Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Плиев Исса
< назад  Комментарии к статье (2)      Версия для печати

Плиев Исса Александрович  

(1903-1979) 

Генерал армии, дважды Герой Советского Союза, Герой Монголии 

 

 

 
 

Исса Плиев - генерал армии, дважды Герой Советского Союза, Герой Монгольской народной республики - родился в 1903 году в селении Старый Батако, Северной Осетии, в многодетной семье крестьянина-бедняка Александра Плиева. 

В поисках счастья отец Исса, переплыв океан и попав в Америку, погиб в аварийной шахте. Так, все заботы о матери, брате и двух сестрах легли на неокрепшие плечи маленького Исса. 

Полковник Д.З. Муриев так описывает этот период в жизни Исса Плиева: 

«В один из осенних дней 1912 года порог благотворительной школы Владикавказа переступил бедно одетый мальчик, сын батакаюртского крестьянина Александра Плиева. Пять зим Исса учился в школе и пять сезонов - с весны до осени - гнул спину на местных богатеев, чтобы не умереть с голоду, чтобы поддержать семью. А по возвращении в родное село, Старый Батакаюрт, снова батрачил».  

Трудное детство и нелегкая юность, бесспорно, отразились на формировании таких черт характера великого полководца, как трудолюбие и чувство долга, забота о ближнем и собранность, лютая ненависть к тем, кто паразитирует за счет непосильного труда бедных, и желание сделать жизнь справедливой и счастливой. 

Можно ли удивляться тому, что после октября 1917 года, с приходом первых отрядов Красной Армии в Осетию, решение Исса Плиева созрело мгновенно и без колебаний. Так паренек из Старого Батакаюрта в 1922 году стал воином Красной Армии. 

Понадобилось совсем немного времени, чтобы его непосредственное начальство разглядело в юноше способности, присущие воину, и направило его в кавалерийскую школу. 

Казалось бы, ну что особенного могла дать юноше кавалерийская школа? А вместе с тем именно она оставила неизгладимый след в жизни прославленного полководца. И если вдуматься, почему Исса Плиев придавал столь большое значение учебе в этой школе и тогда, когда за плечами была уже Военная Академия имени М.В. Фрунзе и Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил СССР им. К.Е. Ворошилова, то парадоксальным это не покажется. 

Ведь по существу, именно в кавалерийской школе он начал учиться систематически, именно здесь перед ним открылся ранее неведомый мир, основы важнейших наук. И еще одно немаловажное обстоятельство - это любовь к животным вообще, а к лошади в частности и в особенности. 

Жажда знаний и врожденный талант обусловили быстрое продвижение Исса по службе. Уже через три года бывший курсант кавалерийской школы назначается курсовым командиром Краснодарской кавалерийской школы, а еще через несколько лет он успешно оканчивает Военную академию им. М.В. Фрунзе. 

 

Шел 1933 год, ему было только 30, а за плечами были учеба в академии и огромный практический опыт работы в воинских частях. С 1939 года вплоть до начала Великой Отечественной войны Исса Плиев командовал кавалерийским полком в звании полковника. 

Великая Отечественная война застала полковника Плиева в Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР им. К.Е. Ворошилова, и тогда же он был назначен командиром 50-й кавалерийской дивизии. Впрочем, самой дивизии не существовало, она значилась в списках соединений, надлежащих развертыванию в первые дни войны. И Исса Александрович Плиев лично формировал дивизию. Он подбирал командиров, руководил боевой подготовкой подразделений, укомплектованных казаками-кубанцами. И по кубанским степям потянулись длинные колонны эскадронов, артиллерийских батарей и пулеметных тачанок. Они торопились туда, где гремели бои. 

Обстановку тех дней ярко описывает полковник Д .3. Муриев в книге «Осетии отважные сыны». 

«Суровое лето было в тот год на Смоленщине. Заревом пожарищ дышали переходившие из рук в руки села и города. Здесь на подступах к Подмосковью советские войска преградили путь главной ударной группировке противника, насмерть стали на большаках, ведущих к столице. Но силы были неравны. Несмотря на большие потери, противник усиливал натиск, угрожая прорывом вдоль дороги на Москву». 

Тогда дивизия полковника Плиева получила задание прорваться в тыл противника, дезорганизовать его коммуникации и отвлечь силы и внимание врага от активных наступательных действий на Московском направлении. 

Один из участников этих событий вспоминает: «Командир дивизии предупредил о возможной встрече с вражескими механизированными частями. Приказал держать в полной боевой готовности противотанковые и зенитные средства. Офицеры отметили на картах тактические рубежи и сроки их прохождения, боевой порядок на случай встречи с крупными силами противника»1. 

Выполняя приказ, кавалерийские части скрытно подошли по болотистой долине реки Межь к линии обороны противника и, смяв его передовые подразделения, стремительным броском вышли в тыл врага. В ту же ночь были разгромлены многие гарнизоны противника. Вражеские тылы залихорадила паника. Одиночными разъездами, эскадронами и полками врывались казаки-плиевцы в расположения штабов и тыловых учреждений врага. Громили на дорогах вражеский транспорт, взрывали мосты, выводили из строя связь. 

Наступление плиевцев было столь напористым и разрушительным, что командование немецко-фашистских войск решило, что рейд по тылам совершает целая конная армия. Натиск плиевцев вынудил гитлеровцев снять с фронта значительные силы пехоты и танков и бросить их на борьбу с дивизиями кавалерийской группы, одной из которых командовал Плиев. Так была выполнена одна из важнейших задач, поставленных перед группой. 

Мы описываем только один из сотен эпизодов, характеризующих действия конницы Плиева в тылу врага. 

... В истории Великой Отечественной войны немало страниц посвящено тяжелым, кровопролитным боям за освобождение Венгрии. Очевидцы этих боев вспоминают: «... Началось преследование. Не раз противник огрызался мощными контратаками. И тогда командующий появлялся там, где из командиров положено было быть только взводному. Сколько раз выслушивал Плиев упреки и предупреждения из высших штабов: не положено командующему бросаться в рукопашную. На что Плиев неизменно отвечал: «Хорошо, когда командир видит свои войска перед собой, но иногда нужно, чтобы и солдаты видели впереди себя командира». 

Таких «иногда» было множество, и о мужестве, храбрости, боевой дерзости и великом искусстве побеждать генерал-лейтенанта Исса Плиева с гордостью говорили однополчане, воины всех фронтов, где он воевал. Плиев при жизни стал легендой, и трудно найти слова, которыми бы можно было в полной мере обрисовать образ этого уникального полководца. 

В этой связи автор считает целесообразным привести высказывание бывшего командующего Украинским фронтом Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского. «Нередко бывало так, - вспоминает он, - пехотные части противника, отходившие от Трансильванских Альп к большой Венгерской равнине, рассчитывали, что теперь-то они находятся в безопасности, и спокойно продолжали движение к Дебрецену. И вдруг как снег на голову - мчавшиеся в их сторону советские конники со сверкающими лезвиями острых клинков. Немецким пехотинцам ничего не оставалось, как побросать на дороге все, что так или иначе обременяло в вынужденном отступлении, и поспешно искать спасительное пристанище... Тревожные, суровые были времена. Но и в те дни выпадали светлые минуты. Помнится, воины 2-го Украинского фронта от души порадовались известию о том, что 26 января 1945 года приказом Наркома обороны конно-механизированная группа под командованием Героя Советского Союза генерал-лейтенанта И.А. Плиева за проявленное геройство и отвагу, умелое выполнение задач в боях за Родину была преобразована в первую гвардейскую конно-механизированную группу. Не одну тысячу километров опасных фронтовых дорог прошел мастер ошеломляющих врага рейдов, герой стремительного захвата Раздельной Исса Александрович Плиев со своими конниками-казаками Дона и Кубани, Ставрополья и Северного Кавказа. 

Кстати сказать, конница, соединенная с танками, приобрела в период Великой Отечественной войны новое качество и сыграла большую роль в наступательных операциях, требовавших высокой мобильности и динамичности. Генерал Плиев одним из первых понял новые возможности кон-но-механизированной группы, и под его командованием эта группа вписала не одну славную страницу в историю войны. Конь шел и тогда, когда его почти не кормили, он шел по такой грязи, когда ни танк, ни одна самая «всюдуходная» машина не могла сдвинуться с места; конь был всегда там, куда проникал человек. Конница покинула центральные театры военных действий современной войны, заслужив большую признательность и славу». 

Писать о полководце Исса Плиеве трудно, потому что уж очень велика многогранность его полководческого таланта, воплощавшегося в его дерзких, необычайно смелых, хорошо продуманных и организованных действиях. Именно это в своих воспоминаниях и подчеркивает маршал Малиновский, говоря о том, что Исса Александрович раньше других понял и осуществил в боях огромные преимущества соединения конницы с мотомеханизированными отрядами. Исса Александрович на многочисленных боевых операциях показал, в какой огромной степени реализуются возможности проходимости, динамичности и неожиданности для врага наступательные действия наших войск. 

Освободительный поход на запад был завершен, однако для Плиева вторая мировая война не закончилась. 

«Откровенная наглость и вероломство правящих кругов империалистической Японии достигли таких пределов, когда дипломатический корпус должен был уступить арену армейским корпусам» - писал в своей книге «Через Гоби и Хинган» Исса Плиев. 

Летом 1945 года генерал-полковник Плиев прибыл в Монгольскую народную республику и сразу приступил к формированию советско-монгольской конно-механизиро-ванной группы. На этом дальневосточном отрезке военных действий было много нового, своеобразного и крайне трудного. 

Перед группой была поставлена небывалая по сложности задача. Обеспечивая правое крыло Забайкальского фронта от возможных контрударов противника и отсекая его квантунскую армию от войск, находившихся в Северном Китае, плиевцам предстояло за несколько дней пройти почти тысячу километров с боями, что само по себе дело архитрудное, и при этом мы не можем забывать, что километры эти простирались по безводной, солончаковой, выжженной солнцем пустыне и по узким горным тропам Большого Хингана. 

Раскаленным зноем встретила бойцов бескрайняя пустыня Гоби, или как ее еще называют, - пустыня смерти. В тучах обжигавшего песка тяжело дышали люди и задыхались моторы. Пески засасывали колеса автомашин и гусеницы танков. И все же до рассвета в результате первого удара, осуществленного точно по плану, были уничтожены все пограничные заставы и разведывательные пункты японцев. Появились первые группы пленных. Однако это было только начало. Пустыня осталась позади . Впереди возвышались беспорядочные нагромождения гор, надежно прикрывавшие укрепленные районы Жэхэ и Калган. А между тем именно взятие Жэхэ было крайне важным. Дело в том, что все трудности переходов через Гоби и Хинган, весь смысл всей операции конницы и танков - все совершалось во имя овладения этим крупным и сильно укрепленным городом, являвшимся связующим звеном между Китаем и Маньчжурией. Овладение этим городом требовало срочных мер. Вот тогда Исса Александрович решил, не дожидаясь главных сил группы, направить на Жэхэ только передовой отряд и штабные машины, в одной из которых находился сам. 

Вот как об этом удивительном по своей смелости маневре рассказывает сам Исса Александрович. 

«Штаб гарнизона находился в здании, увенчанной черепичной крышей с загнутыми вверх углами. У входа стоял часовой. Конечно, можно было ворваться в штаб, пленить офицеров и продиктовать условия капитуляции гарнизона. Но при этом непременно возникнет стрельба, которая может встревожить войска, находившиеся в городе и в крепости. Мне казалось, что лучше провести психологическую атаку против командования японского гарнизона». 

И провел ее Плиев блестяще. Героический рейд был успешно завершен с крупными оперативными результатами в кратчайший срок и малыми силами. 

В знак признания личных боевых заслуг в этом беспримерном походе генерал-полковник Плиев был награжден второй золотой медалью Героя Советского Союза. 

Об Исса Александровиче Плиеве написано огромное количество книг, очерков, статей. Не раз звучали приказы Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина о награждении Плиева, им восхищались полководцы не только Советского Союза, но и дружественных стран. О его огромном вкладе в дело Победы над врагом в годы Великой Отечественной войны убедительно свидетельствуют многочисленные самые высокие награды правительства. Он был награжден шестью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова и орденом Кутузова. «И в грядущее, в мир просторный будет вечно, сражая зло, мчаться вихрем он в бурке черной с острой шашкою наголо!»  

После войны Исса Александрович Плиев командовал армией, был 1-й заместителем а затем командующим войсками Северо-Кавказского военного округа.. В 1962 году И.Плиеву было присвоено воинское звание генерала армии. С 1968 года он состоял в Группе генеральных инспекторов МО СССР. На XXII съезде партии Исса Александрович избирался кандидатом в члены ЦК КПСС. Был депутат Верховного Совета СССР шести созывов. Перу Плиева принадлежат нескольких книг, в том числе "Конец Квантунской армии" и "Через Гоби и Хинган". Скончался 6 февраля 1979 года. 

 

Нельзя обойти молчанием ещё два эпизода из жизни И.А. Плиева, вызывающие разнотолки и критику новоявленных “борцов за демократию” разных мастей, как в стране, так и за рубежом.  

Тяжёлым выдался 1962 год. 1 июня забастовали рабочие Новочеркасского электровозостроительного завода. Повышение цен на мясо совпало со снижением расценок на труд. В народе, не без помощи подстрекателей, росло недовольство. Организованная 2 июня демонстрация, переросшая затем в массовые беспорядки на главной площади города, была разогнана силами войск округа с применением огнестрельного оружия.. Погибли 24 человека, многие получили ранения. Непосредственными руководителями акции были тайно приехавшие в Новочеркасск члены президиума ЦК КПСС А.И. Микоян и Ф. Р. Козлов.  

И.А.Плиев в те годы был командующим войсками Северо-Кавказского военного округа и естественно не мог быть непричастным к этим событиям. При оценке его действий нельзя не учитывать политическую ситуацию в стране в послевоенный период, когда любое проявление несогласия с действиями руководства страны или массовое недовольство воспринималось большинством, как враждебность народу и предательство Родины.  

И.А.Плиев, будучи Солдатом, выполнил приказ, поступивший от руководства страны. Не выполнить его он права не имел.  

 

В июле-августе того же 1962-го велись переговоры о поставках советского оружия Кубе. Американцам удалось установить, что к октябрю среди доставленного морем вооружения оказалось 42 ракеты, способные нанести ядерный удар по основным городам США. 22 октября в выступлении по ТВ президент Кеннеди раскрыл истинное положение вещей и предупредил о серьезности последствий. Он отдал приказ останавливать и досматривать все суда, идущие на Кубу. Американские и советские вооруженные силы опасно сблизились, мир оказался на грани термоядерной катастрофы — особенно после того, как над Кубой советской зенитной ракетой был сбит самолет-разведчик У-2. У генералов США чесались руки для нанесения мощного ответного удара по ракетным базам на Кубе. На этой основе возник, так называемый “Карибский кризис”, когда мир оказался в волоске от третьей мировой войны, и малейшая ошибка с любой стороны могла уничтожить цивилизацию на Земле. 

 

В это время И.А.Плиев, был направлен на Кубу, в качестве руководителя советской военной миссии с, почти неограниченными полномочиями в случае возникновения черезвычайной ситуации. Можно по-разному относится к действиям тогдашних руководителей страны и причинам поставившим мир на грань катастрофы, но тот факт, что именно Плиеву было доверено стать ключевой фигурой в военном противостоянии двух сверхдержав в этот ответственный период, говорит о значимости этого человека в современной истории Отечества. 

 

Из высказываний американских военных историков:  

 

“…at no time during the crisis did Pliev have authority to order the use of either medium-range or tactical nuclear missiles, but it is now known that several weeks before the crisis—in the late summer of 1962—Malinovskii had considered the possibility of giving Pliev pre-delegated authority to order the use of tactical missiles against invading U.S. troops if Pliev’s lines of communication with Moscow had been severed and all other means of defense against an invasion had proven insufficient. A written order to this effect was prepared on 8 September 1962.”  

 

 
И.А.Плиев был великим сыном осетинского народа, который будет вечно хранить о нём благодарную память.  

 

По материалам книги Г.Т.Дзагуровой. “ СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА” 

Владикавказ, “Проект-Пресс”, 2003.  

и ресурсам интернета  

 

Песня о Исса Плиеве



 Комментарии к статье (2)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины