Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

О Нартах
< назад  Комментарии к статье (2)      Версия для печати

О НАРТАХ  

 

 

Из высказываний ученых  

 

Одним из величайших памятников средневековой культуры является так называемый нартский эпос... Исследования ученых убедительно доказали, что многие сюжеты этого эпоса до деталей совпадают с теми описаниями, что оставил Геродот о скифо-сарматских племенах. Совпадений так много, что объяснить их чем-либо другим, нежели прямой историко-этнической связью осетин с миром Северного Причерноморья, который описал «Отец истории», пока просто невозможно. 

В. ЛЕВИН (111, с. 189)  

 

...Статьей «Черты старины»... Вс. Миллер заложил основы нартоведе-ния. Установленные Миллером скифо-нартовские параллели углубил, развил еще шестью сопоставлениями выдающийся французский ученый Жорж Дюмезиль. И, наконец, в самое последнее время важную обзорную статью посвятил нартам английский индоиранист Г. Бейли. Он дает ряд новых толкований и этимологии с широким привлечением сакского языка, одного из скифских наречий. 

Исследованиями названных ученых североиранские, скифо-аланские истоки нартовского эпоса установлены твердо и незыблемо... 

В отличие от названных выше ученых, А. М. Гадагатль, а вслед за ним авторы рецензируемой книги отстаивают адыгское происхождение нартовского эпоса: Гадагатль — всего эпоса в целом, А. М. Кумахов и 3. Ю. Кумахова — более скромно: цикла Сослана и Сосруко. 

Таким образом, по вопросу о происхождении нартовского эпоса мировая наука четко разделилась на два лагеря. В одном академик Всеволод Миллер, член французской Академии наук Жорж Дюмезиль, экс-президент Лондонского королевского азиатского общества Гарольд Бейли. В другом — А. М. Гадагатль, М. А. Кумахов, 3. Ю. Кумахова. » Не буду касаться научных дистанций. Предоставлю судить о них читателю. Позволю себе лишь привлечь внимание к другому весьма существенному обстоятельству. Национальная принадлежность первой группы ученых (русский, француз, англичанин) никак не могла повлиять на их суждения о нартах. У них не было и не могло быть никаких побуждений «подыгрывать» осетинам. Их научная объективность не вызывает никаких сомнений. Этого нельзя сказать, к сожалению, об ученых второй группы. Они оказались неспособны подняться выше региональных эмоций и взглянуть на вещи объективно и беспристрастно. Вопрос о происхождении нартовского эпоса нельзя решать с узко национальных позиций. Нет Осетинской теории происхождения этого эпоса и нет адыгской, а есть научная и не научная... 

Авторы не замечают, что их неприкрытая, обнаженная тенденциозность только дискредитирует их усилия. Если национальная принадлежность ученого диктует ему его научные позиции и решения, то это уже не наука. Такой «наукой» можно пренебречь как субъективной писаниной, не имеющей никакого научного значения. Эпос в чем-то подобен реке. У него есть истоки и есть притоки. Истоки нартовского эпоса раскрыты. Они ведут в скифо-аланский мир. Притоки разных хронологических уровней также требуют пристального внимания и изучения. Но это изучение требует прежде всего объективности и глубины. Есть что-то комическое в том, что каждый тянет этих злополучных нартов к себе, опираясь не на какие-либо серьезные научные аргументы, а исключительно на свою персональную «точку зрения», игнорируя абсолютно нейтральный голос назван¬ных выше крупнейших ученых... 

Может быть, эти ученые впали в заблуждение просто потому, что не знали адыгского материала? Оказывается, знали. Когда Миллер писал свою статью, по адыгскому нартовскому эпосу были опубликованы весьма скудные материалы. Миллер был полностью в курсе этих материалов. Это видно по его статьям «Черты старины», «Кавказско-русские параллели». Что касается Дюмезиля и Бейли, то они полностью учитывали адыгские параллели... Не говоря уже о том, что Бейли был отлично знаком с трудами Дюмезиля, где обильно привлекается адыгский и другой кавказский материал. Объясняя с иранистических позиций те или иные элементы эпоса, Бейли не вдается в полемику с Гадагатлем, дающим этим же элементам адыгское толкование. Судить его за это нельзя. Книга Гадагатля написана на таком уровне, опускаться до которого уважающему себя ученому не подобает. 

А что сказать о Дюмезиле, винить его в незнании адыгского материала может только круглый невежда. 

Дело в том, что Дюмезиль крупнейший специалист именно по адыгским языкам... 

Нартам крупно повезло, что за их учение взялся ученый такого масштаба, как Дюмезиль. Он — единственный специалист, подошедший к нартам во всеоружии всех необходимых для этого лингвистических, фольклорных, мифологических и исторических знаний. Его эрудиция, как выразился один рецензент, «чудовищна». Его логика — неотразима. 

И когда авторы рецензируемой книги с детской резвостью отмахиваются от его выводов, это выглядит весьма забавно. Дюмезиль был и остается крупнейшим в мире нартоведом. И он пришел к своим выводам не потому, что он не знал адыгского материала, а потому, что слишком хорошо его знал... 

Рецензируемая книга оформлена весьма помпезно. Переплет на всю свою поверхность покрыт золотым тиснением. Видимо, рассчитывая на вкус каких-то примитивов, авторы наивно думали этой мишурой усилить эффект своего произведения. Но этим они впали в одну ошибку. Серьезная наука пренебрегает подобными эффектами... Без золотого тиснения выходили труды Ньютона, Дарвина и Эйнштейна. Их книги обессмертили себя не блеском переплетов, а блеском содержания. Этого нельзя сказать, увы, о рецензируемой книге. Вложив много усилий в «блестящее» оформление своего труда, авторы не учли одной опасности: найдется читатель, который вместо того, чтобы застыть в восторге перед обильной позолотой, подумает о безвкусице и претенциозности. Роскошный переплет может оказаться той самой «одеждой», о которой говорит поговорка: по одежде встречают, по уму провожают. Попытки доказать адыгское происхождение нартовского эпоса стоят на том же уровне, как попытки читать осетинскую Зеленчукскую надпись X века то по-кабардински (Кафоев), то по-балкарски (Кудаев), то по-чеченски (Вагапов). 

Серьезная наука пройдет мимо этих любительских упражнений, не придав им никакого значения. 

В.И.АБАЕВ 

1986.  

 

СКАЗАНИЕ «СОБРАНИЕ НАРТОВ» О НРАВСТВЕННЫХ ИДЕАЛАХ НАРТОВ  

 

Именитые нарты сидели на собрании своем в резных своих креслах... Совет держали они о судьбе нартского народа. И один из старейших нартов сказал: 

— Нарты только до тех пор были настоящими нартами, пока небо не смело греметь над их головой, когда умели они умирать за свой народ, когда каждый умел сдерживать свои страсти. Нарты тогда были настоящими нартами, когда из уст нартского человека выходила одна лишь правда. Наш народ только тогда может называться по-настоящему народом, когда гордо держит он голову и ни перед кем ее не клонит. И взял тут слово второй старейшина: 

— Соседние народы только до тех пор завидовали нартам, слава о нартах только до тех пор разносилась по всему миру, пока воздержаны они были в еде и в ронге меру знали; не предавались обжорству и разгулу, как предаются сейчас, и от чрезмерного пьянства не теряли стыда, не теряли отвагу и разум. 

— Только до той поры народ наш может называться нартским народом, пока младшие будут уважать старшего и почет оказывать ему, пока все мы будем прислушиваться к словам друг друга и пока никто из нартов не будет из-за женской красы терять свое достоинство и свою совесть,— так сказал третий старейшина. 

Академик  

Б. В. СКИТСКИЙ  

 



 Комментарии к статье (2)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины