидящим, и только после этого выпить. Иными словами после каждого произнесённого старшим тоста, через весь стол проходит своеобразная «эстафета» передачи этого тоста. Одновременно только три, или реже пять человек держат в руках бокалы. Чётным количеством пьют только на поминках. То есть, после того как один выпил за сказанное, очередь переходит через стол к следующему за ним, а сидящий четвёртым от выпившего берёт в руки бокал, чтобы дополнить следующую тройку.  

При чокании стаканами, уровень стакана младшего должен быть чуть ниже уровня стакана старшего.  

 

После того, как старшие освятили три традиционных пирога и произнесли тост за Стыр Хуыцау, «уырдыглæууæг» или 5-й старший сдвигает пироги к центру и разрезает их ножом через центр (по диаметру) на восемь частей. При этом он не должен вращать тарелку с пирогами. Тот кусок верхнего пирога, от которого отведал младший (аходæг) передаётся ему же самому.  

 

Только после первого бокала можно начинать трапезу. До этого нельзя ни пить, ни есть. До того, пока старший не вознесёт молитву Богу и не освятит три пирога, к пище на столе не притрагивается даже ребёнок.  

 

Всегда, когда старший произносит тост принято приостановить приём пищи, прервать разговор и внимательно слушать старшего. Вообще, во все времена осетины относились к пище весьма сдержанно, «аскетически». В ходу была поговорка: «На пир уходи сытым, возвращайся голодным». Она подчёркивает факт того, что обжорство было в большом позоре, и если даже очень голоден (а кто был сыт в старые времена?) за общественным застольем было принято принимать пищу сдержанно, не спеша, не показывая своего апетита. То же самое – находясь в гостях.  

В Осетии говорят, что из тоста старшего ничего нельзя «выбрасывать», но добавлять к нему можно (только обязательно «в тему»). Очередной тост доходит до последнего сидящего за столом, тот встаёт и громко обращается к старшим: «Уважаемые старшие! Ваш тост до нас дошёл». Это даёт возможность старшему знать, когда он может переходить к следующему.  

 

Второй тост за осетинским праздничным столом всегда произносится за покровителя мужчин, путников и воинов Уастырджи. С приходом в Осетию христианства этот образ часто стал олицетворяться с образом Св.Георгия, что нельзя считать правильным, поскольку мифическому Уастырджи осетины поклонялись задолго до того времени, когда жил реальный исторический персонаж, полководец Георгий, позже возведенный в лик святых. Уастырджи является самым почитаемым среди осетин святым. Тост за него обычно произносят и пьют стоя. У Уастырджи просят, чтобы в Осетии никогда не переводились настоящие мужчины, чтобы в дальней дороге их ожидала удача и верные друзья, чтобы родная Осетия жила в мире и благополучии, обойдённая невзгодами, и чтобы у нашей молодёжи были сила, отвага и мужество для защиты своей родины. Этот и все последующие тосты, произнесённые старшим, проходят через весь стол «эстафетой» также, как и первый.  

 

Третий тост «хистар» произносит за тот повод, по которому собралось застолье (за благосклонность того святого, в честь которого праздник, за счастливый брак молодых, за благополучное возвращение из армии, за новорожденного, за юбиляра, и т.д.). Этот тост также произносится стоя (из уважения к семье, к старшим этого рода и значимости самого события). Во время любых торжеств, если тост произносится стоя и пить полагается только стоя. На поминках же наоборот - даже если человек высказался стоя, выпить он должен сидя.  

 

После третьего тоста, старший, из соображений народной демократии и уважения к присутствующим, может предоставить слово второму старшему. На этом месте часто сидит представитель принимающего рода-фамилии («фысым»), поэтому чаще всего своим тостом он произносит заздравную всем гостям торжества, благодарит их за оказанную своим присутствием честь этому дому и всему роду. При этом от имени хозяина дома или старших своей фамилии он может преподнести всем присутствующим за столом гостям почётные бокалы. Этот бокал в Осетии – знак особого уважения и признательности. Отказаться от него, значит обидеть преподносящего. Сказать что ты уже сыт и больше пить не хочешь – признак дурного тона. Вместе с тем, это не значит, что обязательно нужно опорожнить гранённый стакан водки, как это делал известный герой М.Шолохова. Во-первых, хорошие хозяева не стремяться спаивать гостей до потери сознания, и в какой-то степени идут им навстречу, давая послабления. Во-вторых, при подношении почётных бокалов, главное не в количестве градусов и объёме выпиваемого напитка, а в содержании этой красивой традиции, в высказанных словах уважения и благодарности. И тот, кто этого не понимает, грубо нарушает Агъдау – неписанный свод правил осетинской жизни. Можно выпить напиток послабее, или попросить налить меньше. Если человек не может пить по каким-то веским причинам или не пьёт вообще, можно просто пригубив из бокала, извиниться и сказать, что непьющий или, скажем, за рулём (если это так на самом деле).  

Все, кому были преподнесены бокалы, начиная от того, кто сидит выше по столу, произносят слова благодарности за оказанную честь, желают хозяевам счастья, удачи и процветания, а также возможности чаще преподносить такие бокалы на своих торжествах (подразумевая пожелание иметь как-можно больше причин для торжеств). Выпивают бокалы в таком же порядке, как и при тостах – «эстафетой» по три от начала стола, до его конца.  

 

Преподнёсший бокалы (второй старший), стоя ожидает, пока не выпьет самый младший гость. И только после этого он вкратце повторяет свой тост и передаёт слово старшему, поскольку выпивать раньше старшего за произнесённый им самим тост не имеет право. Старший встаёт и благодарит его за хороший, красивый тост. Он также благодарит гостей праздника, и с нилучшими им пожеланиями выпивает. Далее тост движется вниз по застолью как обычно, с той лишь разницей, что гости в данном случае пьют за здоровье хозяев и всех присутствующих. 

После первых 3-4 тостов старший обычно последовательно возносит молитву: 

- «Бынаты хицау» (Покровителю дома), чтобы оберегал дом хозяев и дома всех присутствующих от невзгод.  

- За здоровье, благополучие и процветание принимающей семьи 

- «Хоры Уацилла», «Фосы Фæлвæра» (Покровителя урожая Уацилла и Покровителя домашных животных Фалвара)  

 

В разных ущельях Осетии, также не забудут упомянуть Хетæджы Уастырджи, Тутыр, Рекомы Дзуар, Ныхасы Уастырджи, Таранджелос, Сæры Дзуар, Аларды, Дзывгъисы Дзуар, Мыкалгабыртæ и многих других святых, которым поклоняются осетины. В старину, праздники продолжались долго, часто по нескольку дней, и за столом произносили много тостов. Но при этом застолье никогда не превращалось в безобразную пьянку, поскольку напившийся допьяну мог покрыть себя несмываемым позором на всё ущелье. А позор рассматривался осетинами, как нечто хуже смерти.  

 

В середине застолья возможность произнести тост непременно предоставляется и третьему старшему, который в зависимости от возложенных на него в этот день функций, может произнести его за здоровье старшего стола, за принимающую сторону, за гостей (если он представляет хозяев) и т.д..  

 

Далее глава застолья может произнести тост за старших, пожелав здоровья и долгих лет жизни тем, кто здравствует, и вечной памяти тем, кого уже нет. За осетинским застольем также часто произносят тосты: за здоровье и благополучие принимающей семьи, всех присутствующих, за здоровье и долголетие всех соседей и односельчан (поскольку без их поддержки и взаимопомощи осетинскую жизнь трудно представить), за процветание членов принимающей фамилии, за мир во всём мире, за единство, благополучие и процветание Осетии, за незыблемость и сохранение традиций предков (æгъдау). В зависимости от повода застолья, старший может помянуть всех тех, кто отдал жизнь защищая свою родину от врагов, детей погибших во время сели в Синдзикауе, жертв трагедии 2004 года в Беслане, а также погибших под ледником в Кармадоне. В сёлах Дигорского района часто произносят тост в память о Задалески Нана – спасительнице детей во время нашествия Тимура. Но всё это бывает на усмотрение старшего.  

При этом поминая ушедших в иной мир людей, во время застолья по радостному поводу рухс кæнын и капать на стол из стакана не положено – это обычай поминального застолья.  

 

Словом, тостов за осетинским столом может быть довольно много, и в зависимости от района Осетии, где проходит застолье, набор их также может слегка меняться. Однако в эту программу должны вклиниться ещё несколько обязательных элементов , которые нельзя упускать.  

 

Где-то в середине застолья старший от гостей (особенно, если это происходит на свадьбе, выданьи невесты или фамильных торжествах) просит главу стола разрешить гостям поблагодарить женщин, готовящих еду на кухне (афсинта), во многом благодаря кому, это застолье состоялось. После получения такого разрешения, гости снаряжают трёх человек с тремя наполненными бокалами на тарелке и закуской (обычно кусок отварного мяса). В тех случаях. когда этот обычай не был исполнен во время застолья, его исполняют уже после того, как все встанут из-за стола.  

 

Прийдя на кухню, где «æфсинтæ» (обычно несколько соседок) пекут пироги готовят другие блюда для застолья, один из уполномоченных от имени своих старших и других гостей произносит заздравную в их честь, благодарит за вкусно-приготовленную пищу и желает им всегда показывать своё кулинарное искусство только на праздниках и свадьбах.  

 

После этого трое молодых людей преподносят свои благодарственные бокалы трём старшим женщинам. В ответ на это те также благодарят гостей за оказанную честь, желают им и впредь придерживаться норм высокой морали и чести (Æгъдау), соблюдая красивые традиции своего народа. Женщины обычно сами редко выпивают преподнесённые бокалы.Чаще возвращают их гостям со словами: «Нуазæн дыууæрдæм у» (Почёт и уважение должны быть обоюдными). Если гости принесли бокалы с осетинским пивом или лёгким вином, женщины могут и выпить. Зазорного в этом нет ничего. В этом случае для их возвращения преподнёсшему, бокалы снова должны быть наполнены. Но чаще всего женщины, поблагодарив гостей, возвращают бокалы.  

Получив свои бокалы обратно, молодые люди по одному (по старшинству) опять коротко благодарят «æфсинтæ» и выпивают. В пустые бокалы они обычно кладут денежную купюру (достаточно большого достоинства) и передают преподнесшим бокалы с просьбой купить от их имени для себя какие-нибудь сладости.  

Возвратившись к месту застолья с пустыми бокалами, уполномоченные информируют старших о выполнении миссии, передают слова благодарности, высказанные «æфсинтæ» и получают разрешение занять свои места за столом.  

 

За время их отсутствия застолье идет своим чередом. Произносятся тосты, звучат песни, шутки, рассказываются разные истории. В определённый момент, старший просит сидящего слева или пятого от себя отрезать правое ухо от головы жертвенного животного (для этого и кладётся шея с левой стороны от головы, чтобы не закрывать правую). Тот отрезает его у основания, затем слегка надрезает дважды, чтобы ухо этими надрезами было поделено на три части, оставаясь при этом цельным.  

 

Старший берёт это ухо в левую руку, бокал – в правую и, стоя, обращается к младшим за столом со своеобразным напутственным словом. Затем он преподносит им бокал и передаёт надрезанное ухо.  

 

Символика этого бокала восходит к древним временам и подразумевает передачу жизненного опыта и мудрости от старших к младшим, необходимости прислушиваться к мнению старших. При этом, укоренившееся пожелание молодым «ошибаться в жизни, только следуя советам старших», в сегодняшних условиях вряд ли можно считать правильным.  

За поминальным столом традиция «хъусы нуазæн» отсутствует. Поэтому шейную часть туши кладут с правой стороны от головы, символически как бы закрывая правое ухо.  

 

Итак, кто-то из младших берёт переданный бокал, делит надрезанное ухо на три части. Обычно к нему присоединяются ещё двое младших и втроём они, после обычных слов благодарности и признания, выпивают бокалы, закусывая доставшейся частью уха. Бокал возвращается старшему пустым, в отличие от всех других случаев. После этого старший, часто стоя, произносит тост за младшее поколение. Он просит у Бога и Уастырджи оберегать молодых от невзгод и несчастий, плохих друзей, неудачных дорог и предательства. Он желает молодым быть крепкими духом и сильными телом, быть смелыми и мужественными, а также гордо и с честью нести имя осетина, где бы они ни находились. При этом молодым часто напоминают, что для их предков даже смерть была предпочтительнее позору.  

После того, как старший выпьет свой бокал, к тосту присоединяются все остальные участники застолья, начиная со второго старшего, как обычно – «эстафетой» по три человека. Причём, если старший (-ие) выпил (-ли) стоя, из уважения и остальные должны встать, присоединиться к тосту и выпить стоя.  

 

Во многих общинах Осетии тост за младших произносят заблаговременно, а «хъусы нуазæн» передают младшим отдельно, в конце застолья. В этом случае тосту за младшее поколение обычно предшествуют почетные бокалы преподносимые старшими вместе с мясом, отделенным от лопатки без использования ножа. Младшие выпивают бокалы, наполняют их обратно и возвращают старшим. После этого произносится тост за младших, и когда он доходит до последних трех молодых, те просят слова у старших и получив разрешение, также преподносят им три благодарственных бокала. Для этого трое молодых должны подойти к старшим с правой от них стороны с тремя наполненными бокалами на тарелке и символической закуской (обычно – отварное мясо). Один из них, от имени всех младших сидящих за столом, произносит слова благодарности за заботу и внимание к молодым, желает старшим ещё много лет быть способными сидеть во главе стола и передавать свою мудрость младшим. Получив бокалы, старшие благодарят преподнёсших за внимание и соблюдение традиций, произносят обычные в таком случае пожелания и выпивают. Преподнёсшие бокал подают им закуску с принесённой тарелки. Старшие выпивают свои бокалы, они наполняются снова и возвращаются молодым, преподнёсшим их. После этого те могут возвращаться на свои места и закончить ранее произнесенный тост за младшее поколение. Эта традиция иногда вызывает споры, так как могла быть привнесена извне в сранительно недавнее время. Если следовать логике критиков, вряд ли в старину, когда все пили из трех бычьих рогов, младшие могли вставать из-за стола и идти к старшим с бокалами и закуской.  

 

Наступает время закруглять застолье. Для этого, глава стола, посоветовавшись со вторым и третьим старшими, произностит тост за Мыкалгабыртæ (дающих благодать) хлеб-соль, за «бæркад» (изобилие) в этом доме и домах всех присутствующих. Он желает всем иметь всего в достатке, для членов семей, для гостей и даже для врагов. 

После того как этот тост прошел по всему застолью до конца стола, старший произносит тост за Къæсæры Уастырджи. (Хранителя Порога). Он желает, прежде всего этому дому, а потом и всем присутствующим, чтобы через их пороги никогда не переступало несчастье и чтобы дома всегда были полны гостей, приносящих счастье и радость. Этот тост, также как и все предыдущие проходит по всему столу.  

В последнее время, при проведении небольших праздников и дружеских посиделок, для сокращения заключительной части застолья, но только с разрешения старших, младшие начали добавлять этот тост к тосту за изобилие. То есть, когда до них доходит очередь пить за изобилие, они объединяют эти два тоста.  

 

После этого участники застолья стоя произносят тост за Фæндагсæр Уастырджи, просят его покровительства и желают всем приехавшим издалека счастливой дороги, благополучно доехать до дому и застать свою семью в добром здравии. Выпив за это садится за стол больше не принято. Объединять последние два тоста за небольшими неофициальными застольями наверно можно, но произносить их нужно стоя, чтобы потом за стол больше не садиться.  

 

Застолье закончено и все расходятся по домам, предварительно поблагодарив хозяев за приём и пожелав им как можно большего количества торжеств и праздников в доме.  

 

 

Некоторые незыблемые правила осетинского застолья.  

Краткий перечень.  

 

- Всё то, что считается неприличным для любого цивилизованного застолья, не принято и за осетинским столом. Но кроме этого, для осетина...  

 

- Стол – святое место. За ним нельзя сквернословить, ругаться, кричать, злословить. Не принято также упоминать собак, ослов, пресмыкающихся или каких-либо других «грязных» животных. А если что-то такое вырвалось невзначай, нужно обязательно извиниться (Фынг бахатыр кæнæд, табу фынджы Фарнæн). 

 

- За одним столом в Осетии не садились дед и внук, отец и сын, дядя и племяник, тесть и зять, родные братья. Также не садились за старших представители одной фамилии. Молодые, неженатые парни за стол со старшими не садились вообще. Нарушая эти обычаи, младшие по возрасту или же по положению выказывают неуважение к старшим.  

 

- Если вне каких-либо празднований в дом пришли гости, хозяин дома (старший взрослый мужчина) садится за старшего, независимо от возраста своего и гостей. Если в доме большое торжество или свадьба, хозяин дома вообще за стол не садится. Он смотрит за тем, чтобы гостей торжества принимали как можно лучше, передавая свои замечания и просьбы распорядителю праздника.  

 

- Нельзя напиваться допьяна. Нужно знать свои возможности и пользуясь принятыми традициями и нормами вовремя останавливаться. Те же, кто напивается якобы для поддержки осетинских традиций (æгъдау) и являются их первыми нарушителями. Непьющий в Осетии никогда не считался ущербным, а вот пьяницы всегда были в большом позоре.  

 

- Нельзя приходить уже явно выпившим. Обычно сам человек в таком состоянии плохо себя контролирует, и те, кто отвечает за застолье должны проявлять достаточно твердости, чтобы держать таких подальше от стола. Они ведь могут испортить всё застолье и настроение гостям.  

 

- Курение за столом – проявление неуважения к окружающим. Если терпеть пару часов без сигареты невмоготу, наверно лучше за стол не садиться. Отпрашивание «на перекур» вносит в застолье беспорядок и вольные хождения. Зачастую после таких перекуров старший стола долго упрашивает всех сесть на места, чтобы иметь возможность продолжить застолье. В любом случае отпрашиваться выйти нельзя до того как старший произнес три тоста. 

 

- Свободное хождение является проявлением неуважения к старшим и всем сидящим за столом. Тем более нельзя покидать застолье без уведомления старших.  

 

- Если кто-то опоздал к началу застолья, он, независимо от возраста, поздоровавшись со всеми, должен сесть в конце стола, или там, где ему определят место уырдыглæууæг. Если же к застолью прибыл гость издалека, его подводят к старшим чтобы поздороваться и пожелать всем чаще встречаться на таких торжествах. Старшие преподносят ему "æмбæлæггаг" (встречный) бокал. Гость, после короткого пожелания участникам застолья всегда встречать гостей приносящих счастье, выпивает бокал и садится там, где ему приготовят место.  

 

- На официальное осетинское застолье не принято приходить неопрятным, в неподобающей одежде (шорты, спортивная форма, и тп). Не подобает также делать то, что идёт вразрез с общими нормами поведения осетина в обществе (например, кричать на кого-то или оскорблять, спорить со старшими, или сидя за мужским столом, сажать детей на колени или рядом.)  

 

- Нельзя произносить свои тосты или давать почётные бокалы без ведома старших или в промежутках между их тостами. Нельзя пить "без очереди" (исключение - если человек хочет попить воды или сока). Это ломает основы вековых осетинских традиций, давая любителям напиваться возможность своевольничать за столом. Попытки выпить лишнее или заставить кого-то делать это должны пресекаться сразу же и вполне категорично.  

 

- Если старшие встают, чтобы произнести очередной тост, все остальные должны также встать. В последние десятилетия в Северную Осетию извне пришла «традиция», когда один из младших остаётся сидеть (символически «сторожа» стол). Поступать так неправильно. У наших предков такого обычая не было. Нельзя оставаться сидеть за столом, когда старшие стоят.  

 

- В осетинских традициях брать, держать бокал или передавать его полагается всегда правой рукой. Соответственно, наполняют его тоже из левой в правую.  

 

- Нельзя произносить тост или выпивать до того, пока не выпил сидящий за столом выше. Когда тот произносит тост, необходимо внимательно слушать, чтобы понять о чем речь.  

 

- Нельзя указывать или подсказывать старшим, выражать недовольство ходом ведения застолья. Вместе с тем, нельзя потакать грубым нарушениям осетинских традиций с чьей-либо стороны, особенно, когда кто-то заставляет выпить лишнее, вне какого-либо æгъдау.  

 

- Важен также порядок рассаживания участников застолья. Глава стола должен сидеть с торца стола. «Младшинство» остальных переходит зигзагом поперёк стола, начиная от второго старшего и до конца всего стола. То есть, следующий за произносяшим тост, сидит напротив, а другой рядом. К ним и нужно обращаться при «передаче» тоста. Перед тем, как выпить, с ними чокаются в такой же последовательности (напротив-рядом). Держащих бокал (и чокающихся) одновременно не должно быть чётное количество. По 2-е или 4-ро пьют только на поминках.  

 

- Во время произнесения тоста кем-то из старших молодые дружно и громко поддерживают тост возгласом «Омен Хуыцау!» или «Омен уæд!».  

Однако, этого никогда нельзя делать на поминках.  

 

- Если сидящий за столом видит, что старший обращается к нему или высказывает какие-то благодарственные слова в его направление, должен встать и стоя выслушать говорящего до конца. При этом он может скромно вставлять свои «Стыр бузныг» (Большое спасибо) или «Хуыцау зæгъæд не’ппæтæн дæр» (Дай Бог нам всем).  

 

- На стол по случаю осетинских народных праздников (Уастырджийы бонтæ, Реком, Уацилла и других) не ставят мясо птицы, яйца. Продукты изготовленные из них во время этих праздников осетины не употребляют. Всё мясное в эти дни должно быть приготовлено из говядины или баранины.  

 

На столе во время традиционных осетинских праздников никогда не должно быть свинины и изготовленных из неё продуктов. В качестве обычного продукта питания, она допустима на пикниках, днях рождения и других подобных неофициальных мероприятиях. Но и здесь продукты из свинины ставятся на стол только после того, как старший вознесёт молитву Богу и освятит три пирога или же произнесёт первые три тоста.  

 

- Застолье по хорошему поводу всегда сопровождается весельем, песнями, шутками. В основном в этом усердствуют молодые. Но им не подобает начинать, скажем, песню до того, как это сделают старшие. В некоторых случаях, старшие отказываясь от своего первого права, сами просят молодых спеть что-то или сыграть на каком-то инструменте.  

 

В последние десятилетия прижилось еще одно нововведение. Когда во дворе или в доме шумит полным ходом веселье, молодые гости, сидящие за столом, после 3-5 тостов могут попросить разрешения старшего, навестить «Хъаст» (место веселья, танцев). И мудрый старший всегда даёт своё разрешение, формально посоветовавшись со вторым и третьим старшими. При этом нужно знать, что раньше молодежь за стол со старшими не садилась вообще, и соответственно традиции отпрашиваться тоже не было. Им нельзя было садиться за этот стол не только потому, что молодые, но и потому, что обычно там сидели их старшие из семьи и рода. В этой связи было бы правильным и сегодня соблюдать этот обычай.  

 

 

Обязанности обслуживающего застолье  

(Уырдыглæууæг или уырдыгыстæг)  

 

В официальных осетинских празднованиях обычно участвует довольно большое количество людей. И без помощи определённой группы молодых людей, из числа соседей и родственников (обязательно - зятья данной фамилии ), здесь трудно обойтись. Они распределяют стол между собой («от сих до сих») и каждый обслуживает свой участок. Обычно они стоят вдоль стола с правой стороны (на праздничных застольях) с сосудами араки в левой руке. Видимо поэтому их называют «уырдыглæууæг» (дословно: «стоящий»). На поминках уырдыглæууæг должен стоять с левой стороны стола. По мере продвижения тоста от старшего вниз по столу, обслуживающий берёт и наполняет бокалы каждого сидящего на его участке в строгой последовательности следования тоста. Одновременно должно быть наполнено 3 или 5 бокалов (или четное количество на поминках). Бокал держат и передают только правой рукой. Время от времени, по мере опорожнения сосуда с аракой, уырдыглæууæг идёт в «къæбиц» (помещение для хранения всех продуктов и напитков предназначенных для празднования), и просит «къæбицы хицау» (ответственного) наполнить "графин".  

 

Обслуживающий застолье также смотрит за тем, чтобы на столе было всё в достатке. Он может восполнять нехватку того или иного продукта или блюд опять же через «къæбицы хицау». Они же приносят «лывзæ» (осетинский аналог рагу), «фыдджынтæ» и «бас» (бульон, обычно по просьбе сидящих за столом). Всё это подаётся горячим по ходу застолья.  

 

Раньше «уырдыглæууæг» был неотъемлемым атрибутом любого застолья. Мужчины пили в основном один напиток – араку (осетинский самогон, по вкусу близкий виски). Пиво же обычно ставили на стол. В наше время столы обычно заставлены разнообразными напитками и «уырдыглæууæг» с аракой уже не так необходим. Обычно после 3-5 тостов старшие отпускают его, так как каждый сидящий за столом выбирает напиток по душе со стола. Эту практику нельзя считать правильной, потому что младшие в роли уырдыглæуджытæ не только обслуживали сидящих за столом, но и слушали разговры старших, учились у них мудрости, умению вести себя, перенимали æгъдау.  

 

Наливать самому себе в Осетии не принято. И поэтому в отсутствии уырдыглæууæг делает это кто-то из сидящих рядом, но «ниже». При этом 2-3 человека из числа молодых, не участвующих в застолье, всё же присматривают за столом, частично выполняя функции «уырдыглæууæг».  

 

 

Особенности осетинского поминального стола  

 

Для поминок по усопшему человеку, которые справляются со дня его смерти и до годовщины, каждый раз накрывается специальный поминальный стол. Он несколько отличается от праздничного. Также разнятся столы в день похорон (хæрнæджы фынг) и в поминальные дни в течение года. Хæрнæджы фынг отличается предельной скромностью и ограниченным количеством еды и выпивки: арака, соки, минеральная вода, мясо забитого животного, пироги, хлеб, зелень, цельные овощи. Присутствие водки, коньяка, вина, горячих блюд, сладостей и других привнесённых извне излишеств нельзя считать нормой ирон æгъдау. За этот стол люди садятся чтобы помянуть усопшего, но отнюдь не для того, чтобы хорошо выпить и вкусно поесть.  

В последние десятилетия в день похорон пожилого человека стали готовить плов, единственное горячее блюдо на таком столе. Причем разносят его уже после того, как старшие помянули усопшего и часто возникают разногласия по поводу «плов хæлар кæнын». Блюдо не осетинское, пришедшее с Востока, и нам трудно давать рекомендации на этот счет. На осетинских похоронах правильно было бы отнести плов к излишествам. Но традиция уже прочно прижилась во всей Осетии.  

Кое-где, больше в семьях выходцев из ЮО, готовят еще и блюдо из фасоли. Дальше может быть больше, и кто знает не будем ли мы в будущем требовать на наших похоронах набора ресторанных блюд. Если мы этого не хотим, нужно останавливаться сегодня. 

 

Для остальных поминальных дней семья покойного, а также близкие родственники готовят различные яства и выпивку. Среди них обычно: пироги, торты (в четных количествах), всевозможные фрукты, мясо, возможна рыба, курица, конфеты и другие сладости. Считается желательным поставить на стол всё то, что при жизни любил усопший. Напитки также ставятся на стол четными количествами (например: 2 бутылки водки, две бутылки вина, две - соков и тд.). В эти дни может забиваться бычок или телка. Голова и шейная часть забитого животного также ставятся на поминальный стол хæлар кæнынмæ (шея справа от головы). На этом столе обязательно должна быть соль, нож, и стакан (чашка) с чистой водой. Для поминок никогда не готовят фыдджын и шашлыки. Не присутствуют на столе также цельные базыг и три ребра.  

 

Всё, что приготовлено для поминок сперва ставится на отдельный стол. Двое или четверо мужчин подходят к этому столу для посвящения его покойнику (ныххалар канынæн). Это обычно делает старший со стаканом араки в правой руке. После того, как эта процедура закончена, кто-то из младших символически посыпает щепотками соли всё, что есть на столе и затем притрагивается ко всему подряд лезвием ножа. Одна из присутствующих женщин (обычно вдова ) выплёскивает воду из стакана во двор, но не на дорожку по которой ходят члены семьи. На этом процедура «хæлар кæнын» заканчивается и приготовленные пища и выпивка расставляется на основном столе, там где будут сидеть пришедшие на поминки.  

Сперва соль, нож, голова и шея забитого животного, два пирога, а потом всё остальное. Мужчины и женщины сидят за отдельными столами.  

 

Во многих осетинских общинах утром, перед похоронами, в доме усопшего освящаются три пирога.  

 

В наши дни разногласия вызывает и порядок рассаживания старших за поминальным столом. Он в некоторых осетинских селах и сегодня отличается от порядка рассаживания за праздничным столом. Скажем в Гизели и многих селах Дигории с торца поминального стола не садится никто. Старший садится по левую сторону от торца, второй старший по правую, а третий - тоже слева, рядом с первым старшим. Сидящие за столом, начиная со старшего обращаются (рæгъытæ кæнынц) не через стол к тому кто напротив, а к тому кто сидит рядом. Такой порядок нам видится более архаичным и более правильным. Поминальный стол должен отличаться и внешне и по содержанию.  

 

Старший стола обычно начинает с вознесения молитвы Всевышнему.  

По мнению некоторых старших это не делается с чётным количеством пирогов, и на столе возле старших их должно быть три. В таких случаях, после того, как старший закончит свою молитву и выпьет, один пирог передаётся дальше по столу, оставляя возле старших два пирога.  

Однако, в большинстве осетинских обществ возле старших на поминальный стол всегда ставят два или четыре пирога. Не зря осетины так часто желают друг другу встречаться только за тремя пирогами. Очевидно, поминальный стол всегда должен быть с двумя пирогами. Мы придерживаемся такого же мнения. Таковы рекомендации и Всемирного Совета Осетин («Стыр Ныхас»).  

 

Второй тост произносится старшим стола за упокой души и за царство небесное (рухсаг) покойнику. Каждый должен встать и стоя сказать «рухсаг у» и капнуть при этом из своего стакана на стол, на тарелку или (как делали раньше) на кусок пирога или хлеба. Необходимо быть немногословным и лаконичным, не очень громко, но чётко высказывая свои слова поминания покойника следующему по столу. Закончив, нужно сесть и выпить сидя.  

 

Стоя на поминках не пьют. Нельзя также чокаться стаканами, и говорить старшим «Омен!» или «Омен Хуыцау!» Это всё – атрибуты праздников. В отличие от них, на поминках пьют чётными количествами. То есть одновременно должны держать стаканы 2 или 4 человека.  

 

Третий тост старший произносит за здоровье и благополучие, тех, кого покойник оставил после себя: членов семьи и ближайших родных.  

 

Четвёртый тост – за тех, кто ушёл в мир иной до поминаемого покойного, и тех, кому он сам желал царства небесного за такими столами. Этим тостом правильнее не говорить "Рухсаг" и из стакана на стол не капать. Только помянуть усопших (сæ ном сын ссар). Такова, принятая совместно со старшими представителями многих осетинских обществ рекомендация Стыр Ныхас.  

 

Следующий тост может быть произнесён за здоровье и благополучие тех, кто оказал семье помощь, взяв на себя огромную тяжесть приготовлений и похорон, а также тех, кто, оставив свои неотложные дела, пришёл почтить память усопшего и выразить соболезнование семье.  

 

Во время этого тоста (или отдельно от него) хозяин дома (или представитель его фамилии сидящий за столом третьим) может поблагодарить всех присутствующих и преподнести благодарственные бокалы. Обычно хозяин дома не сидит за столом; он просит одного или трёх человек (вместе - чётное число) из числа соседей и родни пройти вместе с ним к столу. Они берут «хай» ( два ребра) и в таком составе подходят к старшим стола слева от стола. Старший из подошедших объясняет присутствующим цель их прихода, желание хозяина дома поблагодарить сидящих за столом. После этого они просят их выпить благодарственные бокалы. От имени сидящих за столом двое старших благодарят пришедших, фамилию, желают им приглашать гостей только по хорошему поводу и выпивают. Вне этого никакие другие бокалы за поминальным столом не преподносятся. После этого старший просит наполнить два (или четыре) бокала, передает первый старшему от фамилии (третьему старшему за столом), а остальные другим арфæгæнджытæ. Те еще раз благодарят пришедших на похороны (или поминки), соседей, всех кто помогал и выпивают свои бокалы.  

 

Во многих общинах Осетии, перед завершением поминок, старший просит отрезать от головы жертвенного животного левое ухо. Его надрезают, посыпают солью и кладут сверху на голову, надрезом в сторону старших.  

 

Последний тост старший стола произносит за Мæрдты Мыкалгабырта и хлеб-соль в этом доме. Он просит у этих святых изобилия для этого дома и чтобы отныне они принимали гостей только по праздничному поводу.  

Поминальное застолье заканчивается этим тостом и если кому-то вздумается выпить ещё и после этого, такие попытки необходимо сразу же пресекать.  

На поминках в день годовщины, после того, как старший сказал за Мæрдты Мыкалгабыртæ, лæггадгæнджытæ приносят три пирога и старший освящает их, пожелав семье и близким с этого дня приглашать к себе гостей только на праздники.  

 

Как только сидящие за столом младшие выпьют за Мæрдты Мыкалгабырта, все встают, выходят из за стола и становятся (обычно во дворе) по две стороны. Со стороны дома – хозяева, их родственники и соседи. По другую сторону – все гости. Тот, кто сидел за старшего от гостей делает шаг вперёд. Он коротко в трёх-четырёх предложениях благодарит хозяев за приверженность осетинским традициям поминания усопшего, и желает им чтобы постигшее их горе было последним на многие годы. Чтобы поминки в их доме сменились праздниками.  

В ответ на это, старший поминального стола также благодарит гостей за то, что они разделили с ними горечь утраты, и желает им благополучно добраться домой и застать свои семьи в добром здравии.  

 

На этом все расходятся.  

 

 

Материал подготовил РУСЛАН КУЧИТЫ  

по просьбам молодых посетителей сайта  

www.ossetians.com  

25.11. 2007 г.  

 

Доработан 12.03.2015 г.  

 

 

При использовании материала ссылка на источник обязательна. 

 



 Комментарии к статье (32)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины