Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Этикет осетин
< назад  Комментарии к статье (5)      Версия для печати

ЭТИКЕТ ОСЕТИН  

По материалам книги Казбека Челахсаты "Осетия и осетины"  

 

ГОСТЕПРИИМСТВО  

 

Гостеприимство составляет до сих пор выдающуюся черту осетин. 

В. Ф. МИЛЛЕР  

 

Я провел ночь во Млети в довольно чистом жилище, построенном по осетинскому обычаю из неотесанных камней без извести. Мой хозяин по имени Дударк принял меня по моей просьбе в качестве гостя и встретил наилучшим образом. В честь нас зарезал очень хорошего барана, которым сам хозяин угощал меня стоя... Незадолго до моего прихода было сварено пиво баган, которое действительно оказалось превосходным и очень напоминало портер... 

Осетины строго соблюдают законы гостеприимства и почти нет примеров, чтобы кто-нибудь нарушил их или обидел своего гостя. Однако, если такой случай имеет место, то собирается все селение для суда над провинившимся, причем обычно выносят приговор сбросить его со связанными руками и ногами со скалы в реку. 

Ю. КЛАПРОТ. 1807—1808 гг. (24, с. 127)  

 

Гостя (кунака) осетин защищает как самого себя и погибает скорее сам, чем уступит врагу его тело; он берет на себя кровную месть за него... Они щедры, делят свое пропитание между нуждающимися, услужливы, не отказывают просящему другу. Гостя они принимают со следующими словами: «Мой дом — твой дом; я и все мое — твое». С тем, кто находится под их защитой, они обращаются как с родственником и не отдают беглецов. 

Л. ШТЕДЕР. 1781 г. (24, с. 33, 38)  

 

Если гость оставался на ночь, то хозяин, по обычаю, обязан был зарезать ему барана, даже если в это время у него в доме было свежее мясо. 

Б. А. КАЛОЕВ. 1971 г. (8, с. 197)  

 

Весть о приезде гостя скоро распространяется по аулу, и сакля быстро наполняется народом. 

Н. Ф. ДУБРОВИН (25, с. 362)  

 

А раз странник побывал в доме, он уже входит к ним в известного рода нравственные обязательства, роднится с ними духовно. Если проезжая аул в другой раз, он минует прежнего хозяина и остановится у другого, он наносит этим первому кровную обиду и позорит его в глазах всего аула. Это значит, что его принимали плохо, что он недоволен гостеприим¬ством прежнего хозяина... 

...Отказать путнику, постучавшему в дверь, никто не решится, какова бы не была его крайность. Если хозяину нечего самому есть, он пойдет попросит соседей, и они принесут ему охотно кто что может... Нищих людей, которым нечего есть, негде приютиться, не бывает в осетинском ауле. Родные, хотя бы самые дальние, сочли бы себе позором, если бы человек их крови не получил у них приюта и куска хлеба. 

Е. МАРКОВ. 1825 г. (77, с. 172)  

 

Из Пятигорска мы поехали в Северную Осетию, которая расположилась на северных склонах Большого Кавказа. 

В процентном выражении... в Северо-Осетинской АССР доля студентов по отношению к общей численности населения в шесть раз больше, чем в таких развитых капиталистических странах, как ФРГ и Великобритания... 

Мы уселись за стол. Во время обеда мой взгляд упал на стену, на которой висела великолепная медвежья шкура. От хозяина не ускользнуло мое внимание столь ценным охотничьим трофеем. После еды он подошел к стене, снял шкуру и предложил ее в качестве подарка. Я стал отказываться и пытался объяснить ему, что не могу принять такую ценную вещь. Но хозяин настаивал, стал даже сердиться и мне не оставалось ничего другого, как принять этот дар. 

Потом обкомовские товарищи сказали мне, что если гостю понравилась какая-либо вещь в доме, то, по старинному обычаю, он получает ее в подарок. Не принять ее — нанести смертельную обиду хозяину. Как бы я ни радовался полученному подарку, мне стало не по себе, когда я узнал об этом обычае. После этого я стал остерегаться проявлять свое восхищение, даже если мне что-то и очень нравилось... 

Одним из наиболее памятных событий во время нашего пребывания в ауле было небольшое праздничное застолье, которое старейшина собрал в нашу честь. Я сидел между двумя и был поражен, когда узнал, что это были отец с сыном, которым было 112 и 90 лет. А я им дал не больше 60—70 лет. Отец, который усердно наливал нам осетинское красное вино, был отличным рассказчиком и сообщил мне, что у него есть брат, который, к сожалению, не смог принять участия в празднестве. Как-никак, а ему уже стукнуло 126 лет: ему все труднее ездить верхом, а еще тяжелее ходить пешком. Затем он с гордостью рассказал мне о том, что в молодости был отличным наездником и его взяли в отряд казаков, который в 1867 году по личному повелению царя Александра был послан на первую всемирную выставку в Париже, чтобы продемонстрировать мощь русской державы. Старик не раз повторял мне, что это было самым значительным событием в его жизни. Я рассказал соседям по столу, что в Германии редко доживают до столь глубокой старости. Сенсацию бы вызвали те, кому исполнилось 100 лет! Может быть, они знают секрет, как дожить до глубокой старости? Осетин рассмеялся и постучал по кубку с вином. Вино — вот что сохранило ему молодость! Кроме того, необходимо быть умеренным в еде, так как толстяк не годится для езды верхом. Хочешь быть молодым — садись в седло!.. 

Быстро промчались дни нашего пребывания в Северной Осетии. Мы отправились в обратный путь, сердечно простившись с нашими хозяевами, чувствуя, что приобрели много хороших друзей. В конце июля 1936 года мы возвратились в Москву. 

Г. ГОФМАН. 1982 г. (64, с. 278—279

Примечание: в 1936 г. Г. Гофман учился в Москве в Международной ленинской школе и совершил поездку на Кавказ. (Прим. К- Ч.)  

 

 

Когда гость объявлял, что он уезжает, то седлали его коня. Готового к походу коня ставили, как правило, головой к дверям дома, а не к воротам, к выходу, давая этим понять, что от него не хотят избавиться и что ему рады всегда. 

А. X. МАГОМЕТОВ. 1974 г. (115, с. 297)  

 

Убийство того, кому оказано было гостеприимство, отмщается с такою же яростью, как и убийство самого близкого родственника. Иностранец, успевший сказать хозяину дома: «аез дае уазаег», т. е. «я твой гость», вдруг принимается по-братски, хотя бы он был врагом семейства. 

Н. БЕРЗЕНОВ. Газета «Кавказ». 1852. №67  

 

Кунацкая назначается специально для гостей, которые могут заезжать туда во всякое время дня и ночи... Здесь гость пользуется полнейшею сво-бодою, по самому расположению помещения, а с другой стороны, не мешает никому в семье, во дворе, при исполнении обычных хозяйственных занятий. Гость, если он не кровный родственник, никогда не принимается в семью,— это было бы большим стеснением для него и для семьи. Кунацкая имеет свое отдельное хозяйство: постель, кровать, скамейки, оленью шкуру, кувган, таз и даже веник и т. д. Замечательно, что в ней двери никогда не запираются ни днем, ни ночью... 

Кунацкая есть скорее общественное учреждение, нежели частная соб1 ственность. 

С. КОКИЕВ (115, с. 293—294)  

 

Переехав Большую Лиахву, мы по ее западному берегу достигли Цхинвали... Я надеялся получить здесь более подробные сведения об этой опасной стране, в отношении которой меня предупреждали в Тифлисе и Гори, и затем продолжать свое путешествие... 

Мы начали с ближнего Джави, и это знакомство дало мне полное представление об осетинском селении, которое я опишу вскоре в особой главе. Повсюду жители выходили мне дружелюбно навстречу и открывали двери своих бедных домов. Женщины также не избегали меня и с любопытством рассматривали чужеземца... 

Рано 5 октября я выехал в сопровождении большого количества путников... 

Я не думаю, чтобы кавказское гостеприимство могло быть где-нибудь превзойдено; оно в особенности сильно развито по всей Осетии, поэтому мой хозяин в Тапане (Тапанкау. — К. Ч.) встретил меня действительно сердечно... 

Было поздно, когда я... прибыл в селение Кола в округе Кешелт (Чеселт) и был принят его жителями очень дружелюбно. Как мне позднее сказали в Тифлисе, я находился в ужасной норе убийц, и все-таки мне казалось, что нигде не существовало таких честных и искренних людей, как здесь, в братстве кешелтов… 

Так широко распространяется осетинское гостеприимство, что они сами защищают врага, переступившего однажды порог их дома... 

Чем чаще я находился среди осетин и присматривался к этим интересным жителям Кавказа, тем больше я чувствовал себя как дома среди этого чуждого мне народа, и меня так тянуло к этим простодушным людям, которых на равнинах считали разбойниками, чего со мной никогда не бывало. Такие же сильные и красивые люди, как часто видел в лесах Тюрингии, особенно в Шмидефельде и Руле, выходили дружелюбно мне навстречу и сердечно приветствовали меня. Таковы должны были быть в древности немцы, и мне часто казалось, что описания Тацита в «Германии», о которых я смутно помнил, воплотились теперь в жизнь... 

Осетин признает только одну добродетель — мужественную силу, и к ней направлены все его поступки. Она воодушевляет его во всем. Чем совершеннее она у какого-нибудь человека, тем больше его уважают и почитают... 

Того, кто к ним приходит, они охотно принимают и не только кормят и поят, но и предоставляют ему ту же защиту, какой пользуется каждый член семьи... Семь осетин сопротивлялись в одной из описываемых позднее башен целому батальону. Таково своеобразие осетин, так отличаются они в своих отношениях друг к другу от всех остальных народов Кавказа. 

Наравне с уважением стариков и кровной местью, как уже говорилось, у осетин в значительной степени развито чувство гостеприимства, в чем они превосходят даже черкесов. Человек, принятый в семью, рассматривается этой последней как ее член, и, как таковой, попадает под ее защиту до тех пор, пока он остается достойным этой защиты; осетины считают его выше членов собственной семьи; он в полном смысле слова является ее хозяином. Права, которыми он наслаждается, не теряются, даже если он поступил недостойно. Брат, убивший своего брата, подвергается, как было сказано выше, самому суровому наказанию, если он сам не уклоняется от него немедленным бегством; не так обстоит дело с гостем. Его, возможно, ненавидят, и все-таки никто не осмеливается наказать или выгнать из дома... 

Осетин скорее проведет много времени в страшной нужде, чем будет упрекать себя в том, что плохо угостил своего гостя. 

К. КОХ. 1837—1838 гг. (24, с. 230—261)  

 

Закон гостеприимства так свят, что если бы, например, осетин принял в своем доме неизвестного гостя и потом узнал бы в нем своего кровного врага, которому он обязан мстить, то и в таком случае радушно будет угощать его. 

А. ГАКСТГАУЗЕН (219, с. 113)  

 

УВАЖЕНИЕ К ЖЕНЩИНЕ  

 

Женщина пользуется большим почетом, чем мужчина. 

К. ХЕТАГУРОВ  

 

По осетинскому этикету, всадник, встретившийся с женщиной, должен был сойти с лошади еще до того, пока не поравняется с нею, и пропустить ее мимо себя, а потом только продолжать свой путь. 

А. МАГОМЕТОВ (217, с. 458)  

 

Когда женщины проходят мимо сидящих мужчин, даже глубоких стариков, то последние встают, приветствуя их. Женщины застенчиво приостанавливаются, и если среди них есть старуха, то она довольно громко благодарит их за внимание и просит сесть. Затем продолжает свой путь. 

М. А. МИСИКОВ. 1916 г. (116, с. 104)  

 

Если появление старика везде и всюду поднимает на ноги сидящую толпу, то тем более эта толпа обязана встать при виде старухи. До каких бы пределов не дошло опьянение пирующих мужчин, как бы развязно не вела себя компания молодежи, как бы сильно не было ожесточение ссорящихся, дерущихся и сражающихся,— одно появление женщины обуздает буянов, останавливает и прекращает кровопролитие... Женщина пользуется большим почетом, чем мужчина, если они вдвоем идут рядом, то женщина идет справа, если с нею двое мужчин, то она идет между ними. 

К. ХЕТАГУРОВ. 1894 г. (117, с. 356)  

 

Между прочим, хорошими качествами туземного (в данном случае осетинского.— К- Ч.) характера можно указать еще на одну своеобразную черту туземного великодушия. Во время кровной вражды туземцы никогда не убивают женщин враждебной стороны. Если же кто-нибудь и сделает подобное преступление, то он этим навлекает на себя величайшее презрение своих и чужих людей. Сколько ни расспрашивали мы, туземная хроника не представляла еще случаев подобного нарушения рыцарских правил. 

Д. Я. ЛАВРОВ. Газета «Терские ведомости». 1875. № 2 (161, с. 87)  

 

Оскорбить женщину считается величайшим преступлением. Ее трудовая жизнь в семье, стесненное положение в обществе, слабая природа дают ей, по обычаю, особые права и преимущества, и личность ее неприкосновенна. Если бы женщине вне дома понадобилась какая-либо услуга, мужчина ей будет рыцарски покровительствовать. 

3. СОСИЕВ. Газета «Терские ведомости». 1900. № 26 (161, с. 161)  

 

Считается отвратительным бить женщину. Тот считается в безопасности, кого взяла под защиту женщина. Когда они вмешиваются в кровавые схватки с криками и распущенными волосами, то все пристыженно вкладывают сабли и расходятся. 

Л. ШТЕДЕР. 1781 г. (24, с. 32)  

 

Переходя затем к бытовым особенностям осетин, нельзя прежде всего умолчать о том замечательном явлении, что женщины у осетин поставлены лучше, чем у остальных горцев; они занимаются домашней работой и пользуются уважением и почетом среди своих. Многоженство не принято в Осетии, и хотя есть примеры двоеженства, но они весьма редки... 

Газета «Северный Кавказ». 1883. № 23 (23, с. 47)  

 

У горцев северо-восточного Кавказа женщина считалась низшим существом. Она не пользовалась правом голоса ни в семье, ни в обществе. У осетин, при таких же, в общем, как и у других горцев Кавказа, обычаях, положение женщины, однако, было менее жестоким. Вероятно, такое положение женщин у осетин восходит к обычаям алан, а еще раньше — сарматов. Дело в том, что у сарматов женщина была равноправна с мужчиной... сарматские женщины, особенно девушки, участвовали в сражениях наравне с мужчинами (отсюда греческий миф об амазонках, якобы обитавших на Северном Кавказе). 

А. Ф. ГОЛЬДШТЕЙН. 1977 г. (12, с. 134, 314)  

 

Женщины (у осетин.— К- Ч.) не избегают мужчин, и оба пола свободно общаются друг с другом. Девственность соблюдается очень строго. 

Ю. КЛАПРОТ. 1807—1808 гг. (24, с. 162)  

 

Трудно найти более трудолюбивую и полезную для дома хозяйку, как 

осетинка. 

Е. МАРКОВ. 1825 г. (77, с. 170)  

 

ПОЧИТАНИЕ ПРЕДКОВ И СТАРШИХ  

 

Если же вы желаете во что бы то ни стало сражаться с нами, то вот у нас есть отеческие могилы. Найдите их и попробуйте разрушить, и тогда узнаете, станем ли мы сражаться за эти могилы или нет. 

(Из послания скифов персидскому царю Дарию)  

ГЕРОДОТ (33, с. 218—219)  

 

Не менее распространенной и действенной была присяга именем предков. Клятва предками особенно почиталась скифами, нарушение подобной клятвы каралось смертной казнью. «Человеку, на которого укажут как на клятвопреступника,— говорит Геродот,— отрубают голову, убивают сыновей его и конфискуют все имущество». Священной была клятва предками и у осетин, а оскорбление вызывало у последних кровную месть. 

А. X. МАГОМЕТОВ. 1974 г. (115, с. 252)  

 

В соответствии с конскими погребениями степных скифов можно говорить и о следах почитания у них предков. Почитание предков является одной из идеологий в родовом строе. Об этом говорят примеры из быта многих народов. Например, оскорбление могил предков вызывает до настоящего времени кровную месть у осетин. «У нас есть могилы предков, попробуйте разыскать их, тогда узнаете, станем ли мы сражаться с вами из-за гробниц или нет»,— вкладывает Геродот эти слова в уста скифского вождя Иданфирса, выступившего перед Дарием... Клятва предками особенно почиталась скифами. Нарушение подобной клятвы каралось смертной казнью. «А клясться божествами царского очага у скифов в обычае преимущественно тогда, когда они желают дать величайшую клятву». Культ предка обычно отождествлялся с культом очага. Очаг, культ которого примыкает к более древнему культу огня, представляет собой при родовом строе семейный символ единения. Табити, богиня огня древнейшей эпохи, у скифов Геродота была богиней очага, семейного и родового благополучия и почиталась наивысшей богиней... 

С. СЕМЕНОВ-ЗУСЕР (97, с. 28—30)  

 

Основой семейного быта осетин служит уважение к старикам и вообще к людям пожилых лет. Уважение это простирается до того, что каждый считает непременною обязанностью вставать при входе старшего и приветствовать его, хотя бы он был и низшего происхождения. Учтивость эта никогда не нарушается, соблюдается в семействе с особою строгостью. 

Н. ДУБРОВИН (25, с. 337)  

 

Старшинство вообще в огромном почете у осетин. Младший брат во всем слушается старшего, служит ему, не садится при нем. Полковники, заслуженные офицеры из осетин, встают со своего места и уступают его, когда в дом войдет старший, хотя бы простой пастух. 

Е. МАРКОВ. 1825 г. (77, с. 169)  

 

Асламурза Есиев был организатором осетинского добровольческого конного дивизиона, которым командовал до конца войны (русско-турецкая война 1877—1878 гг.—K. Ч.). 

С начальством он не уживался, держал себя независимо. В дивизионе придерживались своих, кавказских обычаев, строго соблюдали старшинство по возрасту и на привалах младшие по возрасту, независимо от того, какой чин они имели, прислуживали старшим. 

Таким образом, получалось так, что старшие по возрасту всадники сидели и кушали, а младшие, в том числе и офицеры, им прислуживали. Это не мешало в походе и в боях соблюдению строжайшей дисциплины. Однако все начальство было возмущено таким нарушением субординации и не раз в Петербург поступали жалобы на Асламурзу. 

В Петербурге его знали, со многими великими князьями он учился в корпусе, и Скобелеву (Есиев был в подчинении прославленного генерала Скобелева.— К.Ч.) были даны соответствующие указания, после чего больше разговоров на эту тему не возникало. 

М. ЦАЛЛАГОВ (47, с. 67—68)  

 

Осетины демократичны по своей натуре... Это самый этикетный народ, как китайцы, которых они даже превосходят в почтительном отношении к старшим. 

С. ФАРВОРОВСКИЙ. Газета «Терек». 1917. № 5705  

 

Когда вы идете со стариком, то должны непременно держаться левой стороны его. Если вас будет трое, то вы должны идти в таком порядке: старший идет посередине, средний с левой его стороны, а младший с правой. Это потому, говорят осетины, чтобы не нарушался порядок; если придется младшего послать куда-нибудь, то старший и по уходе младшего остается с правой стороны, а средний — с левой. То же самое наблюдается и при верховой езде... Если осетин куда-нибудь выезжал и встречался на пути со старшим (верховым же), то должен был повернуть своего коня и ехать со встречным рядом, конечно с левой стороны, до тех пор, пока тот не отпустит его. 

Газета «Терские ведомости». 1890. № 96



 Комментарии к статье (5)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины