Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Осетинский до Эльхотово?
< назад  Комментарии к статье (9)      Версия для печати

Журнал"Дарьял" №2, 2003 год. 

 

ОСЕТИНСКИЙ ДО ЭЛЬХОТОВО?  

(без сокращений)  

 

Кого-то исцеляет от болезней 

Другой язык, но мне на нем не петь. 

И если завтра мой язык исчезнет, 

То я готов сегодня умереть. 

Р. Гамзатов  

 

 

Как быстро всё-таки меняется мир. Меняются взгляды, взаимоотношения между людьми из разных стран, источники информации и средства коммуникации, наконец. Во всех развитых странах от газет и журналов люди потихоньку переключаются на интернет, ввиду его удобства, быстроты и поистине безграничных просторов. И уже те же самые газеты и журналы читаются в их интернет-версиях. За считанные секунды можно найти практически всё что угодно. Для тех, кто находится вдали от Родины, например, поистине неоценима возможность читать журнал «Дарьял» на сайте www.darial-online.ru. Он помогает нам острее чувствовать свою принадлежность к нашему народу, его культурно-общественной жизни. В интернете также можно встретить интересных людей из разных стран, и поговорить с ними о том о сём.  

Вот и я недавно познакомился с парнем из США, который из рассказов старших членов его семьи обнаружил факт аланского происхождения своих предков. Парень заинтересовался, стал копаться дальше в исторических источниках, думая поначалу, что аланы, сарматы – давно и бесследно исчезнувший народ. А когда он, опять же в интернете, обнаружил, что на Северном Кавказе остались их прямые потомки- осетины, заинтересовался нашим языком, обычаями, кухней. И не просто заинтересовался, а стал изучать. После всего того, что он рассказал мне, уже я заинтересовался этим феноменальным случаем. Ведь предки этого парня не те, кто покинул страну в период Гражданской или Отечественной войн. Это – Аланы переселившиеся в Западную Европу в 3-5 веках и основавшие там свои города и поселения ( “A History of the Alans in the West.” Bernard S.Bachrach). Многие из них до сих пор сохранили свои аланские названия, как например, Сент Гор и Горхаузен на Рейне. Оттуда и переселилась в Америку 100 лет назад семья этого парня. Не правда ли удивителен их зов? Факты такого характера обычно наталкивают на серьёзные и длительные размышления, причём не столько о прошлом, сколько о нашем настоящем ... 

Нельзя без приятного удивления также читать и выводы других исследователей о том, что рыцарские традиции (или то что мы называем «уæздандзинад», а англичане “knighthood”) возможно пришли в Европу с Аланами (“From Scythia to Camelot” C.Scott Littleton, Linda A. Malcor). В мире растёт интерес к Осетии. И развитие интернета даёт возможность любому человеку, даже в самом отдалённом уголке планеты, быстро найти информацию о нашей республике, нашем народе. Жаль только, что пока почти вся имеющаяся информация создаётся на любительском уровне, руками отдельных энтузиастов. Крайне мало материалов оформленных на осетинском и английском языках. А русским владеют далеко не все. И для популяризации Осетии в мире грамотно, профессионально оформленный сайт, насыщенный разнообразной информацией и новостями, обязательно на трёх языках (осетинском, русском, английском) на сегодняшний день просто необходим. Те, кто не по наслышке знает о жизни в развитых странах, могут подтвердить, что процентов 80-90 всей информации, современный западный человек черпает из интернета. И если мы в будущем ожидаем инвестиций и осуществления каких-то серьёзных проектов, нужно дать возможность деловым людям в других странах найти о нашей республике как можно больше полезной информации. Подкупает и то, что известные учённые - историки, лингвисты, да и простые люди в разных странах живо интересуются историей Осетии, нашим языком, культурой, достижениями. 

Ну а что же мы сами? Понимаем ли мы значимость того, кто мы есть и что мы есть сегодня? Важность того, что звучат пока в сёлах и кое-где в городе осетинская речь, песни и мелодии? Что есть пока, (хоть и мало, но всё же есть) кому читать «Рæстдзинад», «Мах Дуг», книги на родном языке? Что не совсем умерли ещё понятия «æгъдау», «фарн», «æфсарм»? Осознаёт ли каждый из нас свою ответственность, как одного из оставшихся потомков алан, за будущее этой уникальной культуры и языка? Нас же не 150 миллионов, нас всего 600 тысяч, а реальных носителей языка гораздо меньше. Почти столько, сколько читателей у газеты «Рæстдзинад». А ведь по выводам исследователей ЮНЕСКО, язык насчитывающий менее 100-150 тысяч носителей обречён на необратимое вымирание. Вот по этому поводу и хочу поделиться некоторыми мыслями, конечно же, не претендуя на истину в последней инстанции. 

Собственно, откровенный, без излишнего стеснения, разговор на эту тему в нашем осетинском обществе назрел уже давно. В быту мы все живо обсуждаем эти проблемы. Но что это даёт? Вызывает удивление тот факт, что те, кто, по своему положению в обществе, должны произнести первое «А» на высоком уровне, пока молчат. Наверно заняты более важными делами... Пройдёт ещё пара-тройка десятилетий, и спасать уже будет некого и нечего. И проклянут тогда нас наши потомки, за то, что не оставили им никакого наследия, кроме свидетельств полной ассимиляции и потери осетинского этноса... Ведь правильно пишет уважаемый Солтан Дзарасов в «Письме из Англии» (журнал «Дарьял» №2, 2002 ), что наши разбитные предки доблестно сражаясь в битвах за чужие интересы от Дальнего Востока до берегов Атлантики, практически не оставили нам никакого материального наследия: ни обширных земель, ни красивых городов и замков, ни других творений рук своих. Язык и культура – это , пожалуй всё, что мы унаследовали. Но, зато, они поистине уникальны.  

По утверждению В.И.Даля, для каждого человека родным языком является тот, на котором он думает. А интересно, из всего количества осетин по происхождению и по документам сколько из нас найдётся таких, которые думают на осетинском? И насколько это важно, владеть родным языком в полной мере и знать родную культуру в оригинале? Я не имею в виду тех, чьи познания в языке ограничиваются двумя десятками выговариваемых с сильным акцентом слов, а в области культуры и обычаев – порядком первых трёх тостов и двумя, запомнившимися из школы, строчками «Осетинской Лиры». Ведь странное дело. Многие считают родным осетинский язык, владея им также «хорошо», как китайским, например. Почему, на каком основании? И ведь мало кого же волнует этот нонсенс. Вроде бы ничего особенного.  

Прочитанные недавно в журнале «Дарьял» статьи «Осетинский язык в контексте этноязыковых процессов» Т.Т.Камболова и «Осетия и Осетины: Государство и Нация» М.Доева подтолкнули на довольно печальные мысли о сегодняшнем состоянии нашего осетинского общества, нашей национальной культуры и особенно языка. Вообще, такие материалы в нормальном, не больном обществе должны вызывать, по меньшей мере бурные обсуждения. У нас же, как правило, проходят незамеченными, хотя содержание их (как у М.Доева, например) довольно кричащее. Несколько лет назад, в большой статье на страницах «Северной Осетии» я уже выражал своё предельно откровенное мнение по поводу положения нашего родного языка и культуры. Писал по тем временам, что называется, на грани фола. Спасибо редакции, выдали материал как есть. Причём, я помню, прямо приглашал наших уважаемых писателей, учёных, старейшин к деловому обсуждению наболевших проблем, а значит и к выработке каких-то мер. Ведь пропадаем же на ровном месте, без войны, холеры, порабощения или ещё какой-либо напасти! Думал мой материал вызовет какие-то отклики, подтверждение или опровержение моих выводов, или же разнесут меня в пух и прах за заблуждения, на худой конец. Было два-три звонка в редакцию от интересующихся тем, кто я такой и что я из себя представляю.... Так что, уважаемый Мурат Доев, те, кому направлен Ваш крик души, и от кого хоть что-то зависит, обычно пропускают это всё молча. Удивительно хладнокровны. Это тоже говорит о многом. Пора бы нам всем проснуться, открыть глаза и посмотреть вперёд. Куда мы идём? Только животные рыскают целыми днями в поисках где и чем прокормиться. Для нас же весь смысл жизни не должен замыкаться только на обеспечении возможности физического существования и воспроизведении себе подобных... 

Исходя из классификации, приведённой в статье Т.Т. Камболова, авторитет которого в области языкознания вряд ли у кого-то вызывает сомнения, и, объективно оценивая сегодняшнее положение дел, можно сделать вывод: наш язык, наша культура, а значит и наш этнос вообще, находятся на довольно близком расстоянии от той черты, за которой процесс полной ассимиляции станет неизбежным и необратимым. 

Сразу хочу остановиться на одном моменте. Почему-то на всех, кто ратует и болеет душой за судьбу родного языка, сразу навешивают ярлык националиста. На каком основании? Неужели нам всем, чтобы не попасть в эту категорию, нужно становиться космополитами. Тот кто любит свой народ, совсем не обязательно должен делать это за счёт недолюбливания других. Наоборот, (перефразируя известную осетинскую поговорку) если ты действительно любишь себя, то, значит, любишь и других тоже. Я не принимал национализм никогда и считаю, что националисты обычно наносят своему народу куда больший ущерб, чем те, против которых они выступают. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно осмотреться вокруг, на некоторых наших соседей хотя-бы... Или же тех, с бритыми, но пустыми головами в Москве, избивающих православного священника за то, что он родом не из тех краёв... И когда молодые говорят о ком-то, уважающем свои родные корни: «Он такой националист...», то это должно восприниматься, как оскорбление. Да и не забывайте, что и предки наши тоже всегда были интернациональны, часто даже чересчур, забывая о своих нуждах. 

Однажды, в студенческие годы, я и мои друзья сидели на свадьбе в селении Дзуарикау. Ребята все попались довольно музыкальные, пели и плясали без устали. За столом с нами сидел один уважаемый и известный в республике представитель интелигенции и живо интересовался нашим творчеством. В какой-то момент он, на наше удивление, сам взял в руки гармошку и сыграл что-то. Нас, молодых ребят немного даже подкупало то, что сидим рядом с самим... И тут мой друг Валера Танклаев, после осетинской песни запел одну из наших любимых «Под окном высоким, под окном широким вишня белоснежная цветёт...». Я сидел напротив «интеллигента» и поразился тому, как исказилось его лицо. «Цыта зарут?! (Что вы поёте?!)» выдавил он из себя, встал и ушёл, совершенно потеряв уважение в наших глазах. С тех пор прошло уже больше двадцати пяти лет, а я часто вспоминаю этот характерный случай. Ну почему и на каком основании появилось это разделение на наше и чужое? Почему тот, кто читает Коста, Нигера, Г.Малиева, в оригинале, не должен любить творчество Пушкина, Достоевского, Булгакова? Почему нельзя одновременно любить осетинскую музыку и также с удовольствием слушать русские, украинские, грузинские и другие песни? Откуда взялся этот антагонизм? Ведь не секрет же, что многие патриоты, говоря о проблемах в осетинском обществе также косятся на «старшего брата», мол с его лёгкой руки... А я считаю, что если Хазби не в состоянии навести порядок у себя в семье, то сосед Петро здесь ни причём. Просто многим удобнее искать причину не в себе, а на стороне. Пора, наконец, признаться, что мы сами, наши сегодняшние, а также давнишние пороки и есть главная причина увядания. Что возгордились мы чересчур, как Нарты, что в процессе самолюбования, восхваления былых достижений и в пылу состязаний в красноречии за пышными столами, забыли, что надо ещё что-то делать для того, чтобы и потомки наши могли хоть чем-то тоже гордиться. 

Случай приведённый выше не единичный. Но чаще всё-таки, мы сталкиваемся с явлениями обратного порядка, когда известные в нашем обществе люди коренной национальности не блещут знанием родного языка и культуры. И это стало нормой, хотя на самом деле должно быть нонсенсом. Почему, оценивая уровень образованности и интелигентности человека, мы берём в расчёт только знания в области общероссийской и мировой культуры? Да будь ты хоть академиком, но если не владеешь родным языком и не знаешь, кто написал «Æхсины лæг», то ты, по меньшей мере, вряд ли претендуешь на интелигентность.. Потому что в перерывах между изучением двух-трёх иностранных языков никогда не удосужился уделить хоть какое-то внимание своему родному. А коли так, то есть ли у тебя моральное право называть себя осетином и искать уважение народа? Мы привыкли всё сваливать на родителей, школу, и годы проведённые вдали от республики. Я вас могу познакомить с человеком более трёх десятков лет, прожившим на Дальнем Востоке, но владеющим родным языком получше многих работников культуры. Так что, взрослые люди сами выбирают свои приоритеты. Пусть каждый из нас в уме оценит степень своей ответственности за судьбу родного языка, а значит и за судьбу Осетии.  

Вчитайтесь в эти строки: 

«Национальное самосознание неотделимо от национального языка. Смерть какого-либо языка означает смерть народа (как особого этноса)».  

Это утверждение принадлежит не мне. Это слова Васо Абаева.  

А из чего складывается жизнеспособность языка? Если утрировано, то это когда Сослан, Аслан и Дзерасса без больших усилий говорят, читают и пишут на родном языке. При этом их дети: Казики, Батики и Залиночки должны быть также воспитаны в родной языковой среде. Если же Алан отучился и отработал в Москве или Питере несколько лет, а потом, женившись там же, через некоторое время вообще перестал понимать по-осетински, потому-что родившись во Владикавказе, в интеллигентной семье, он с детства впитал только урывки родной речи. Теперь со своими детьми Оксаной и Колей, конечно, тоже общается только на русском, и считает, что терять время и силы для изучения осетинского, это – роскошь. И для нашего народа Аслана, не смотря на его осетинское происхождение, можно считать потерянным, как и всю его «ветвь» далее. К слову сказать, для русского народа приобретением его тоже нельзя назвать, потому что богатейшую русскую культуру сполна и в оригинале он тоже не впитал...Чем больше ветвей высохнет, тем меньше шансов у языкового дерева (а значит, по Абаеву, и всего народа) выжить. 

Эти сухие ветви наносят непоправимый ущерб, и сами того не подозревая, приближают смерть всего дерева. Потому-что их становится всё больше и больше, причём множатся они по правилам математической прогрессии. Если из родителей хотя бы один не владеет родным языком, очень большая вероятность того, что и дети также, владеть им не будут.  

Не смотря на это, я не призываю отпилить сухие ветви. У них есть хороший шанс на выздоровление, хотя для этого нужно такое же хорошее лечение. Эдакая срочная интенсивная терапия, если не хирургическое вмешательство... Но в первую очередь, им, русифицированным осетинам, самим нужно осмыслить ущербность их сегодняшнего положения, самим начать лечение. Дети и внуки не должны быть обделены того бесценного богатства и культурного наследия нашего народа, которое доступно лишь тем, кто говорит на родном языке.  

Вообще, наряду с общепринятыми двумя диалектами осетинского языка, у нас в последние десятилетия сформировался ещё один. Причём, на сегодняшний день, он самый устойчивый и живучий, благодаря, образованности, общественному положению и многочисленности его носителей. И шансы его на выживание и поглощение двух других очень велики. Я имею в виду тех, кто владеет единственным языком, конечно же не родным. Причём все они считают это вполне нормальным и , видимо, будут недовольны моими выводами. Я не хочу никого обидеть, тем более многие мои хорошие друзья и родственники попадают в эту категорию. Но факт остаётся фактом. Подавляющее большинство детей, родившихся во Владикавказе родным языком не владеют. Уже рождаются дети и внуки тех, кто своим пренебрежением к осетинскому языку создавал базу сегодняшней плачевной ситуации. Часто по этому поводу приходится слышать: «Да, язык важен. Но он не самое главное. Главное - национальное самосознание каждого человека». Интересно из чего оно, по вашему мнению, складывается и на чём базируется? Вот что пишет один наш молодой земляк, проживающий в Америке, на одном из интернет-форумов: «Языка (родного) не знаю. Местные принимают за еврея, хохлы за армяна, в Москве за ингуша, в Осетии за русского а по паспорту был осетин. Но меня это волнует? И вообще, кого волнует?"  

Дорогие мои, как нельзя быть русским не говоря по-русски, быть грузином, не зная, что значит гамарджоба, так нельзя называть себя осетином только потому, что отец по паспорту был записан осетином.  

Только родной язык может быть тем звеном, которое связывает определённого человека с родной культурой, с обычаями, традициями народа, с фыдалты фарн, в конце концов. Только владение им даёт человеку возможность впитывать всё в оригинале, а значит и понимать в полной мере. Без языка можно иметь какие-то общие представления, но не более. Мне трудно передать это словами. Это надо прочувствовать всеми своими клетками. Но для этого опять же необходим язык. Вот и получается эдакий замкнутый круг, разорвать который многим, увы, не под силу. А жаль. Ведь это гораздо легче, чем кажется . Но дорогу осиливает, как известно, только идущий...  

Я родился в райцентре и мои школьные годы прошли в то время, когда родной язык всеми силами изживался из школы. Словом, я никогда его не изучал. Помню, мы смотрели на наших сверстников из класса (единственного из пяти), где два раза в неделю преподавали родной язык, взглядом коренного москвича на выходца из небольшого села Тамбовской губернии. Считали себя интелигенцией, а тех «дерёвней». И как же невыносимо больно было потом слышать слова моего армейского друга - туляка, увидевшего как я пишу письмо матери: «Как?! Ты пишешь маме на русском?! Она у тебя русская? Нет?!Ааа, видимо у осетин нет своей письменности...»  

Меня как током ударило. Лучше бы сквозь землю провалиться. До тех пор мне и в голову никогда не приходило, что это так нелепо, общаться с родной матерью на неродном языке . То письмо я не дописал, порвал. Не спал всю ночь, а на утро написал домой только: «Срочно вышлите осетинскую грамматику и все художественные книги на родном языке, которые найдёте. И с сегодняшнего дня прошу писать мне только по-осетински. Кто не умеет- пусть не пишет...» Мои сильно удивились, ужаснулись, но просьбу выполнили. И, уже читая наших классиков в оригинале, изучая наш народный фольклор и всё остальное, что мне прислали, я с огромным удивлением обнаружил, каких сокровищ был лишён. Я совершенно по-другому стал воспринимать давно прочитанные в переводе книги, не говоря уже о материалах по истории, культуре, традициям и обычаям народа. Лучше поздно, чем никогда. Через несколько месяцев я знал наизусть почти весь «Ирон Фæндыр», и даже пробовал писать стихи на осетинском. И по сегодняшний день, как большую реликвию храню роман Нафи Джусойты «Адæймаджы мæлæт», подаренную мне автором год спустя, за любовь к осетинскому языку. Я привёл этот личный пример для того, чтобы убедить сомневающихся в возможности относительно быстрого овладения родным языком. Ведь он же не урду, не хинду, и даже не английский. Его изучить легче, тем более находясь в языковой среде. Огромную помощь оказывают сегодня специально созданные для этого энтузиастами интернет-сайты. И если кто-то приводит весомые причины для оправдания своего одноязычия, то на самом деле главные причины - это: пренебрежение им, лень и отсутствие достаточной национальной гордости. Я искренне желаю всем вам встретить своего «туляка»... 

В последнее время участились разные заседания и собрания по решению вышеперечисленных проблем. Обычно почти все они заканчиваются в духе лучших традиций советского периода: принятием решений и постановлений типа «усилить, улучшить, углубить, провести работу и т.п». Я бы не назвал это даже полу-мерами. Такая «работа» проводится уже много лет, а «воз» уже и не там. Он катится к пропасти. И сделать бы всем, принимающим эти решения, вывод. Если дело продолжает ухудшаться, значит не тем занимаемся. Нужны какие-то кардинально другие решения, более действенные, пока не поздно. Из всего многообразия партий и общественных организаций нет у нас и такой, которая бы, объединив здоровые силы осетинского общества, национальной интеллигенции, бизнеса и депутатского корпуса, занималась не политическими интригами и борьбой за власть, а выработкой конкретных действенных , если не черезвычайных мер, по спасению языка и культуры, добивалась претворения их в жизнь.  

Разве, слушая речи того или иного кандидата на депутатство, а оттуда далее – наверх, мы не должны, наряду с его деловыми качествами оценивать и близость к родным корням и уровень владения родным языком?  

Я далёк от намерений поучать наших старших. Но, как простой осетин, хотел бы видеть выработку действенной политики по спасению родного языка и культуры главным приоритетом в деятельности Всеосетинского Ныхаса. Кому как не вам, уважаемые старшие, ставить эти проблемы перед руководством и, силой своего авторитета, добиваться принятия мер. Глобальные общественно-политические проблемы могут быть решены и политиками с властными структурами. 

Вместе с тем, никакие решения, принимаемые даже на самом высшем уровне, в русле проводившейся до сих пор политики результата не дали и не дадут. Урок пройден, и надо делать выводы.  

Что значит улучшить преподавание осетинского языка в школе? Ведь этот предмет почти повсеместно на положении бедной падчерицы и подход к нему надо ломать в корне. Ученики городских школ, получающие пятёрки и четвёрки по родному языку, фактически разговаривать на нём не могут. Эдакий второй иностранный, да ещё и неживой, как латынь... Причём, латынь то ещё используется в медицине и биологии. А для чего нужен осетинский никому не известно. В советские времена бытовала расхожая поговорка: «Осетинский язык нужен только до Эльхотово». Но как раз с тех же пор, он и в этом пространстве вымирает. Применение его ограничено бытовыми рамками в сёлах и небольших городах катастрофически уменьшающимся количеством населения. А ведь это один из наших государственных языков. Из года в год издательство «Ир» выпускает всё новые книги наших уважаемых поэтов и прозаиков, довольствующихся жалкими тиражами. Так и хочется спросить: «Для кого же вы пишете? Ведь читать же некому, и надо бы что-то делать».  

Моё мнение таково, что пока мы не создадим в нашем обществе условий для выгодности и полезности владения родным языком, для вывода его за рамки бытового применения, никакие другие меры результата не дадут. Но при этом ни в коем случае нельзя перегибать палку необдуманными и неосуществимыми мерами. При всей их нереальности, они могут нанести ещё и заметный ущерб интересам представителей других народов республики. А это неприемлимо. Хотя с другой стороны, абсолютно безболезненно также вряд ли получится. И, из уважения к нам, русскоязычное население должно понимать необходимость таких мер, ради спасения осетинского языка. Главное, чтобы они вписывались в рамки общепринятых в мире норм и свобод граждан, независимо от национальной принадлежности. Ну как представить одномоментный и обязательный переход на преподавание всех школьных предметов на осетинском языке, который многим видится панацеей? Это же абсурд. Кроме огромных материальных средств для этого понадобилось бы ещё и сменить почти весь учительский состав школ. А моральные последствия такого шага мы расхлёбывали бы всем обществом ещё долго. Реформы в национальном образовании должны носить ступенчатый и постепенный характер. И не худо бы уже сегодня начать с максимального увеличения количества часов родного языка за счёт сокращения, менее важных предметов. Скажем ввести его в ежедневное расписание, а программы пересмотреть в сторону преимущественной нацеленности на разговорную практику. Довольно чёткие, научно-обоснованные, последовательные и вполне реальные меры предлагаются Т.Т. Камболовым («Дарьял» №4 за 2002 год).  

В конечном итоге, необходимо добиться того, чтобы каждый выпускник средней школы мог свободно говорить, сносно читать и писать на родном языке. Но, для этого, в первую очередь, он чётко должен представлять, для чего ему осетинский и какую пользу принесёт владение им. Такой подход, кстати, характерен для школьного образования в большинстве развитых стран. 

Вообще, в решении такого рода проблем, в мире, а теперь уже и в других республиках России, накоплен огромный, как негативный, так и позитивный опыт. От него и надо отталкиваться с учётом особенностей нашего народа, а не стараться изобрести велосипед. В передовых странах, практикующих государственное двуязычие, как правило всё это укладывается в конституционные и законодательные рамки. Но вместе с этим, меры вполне действенные. При приёме на государственную работу (имеется в виду , оплачиваемую за счёт государства) в Канаде, например, обычно учитывают знание обоих государственных языков, даже если ты живёшь в англоязычной провинции. То же самое и во многих частных компаниях, поскольку они часто имеют дело с франкоязычными квебекцами. И если ты «байлингуал», то есть владеешь и английским, и французским цена твоя на рынке труда заметно вырастает. И ты получаешь огромное преимущество перед теми кто «монолингуал». Чем не пример для нас? К тому же не требующий никаких затрат. Введение требования о владении обоими языками при приёме на работу, оплачиваемую государством не нарушило бы никаких положений Конституции и соответствовало бы общепринятым нормам. Но при этом, параллельно необходимо создать доступную и эффективную систему обучения языку всех желающих, а также дать достаточное время на подготовку. Я далёк от мысли, что нужно начать «охоту на ведьм» и увольнять всех, кто не владеет языком. Имеется в виду только приём на работу, по прошествии определённого периода времени. Чтобы те, кто сегодня только готовится к вступлению во взрослую жизнь, чётко понимали необходимость владения родным языком. 

Кстати, и для неосетинского населения, на мой взгляд, это может быть весьма выгодно. Потому что такой подход даст всем в руки лишний козырь (как в Канаде) и право им воспользоваться. И за примерами далеко ходить не надо. У нас достаточно много русских, украинцев, грузин, представителей соседних народов довольно хорошо владеющих осетинским. Они, конечно же, пользуются повышенным авторитетом среди осетин. Посмотрите на молодого талантливого учёного, математика, программиста и лингвиста Вячеслава Иванова, который открыл интернете сайт, полностью посвященный осетинскому языку, и помогающий всем желающим овладеть им. Я низко кланяюсь родителям, вырастившим такого сына.  

И таких примеров можно привести множество. Таких «нетитульных» нам, осетинам, нужно окружить почётом и уважением. Хотя, откровенно говоря, есть и другие, которые, прожив по 40-50 лет среди нас так и не научились даже здороваться по-осетински. В этом конечно же нет ничего незаконного. Но есть же ещё и этическая сторона. Ведь это зачастую воспринимается как неуважение к народу среди которого живёшь, со всеми вытекающими...  

Среди части населения республики плохо владеющей или не владеющей осетинским совсем, часто встречаются и такие, кто бы хотел его изучить, да негде.  

В этой связи, одной из мер я бы назвал бесплатные вечерние курсы осетинского разговорного языка для взрослых при каждой городской школе хотя бы два-три раза в неделю. Своеобразный языковый ликбез. Тоже мера из разряда давно опробованных в мире. В Канаде, например, такие курсы буквально на каждом шагу. Государство может позволить себе те мизерные затраты, которые могут понадобиться для оплаты работы преподавателей, и окупаются с лихвой. Но опять же, только при условии востребованности языка.  

Другой мерой могло бы стать введение обязательного языкового теста для всех лиц осетинской национальности, поступающих в государственные ВУЗы, независимо от специальности. Потому-что владение родным языком, также как и владение русским, должно быть неотъемлемой частью общей культуры образованного человека. Мне трудно представить дипломированного выпускника российского вуза, не владеющего русским. И если, по конституции, на территории республики оба государственных языка равноправны, почему должен выдаваться диплом о высшем образовании лицу, совершенно не владеющему родным языком?  

Почему бы абитуриенту из осетинской семьи при поступлении не писать сочинение на родном языке? Хоть так, хоть эдак, но тестирование по родному языку при поступлении в ВУЗы должно быть введено, если мы не хотим сохранить то, что ещё не утеряно. Что-то наподобие TOEFL, практикующемуся во всём мире. 

Меня могут спросить, как теперь отличить осетина от неосетина? Вопрос конечно интересный... Его в своё время впору было задавать тем, кто отменял известную графу в паспорте. Я считаю этот шаг большой ошибкой, к тому же, наносящей вред государственной национальной политике вцелом, если таковая вообще существует. Когда-нибудь её, возможно, прийдётся исправлять. Ну а пока, почему бы не воспользоваться опытом некоторых других субъектов РФ и не вклеивать соответствующий вкладыш в паспорт. Но при этом, каждый взрослый человек, родившийся от смешанных браков, коих довольно много, должен иметь право решать: то ли он осетин, то ли грузин, то ли русский, чётко осознавая ответственность за принимаемое решение. Кстати, это к тому же ещё и поможет нам иметь реальное представление о том, сколько нас.  

Не могу обойти и другой наболевший аспект сегодняшней общественной жизни республики, затрагивавшийся М.Доевым. Это работа нашего государственного радио и телевидения.  

Думаю, никого не надо убеждать в силе и действенности средств массовой информации. Но что же мы имеем в нашей национальной республике на родном языке? Пара интересных передач на радио, «Ирыстон абон» и вести с полей на государственном телевидении? О других телеканалах и речи нет. Они все дружно игнорируют факт вещания на территории Северной Осетии. Конечно, время от времени появляются какие-то единичные исключения. На сегодняшний день вряд ли можно сказать, что у нас есть национальное радио и телевидение. Те куцые 2-3 часа дорого эфирного времени мало что дают коренному населению, кроме разочарования. Если ради того, чтобы хоть как-то существовать телестудия половину отведённого времени заполняет коммерческим офисом, то это позор для всех нас. СМИ во всём мире являются весьма выгодным бизнесом. Неужели у нас нет других источников финансирования? А если даже нет, то неужели республиканский бюджет лопнет по швам, если телевидение будет работать 8-10 часов, отводя передачам на осетинском хотя бы половину времени? Ведь это не выбрасывание денег на ветер, как во многих других случаях...  

А как интересно можно было бы разнообразить программы, дав молодым журналистам больше моральных и материальных стимулов, обогатив их лучшим мировым опытом.  

Для начала, можно создать постоянно действующую УКВ/СВ частоту, где всегда можно было бы послушать осетинскую речь и музыку. Ведь для этого не нужно ничего особенного. Слушая часто в машине интересные программы, обсуждение тех или иных тем вживую на ток-шоу, я всегда ловлю себя на мысли, как здорово было бы вот также ехать и слушать это всё на родном языке.  

В республике нет ни одной студии, которая бы качественно записывала на видео спектакли, концерты интересные передачи. То что продаётся на рынках и магазинах можно назвать только мусором. Посмотришь десять минут, и глаза начинают болеть от «высокого» качества. А ведь спрос на эту продукцию огромный. Со всего мира бы заказы шли. А для популяризации осетинской культуры внутри республики они просто необходимы. И если Республика Северная Осетия-Алания не может себе позволить закупить соответствующее оборудование, то грош нам цена. Да и выгодное же это дело, сполна окупилось бы. 

За всю историю существования осетинского языка и культуры они вряд ли когда-либо находились в большей опасности, чем сейчас, в эпоху свободы и демократии. И судьба народа зависит, не столько от царей и вождей, как в былые годы, сколько от каждого из нас. От нашей ответственности и трезвости. От нашего уважения к памяти предков, наконец. Неважно, где ты физически находишся в данный момент: во Владикавказе, Москве или Нью-Йорке. Важно, чтобы ты, твои дети и внуки были носителями этого языка, этой культуры, а значит и этого имени: «Ирон, Дигорон, Алайнаг». Тогда, при современном уровне развития средств коммуникации, ты не будешь чувствовать себя оторванным от своего народа, жить его радостью и болью, хранить его культурное наследие, переживать за его судьбу.  

 

Ну и последнее. 

Вполне допускаю, что многим мои мысли покажутся ошибочными. Но тогда давайте спорить, обсуждать, вырабатывать другие решения, но не молчать. Я же ещё раз хочу подчеркнуть мой принципиальный подход.  

Для решения перечисленных, жизненно важных для нашего народа, проблем необходимо срочное принятие программы решительных, неординарных, но действенных мер. Они должны быть, в основе своей, не принудительные, а, если можно так сказать, поощрительные. То есть, говоря словами известного артиста: «Спрос не создаётся. Создаются условия для спроса». Так вот, наша первейшая задача на сегодняшний день – создание условий для повышенного спроса на осетинский язык. Только в этом случае все остальные меры дадут результат. Как я уже упомянул выше, такие страны , как Канада, Швейцария, Бельгия, и другие, накопили богатый опыт, многое из которого вполне приемлемо у нас. И, при серьёзных инициативах и настойчивости осетинской общественности, а также при доброй воле, мудрости и дальновидности нашего руководства, шансы на продолжение «истории алан на востоке» ещё есть. 

 

Руслан Кучиты 

2003 г.  

 

Сокращённая печатная версия статьи - на сайте  

http://www.darial-online.ru/2003_2/kuchiti.shtml 



 Комментарии к статье (9)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины