Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Цихиев Маирбек
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Цихиев Маирбек Борисович  

(умер в 1995 г.) 

 

 
Известный советский осетинский актер теара и кино, режиссер.  

Заслуженный деятель искусств России 

На сцене Осетинского театра создал ряд блестящих образов. В качестве режиссера поставил много интересных спектаклей. Также сыграл в кинофильмах «Тегеран-43» (Черчиль), «Курьер на восток», «Сюрприз», «Семейная драма» и других. 

 

 

Северная Осетия № 89 (23645) от 18 мая  

 

Добро остается людям  

 

Маирбека Цихиева я знала с начала 70-х годов. Яркая личность всегда привлекает внимание, и, вероятно, поэтому хорошо помню многое из того, что связало мои журналистские встречи с его творчеством.  

С самого начала знакомства между нами было понимание единомышленников, и потом, долгие годы, до того дня, когда в 1995 году его не стало. В каждом деле Цихиев искал смысл, не отвлекаясь на частности, умел ставить задачи и находить самые прямые пути их решения. Он мечтал о сцене и стал актером, он страстно хотел быть режиссером, и стал им, и затем совершенствовался все последующие годы. 

Он обладал редко встречающимся даром, способностью открывать во всем, что его окружало, новое, интересное, достойное воплощения на сцене. В процессе такого открытия проявляется своеобразие, неповторимость художника, человеческого характера, взглядов, знаний и пристрастий. Именно в духовности, помноженной на знание жизни и мастерство, была ценность, смысл воздействия его искусства. 

 

Стараюсь представить себе его творчество в целом и пытаюсь понять, что же в нем самое существенное, присущее именно ему. Мне кажется, это – страстное стремление узнать жизнь, понять ее, понять себя, свое место в ней, удивительная искренность и честность, прямота. Он не только многое видел, но и обладал силой воображения и интуицией, которые позволяли ему постигать самые разные характеры, жанры драматургии и воплощать их на сцене. Таков, например, первый его спектакль, поставленный им как дипломный после завершения учебы на высших режиссерских курсах при ГИТИСе имени Луначарского. Это – "Легенда о любви" по пьесе Владимира Гаглоева. Было главное – пристальное внимание к человеку, прикосновение к его душе, внутреннему миру людей, интерес к индивидуальной судьбе, из которых складывается судьба народная. Успеху спектакля способствовал и точный подбор исполнителей. Блестящий актерский ансамбль – Бибо Ватаев, Земфира Галазова, Махар Туриев, Николай Саламов – стал единомышленником режиссера, создал впечатляющие образы. Спектакль имел громкий успех. Так начинался большой режиссер осетинской сцены Маирбек Цихиев. 

Но это было только начало, за которым последовали не менее интересные работы: "Я не женюсь" И. Гогичаева, "Орлиная гора" Д. Темиряева, "Горящее сердце" Л. Тибиловой, "Бегство" Ибрагимбекова, "Святая святых" Друцэ, "Ревизор" Н. Гоголя и, наконец, "Материнская слава" Р. Хубецовой – спектакль, имевший заслуженную большую славу, ставший заметным явлением осетинского театрального искусства. Поставленный к 40-летию Победы, он был удостоен диплома I степени на зональном фестивале Юга России. 

Театральный мир Осетии помнит и спектакли, которые М. Б. Цихиев поставил на сцене Русского академического театра, когда работал там художественным руководителем. Во всех этих спектаклях, среди которых наиболее яркие "Оптимистическая трагедия" В. Вишневского, "Дочь русского актера" Григорьева, "Актер" Некрасова, "Дама" Розова, во всем блеске проявился режиссерский талант Цихиева. 

Нельзя не сказать еще об одной грани таланта Маирбека Цихиева. Он сыграл и создал целый ряд интересных образов в кино. Их отличают виртуозность, отточенность, и каждый раз в каждой роли он, как истинный художник, – новый, неузнаваемый. Когда на "Мосфильме" снимался советско-швейцарский художественный фильм о Второй мировой войне "Тегеран-43", то на пробы на роль британского премьер-министра Черчилля пригласили и Цихиева. Он, одетый в костюм своего будущего героя, вышел на публику, и народный артист СССР Евгений Леонов, тоже пробовавшийся на эту роль, тут же подошел к членам конкурсной комиссии и сказал: "Да вот же он, Цихиев – готовый Черчилль, что меня еще смотреть!".  

…Он был и счастливый человек, потому что относился к таланту своему, как крестьянин к хлебу, – ответственно и бережно, не изменяя ему ради сиюминутного, суетного. Потому что унаследовал от своих предков – крестьян, живших на алагирской земле, поразительное самоотверженное трудолюбие. И еще одна черта – истинно народная – привлекала в нем: неизбывное чувство благодарности каждому, кто когда-нибудь помог на многотрудном его пути. Но он был счастлив и тем, что и ему благодарны были многие из тех, кого судьба сводила с ним. Но об этом они лучше всего скажут сами. 

Орзета Бекузарова, заслуженная артистка России: 

– С Цихиевым знали друг друга со студии при Щукинском училище. До этого он работал в театре во вспомогательном составе, отслужил в армии. Что его отличало? Он был большим эрудитом и своими знаниями с удовольствием делился с нами. Постоянно ходил на концерты в консерваторию и нас приобщал к музыке. Мы были первыми студийцами из Осетии в Щукинке и сумели так зарекомендоваться, что заставили полюбить и себя, и Осетию весь коллектив училища, и тон в этом задавал Маирбека. Истинный горец, типичный осетин, благородный, воспитанный в лучших традициях национального этикета, он прекрасно знал и европейскую культуру. Он был добродушен, жизнерадостен, ему даже не шло грустить. Большой, крупный, доверчивый, по-детски наивный, он вызывал невольную симпатию. Студийцы называли его любя и шутливо бегемотиком.  

Мы с Маирбеком много играли вместе, партнером он был великолепным, он весь погружался в действие, не просто выучивал текст, а вникал в глубинную суть, жил на сцене жизнью героев. Помню, играли в водевиле "Дочь актера" Григорьева главные роли. Спектакль прошел на "ура", и постановщик Владимир Этуш очень нами гордился. Другой наш спектакль "Гибель надежды", не помню точно, кажется, голландского автора, где мы опять-таки исполняли главные роли, раскрыл его как актера трагического плана. В этой роли он играл даже глазами, и даже молчание его было столь красноречиво, что не надо было никаких слов. Эту пьесу ставили и вахтанговцы, они пришли на наш экзамен и были буквально покорены. И позже, уже в театре, мы много играли вместе, потом он ушел в режиссуру, и правильно сделал.  

Я много играла в его спектаклях и мне очень импонировало, что он давал нам свободу, не любил натаскивать актера. И я благодарна судьбе, Маирбеку Цихиеву, Раисе Хубецовой, что мне суждено было сыграть главную роль в спектакле "Материнская слава", что дали прикоснуться к этой теме – женщина и война. В этом спектакле было много блестящих находок, потрясавших до глубины души. Помню, в Абхазии после показа "Материнской славы" публика буквально с ума сходила. Спектакль начинался с героической песни, которую исполняли сами же герои. Они выходили на авансцену в черных бурках, пели настолько проникновенно, что буквально мороз пробирал, потом в ходе спектакля песни в исполнении этих же ребят вплетались в действие. Блестящая находка, скажу я вам. Ему, конечно, приятно было зрительское внимание, но он не любил публичности и очень смущался. Вообще, он был безразличен к славе. Позже к нему приезжал один чеченский режиссер и попросил разрешения использовать этот прием в своем спектакле. И он с удовольствием разрешил. Такой он был – добрый и доброжелательный.  

Мы "Материнскую славу" где только ни показывали, и всегда с неизменным успехом. А на фестивале Юга России в Новороссийске, посвященном 40-летию Победы, спектакль был удостоен диплома I степени.  

А еще была у нас совместная работа в спектакле "Перед заходом солнца" Гауптмана, куда тоже было вложено много энергии, много души, много сердца, в результате мы имеем еще одно большое достижение нашего замечательного режиссера, а для нас, актеров, работа над ним стала большой школой. 

Маирбек был такой друг и товарищ, которому я могла доверить любую свою боль. Как-то мы вместе вышли из театра, и он, видимо, заметил, что я не в духе, что меня что-то гнетет, и пошел меня провожать домой. В разговорах не заметили, как добрались до моего дома, но мы не расстались, пошли обратно, спустились к Тереку, долго гуляли, и тут я не выдержала: слушай, говорю, что ты со мной так долго ходишь? Мы, отвечает, давно с тобой по душам не говорили. У меня слезы на глаза навернулись. Ах, ты, говорю, мой добрый бегемотик! 

Ему можно было все рассказать и получить поддержку, а сам он, как бы ни страдал, никогда не жаловался, он все держал в своем большом и нежном сердце, и оно… однажды не выдержало.  

Анатолий Галаов, актер и режиссер, народный артист РСО–А, лауреат премии имени К. Хетагурова: 

– Я познакомился с Маирбеком Борисовичем в 1970 году, когда закончил учебу в Москве и начал работать. Он тогда был директором Осетинского театра и режиссером-постановщиком. В нескольких своих постановках он меня занимал и как режиссер для меня был очень удобен. Почему? Потому что Маирбек Борисович не любил навязывать свое мнение и всегда с интересом относился ко всякому разумному предложению, которое работало на воплощение идеи спектакля. Это, на мой взгляд, хорошая черта. Если актер зажат в определенных рамках, если он скован, – это отражается на спектакле.  

Я был занят у него в одном небольшом эпизоде в спектакле "Ревизор" по Гоголю, где играли все корифеи Осетинского театра, начиная с Тхапсаева, и у меня была возможность наблюдать за тем, как он вел репетиции. Я стал свидетелем большой азартной работы, где актеры свободно импровизировали, где и режиссер, и актеры понимали друг друга и получали большое удовольствие и от материала, с которым работали. Мне кажется, этот спектакль удался и он стал одним из достижений Цихиева. 

Другой спектакль, где я работал с ним, – "Материнская слава", отмеченный медалью имени Попова. Там большую работу сделала Орзета Бекузарова, были заняты все молодые актеры. Материал был очень сложный и преодолеть его и режиссеру, и актеру, и литературной части театра было непросто. Пьесу переписывали, переделывали, но, в конечном счете, форма была найдена – и этот спектакль был новаторский. Я считаю "Материнскую славу" вершиной его режиссерской работы, где на национальном материале он скупыми, но выразительными средствами добился большого эмоционального восприятия зрительным залом сложной военной темы, заложенной в спектакле. Вообще, тема эта очень болезненна для нас – в Осетии много семей, потерявших в войну по нескольку сыновей, и было опасно перегнуть палку, но форма была найдена режиссером, и на достойном художественном уровне материал был донесен до зрителя. Я считаю, что на эту тему у нас еще не было спектакля такого уровня и, наверное, не скоро будет. 

Я бы хотел отметить и то, что Маирбек Борисович был человеком очень общительным, обладал чувством юмора, был начитанным, живо интересовался, какие процессы идут в мире искусства, культуры, в политике. Мы в одно время с ним были депутатами Верховного Совета республики, вместе работали в парламенте. Он возглавлял комитет по этике и довольно часто выступал. К его мнению всегда прислушивались, мало у кого из депутатов был такой авторитет. 

Цихиев часто критиковал мои спектакли, но я критику принимал. Понимал: у него свои взгляды, у меня – свои, мы все-таки принадлежали к разным поколениям, и на наших добрых отношениях это никак не отражалось. 

Вот таким он был – Маирбек Цихиев, заслуженный деятель искусств РФ, человек большой души и таланта, сын своего народа и всей большой страны. Таким мы его будем помнить. 

Бэлла ТОЛАСОВА.  

 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины