Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Кантемиров Георгий
< назад  Комментарии к статье (7)      Версия для печати

Кантемиров Георгий Магометович  

(1940-2007) 

генерал-майор 

 

Георгий Магометович родился 9-мая 1940 г. в селении Иран Северо-Осетинской АССР в многодетной крестьянской семье. После окончания Иранской семилетней школы Георгий продолжил учебу в Садонской вечерней средней школе рабочей молодежи, а днем работал в шахте. Говорят, родители, прививающие своим детям навыки трудолюбия, обеспечивают их лучше, чем если бы они оставили им богатое наследство. 

После окончания средней школы он поступил в Орджоникидзевский финансовый техникум. И хотя, по окончании его, устроился на престижную должность - старшего ревизора Министерства просвещения СОАССР, вскоре понял, что это профессия не по нему. 

Послевоенной молодежи Осетии было у кого брать пример, кому подражать, кем гордиться - это прославленные генералы, герои Великой Отечественной. Видимо это сыграло основную роль в определении дальнейшей судьбы будущего генерала. Георгий Магометович поступает и с отличием заканчивает Орджоникидзевское военное училище МВД им. СМ. Кирова. Это давало ему право выбора места для дальнейшего прохождения службы. Но он тогда для себя открыл одну простую истину: коли выбрал профессию - Родину защищать, то не имеешь право легких путей искать. Этот принцип Георгий Магометович пронес через всю свою жизнь. Свою военную службу он начал на острове Сахалин. Изучив его личное дело, командование дивизии рискнуло назначить молодого лейтенанта заместителем командира отдельной роты. Из-за болезни командира роты Георгий Магометович фактически исполнял его обязанности и блестяще справился с поставленной задачей. Через 3 месяца командование дивизии утвердило его на эту должность. Вскоре об успехах молодого лейтенанта заговорили во всей дивизии. Рота его стала передовой, и лейтенанта Кантемирова Г.М. перебрасывают на должность командира отстающей роты. А через год и она становится передовой. За 3 года службы ему пришлось наводить твердый уставной порядок в 4 отдельных ротах. Случайными ли были достижения Георгия Магометовича в военной службе? 

Пожалуй, нет. Он всегда был лидером в коллективе - в школе, в техникуме и в военном училище. Член комитета комсомола и профкома техникума, он возглавлял художественную самодеятельность по народным танцам, командир отделения, а потом и взвода курсантов. Спортсмен, член сборных команд техникума и военного училища по вольной борьбе, самбо и легкой атлетике - неоднократный призер первенства республик Дальнего Востока и Сибири. Отличник боевой и политической подготовки. Мастерски владел всеми видами оружия. Конечно, ему подражали и брали с него пример его подчиненные - солдаты, сержанты, офицеры и с величайшей горечью расставались со своим командиром, когда его переводили на другую должность. За высокие результаты в работе командование направляет Георгия Магометовича на учебу в Военную академию им. М.В. Фрунзе. Успешно сдав вступительные экзамены, впервые в истории этой прославленной академии ее слушателем стал офицер в звании лейтенанта - и окончил ее старшим лейтенантом. За отличную учебу ему было досрочно присвоено воинское звание - «капитан». Трудно назвать Георгия Магометовича романтиком, но его всегда тянуло к неизведанному, кроме того, желая испытать себя в наиболее сложной ситуации, молодой офицер после окончания академии изъявил желание продолжить военную службу в Средней Азии, и был направлен командиром батальона в 88-ю дивизию внутренних войск МВД СССР, части которой дислоцировались на территории Узбекистана, Таджикистана и Туркмении, а штаб - в городе Ташкенте. Капитан Кантемиров Г.М. был первым офицером в этой дивизии с академическим образованием. 

Внутренние войска МВД в то время сильно отставали от других родов Вооруженных Сил в вопросах боевой подготовки, оснащенности вооружением и техникой и делали первые шаги в тактике боевых действий. Конечно, для командования дивизии капитан Кантемиров Г.М. оказался находкой для всестороннего обучения командного состава и его оставили служить при штабе. 

В те годы во всех военных изданиях внутренних войск публиковались в порядке распространения опыта разработки командно - штабных учений и тренировок, составленных и проведенных капитаном Кантемировым Г.М. на показательных занятиях, куда привлекалось высшее руководство МВД всех трех среднеазиатских республик. 

Через год службы ему было доверено командование 68-м отдельным мотострелковым батальоном особого назначения (ОМСБОН) - оперативным резервом Министра внутренних дел СССР по Средней Азии на случай чрезвычайных происшествий в этом регионе. По количеству личного состава, оснащенностью вооружением и боевой техникой он превосходил другие воинские части, а по боевой готовности, обученно-сти личного состава и мобильности действий ему равных не было и в Туркестанском военном округе. Здесь с особым блеском проявились организаторские способности и талант командира - капитана Кантемирова Г.М. Через 3 года 68-й ОМСБОН был объявлен «отличным», а при посещении воинской части лично Министр внутренних дел СССР генерал армии Н.А. Щелоков досрочно присвоил Георгию Магометовичу воинское звание «майор». Тогда же он получил свою первую правительственную награду. Военная судьба Георгия Магометовича так сложилась, что его всегда назначали командиром отстающих подразделений, частей и соединений. Но его бойцовские качества, трудолюбие, превосходная личная подготовленность позволяли ему на всех участках работы наводить образцовый порядок. Сослуживцы говорят, что он был очень строгим и весьма требовательным командиром как к самому себе, так и к окружающим. Не растерял он на этих ответственных должностях и свои человеческие качества. О его доброте и внимательности к своим подчиненным, о чуткости и заботливом отношении к людям, об обостренном чувстве справедливости ходили легенды. 

В 1975 г. решением Военного Совета внутренних войск майор Кантемиров Г.М. был назначен командиром 583-го полка 88-й дивизии, самого сложного и отстающего подразделения, который был разбросан по всему Узбекистану. Многие опытные командиры «погорели» на этом полку. Это не испугало Георгия Магометовича. Новый командир основные усилия сосредоточил на всесторонней подготовке и обучении своих заместителей и офицеров штаба полка. Проводил с ними командно-штабные учения и тренировки, обучал их формам и методам работы с личным составом, щедро делился своим богатым опытом с каждым из них. Старшие начальники обвиняли его, что он превратил штаб полка в филиал военного училища. А он со свойственной ему прямотой отвечал: «Не мешайте мне работать!» 

И только тогда основательно начал работать командир полка в отдельно дислоцированных подразделениях, когда полностью убедился в подготовленности офицеров штаба. Шаг за шагом наводил уставной порядок в ротах и батальонах с офицерами управления полка, одновременно обновлял и совершенствовал материальную базу, строил военные городки и учебные центры. Здесь-то и пригодилось Георгию Магометовичу его финансовое образование. Кто служил в армии, должен знать, что войсковое хозяйство очень сложная система и не всякому военачальнику удается его организовать, а тем более - сделать образцовым. Создается впечатление, что майор Кантемиров добивался таких успехов без каких либо трудностей. Но это далеко не так. Долгих 3 года понадобилось ему, чтобы 583-й полк стал лучшим в 88-й дивизии. И только через 5 лет удалось завоевать первое место в системе МВД СССР.  

В те годы из 350 полков с особой тщательностью подбирали воинскую часть, лучшую из лучших, которую решением Военного Совета объявляли инициатором социалистического соревнования во внутренних войсках МВД СССР. На нее равнялись все войска. В1980 г. выбор пал на 583-й полк. Не пропали труды Георгия Магометовича даром. Полк выдержал все испытания и занял 1 место, завоевав звание «отличного». Сотни людей подразделения были отмечены правительственными наградами. Георгию Магометовичу досрочно было присвоено воинское звание «полковник». Одновременно был награжден орденом Красного Знамени. 

88-я дивизия была одной из лучших во внутренних войсках. Но после назначения нового командира, весьма безвольного, безпринцыпного, - дивизия резко стала сдавать завоеванные позиции, и тогда Военный совет внутренних войск вновь вынужден был вспоминать о полковнике Кантемирове Г.М., назначив его первым заместителем командира дивизии. 

Сослуживцы говорят, что в течение 5 лет фактически дивизией командовал Георгий Магометович, спас ее от полного развала и вернул утраченные позиции. К счастью, Георгия Магометовича, в 1987 г на волне перестройки командующим внутренними войсками был назначен генерал-полковник Шаталин Ю.В - человек с открытым характером, весьма демократических взглядов, не терпящий подхалимов и угодников, он принес с собой новый дух, новые подходы. Во время инспекционной поездки в Среднюю Азию состоялось знакомство командующего с полковником Кантемировым Г.М. и был приятно удивлен увиденным, как потом вспоминал Юрий Васильевич: «Я даже в сухопутных войсках Советской Армии не видел таких учебных центров, такой обученности личного состава, как у Кантемирова Г.М.». Здесь уместно будет сказать, что все должностные лица по линии МВД СССР, направляемые в Афганистан, проходили обучение в частях полковника Кантемирова Г.М. 

Вскоре пришел приказ о назначении Георгия Магометовича командиром 67-й дивизии внутренних войск, которая считалась одним из сложных в стране по объему выполняемых задач, количеству воинских частей и географическому расположению. Части дивизии дислоцировались на территории двух областей - Архангельской и Вологодской - и насчитывали в своих рядах около 19 тыс. человек личного состава. 

Верный своим, годами отшлифованным методам и формам работы, полковник Кантемиров Г.М. старался быстрее объехать все воинские части, ознакомиться на местах с командирами всех ступеней, со всем личным составом, побывать в каждой роте, на каждом объекте охраны, вплоть до постовой вышки, нащупать слабые звенья в сложном организме воинского коллектива для определения конкретного плана дальнейшей работы. Но из-за разбросанности воинских частей ознакомительная поездка грозила растянуться на месяцы. 

Георгий Магометович не мог смириться с таким положением и впервые в жизни позволил себе обратиться за помощью к генерал-полковнику Ю.В. Шаталину, чтобы он прикомандировал к дивизии звено вертолетов. Командующий помог. Более точную и принципиальную оценку деятельности полковника Кантемирова Г.М. на посту командира дивизии, чем генерал-майор Заботин С.Г., который был с 1984 по 1992 год начальником штаба этой дивизии, никто не может дать. Вот что он пишет: «Георгий Магометович начал службу в дивизии с объезда всех частей и подразделений, знакомства с личным составом, особенно офицерами и прапорщиками, их семьями, условиями жизни и быта, особое внимание уделял сложным и отдаленным подразделениям. Как я упоминал, дивизия была большая, понадобилось бы много времени даже для поверхностного знакомства. И здесь проявилась уникальная работоспособность Георгия Магометовича. Практически в сутки он отдыхал не более трех часов. А работал он в частях до 20 суток в месяц. Другая часть времени уходила на работу и обучение офицеров дивизии, где командир, кроме проведения занятий, старался дойти индивидуально до каждого подчиненного...» И далее продолжает: «Высоким профессионализмом, твердостью характера, высочайшей работоспособностью и ответственностью за порученное дело, личной порядочностью, честностью и скромностью, чуткостью и заботливостью о людях, умением слушать и слышать каждого, независимо от возраста, должности и звания Георгий Магометович завоевал непререкаемый авторитет среди подчиненных, глубокое уважение всех руководителей областей и городов, руководства правоохранительных органов регионов и на местах. С большой ответственностью могу подчеркнуть - Георгий Магометович Кантемиров был лучшим командиром за всю историю существования 67-й дивизии. Даже сравнивать его не с кем». 

В те годы дух гласности и перестройки особенно болезненно трясли воинские коллективы, армию в целом. Многих военачальников демократия, новые взаимоотношения в обществе повергли в шок, выбили из привычной колеи. А Георгию Магометовичу такие явления были как бальзам на душу. Он никогда не был солдафоном, карьеристом. В отношении подчиненных никогда не допускал высокомерия и чванства. Особые отношения у него были с командованием воинских частей, батальонов и рот. Они работали не только в свободном режиме, но были единомышленниками командира дивизии. Каждый из них мог позволить себе обратиться в любое время суток к Георгию Магометовичу, поделиться своей бедой, проблемой и получить полную поддержку, незамедлительную помощь. Такие человеческие качества очень ценятся в любом коллективе, особенно - в армейском. 

Великолепные организаторские способности, титанический труд не пропали даром. По результатам 1989 года по всем показателям 67-я дивизия заняла 1 место среди всех соединений внутренних войск МВД СССР. 

Постановлением Совета Министров СССР от 17 февраля 1990 года за №185 Г.М. Кантемирову было присвоено высокое звание «генерал-майор». Вручая ему генеральские погоны на заседании Военного Совета внутренних войск, генерал-полковник Ю.В. Шаталин подчеркнул: «Я с особым удовольствием вручаю генеральские погоны Георгию Магометовичу. От всех генералов внутренних войск он отличается тем, что, как никто другой, исколесил Советский Союз с востока на запад, с юга на Крайний Север. Ни один генерал не может с ним сравниться по результатам работы, при том на всех этапах службы - отличные роты, батальоны, полк, передовая дивизия войск страны и, самое главное - всегда и везде его бросали на самые тяжелые и развален¬ные участки, где он не только наводил должный порядок, но становился маяком для других». 

После такой оценки, данной скупым на похвалу командующим, всем стало понятно, что перед генералом Г.М. Кантемировым открывается широкая дорога для дальнейшего служебного роста. 

Напомню, что это было в 1990 году. На глазах развали¬вался великий Советский Союз. На волне демократизации обострились межнациональные отношения. Страну трясли события в Алма-Ате, Тбилиси, Фергане, в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии и прибалтийских республиках. С нарастающей силой осложнялись осетино-ингушские взаимоотношения. 

Правоохранительные органы были немощны и бессильны в создавшейся обстановке. Все больше возрастала роль внутренних войск, которых бросали из одной «горячей точки» в другую. Руководители в Центре и на местах понимали, что для наведения порядка нужны другие подходы и новые личности. В такой сложнейшей обстановке руководство Северной Осетии потребовало от центральных органов укрепления МВД республики. После долгих поисков выбор пал на генерала Г.М. Кантемирова. 

Генерал-полковник Ю.В. Шаталин не советовал Георгию Магометовичу уходить из внутренних войск в милицию. Опытнейшей военачальник, побывавший на всех «горячих точках», почти безошибочно определил, что будет происходить на Северном Кавказе, где через несколько лет судьба их снова сведет в совместной борьбе с национал- экстремизмом. После долгих увещеваний в ЦК КПСС и МВД СССР Георгий Магометович дал согласие, окончательно решив для себя: «Если не я, так кто же поможет моему народу?!» 

Так впервые за всю историю страны на должность министра внутренних дел республики был назначен не оперативный работник, присланный за получением очередного звания, а боевой генерал. Что же увидел Георгий Магометович на своей исторической родине? Как говорит он сам: «Митинги с обеих сторон. В Ингушетии и в Осетии. Кортежи машин и мотоциклов по улицам Владикавказа разъезжали с развевающимися зелеными флагами ислама в руках молодых людей ингушской национальности. Драки на межнациональной основе. Рост преступности на той же почве. Взаимные угрозы, переходящие в действия. Растерянность руководства республики и слабость и бессилие правоохранительных органов. Численность милиции едва превышала 2000 человек вместе со сторожами, с 220 автоматами и сотней старых машин. И никакой обученности личного состава действиям при чрезвычайных ситуациях. А она росла с каждым днем. МВД СССР, а потом и РФ вместо решительного и быстрого укрепления органов внутренних дел на Северном Кавказе по секретному приказу изымали тайком и вывозили из складов «НЗ» (неприкосновенный запас): оружие, боевую технику и боеприпасы к ним, опасаясь развития событий по чеченскому варианту, где ее расхватали и похитили». 

Оценивая обстановку тех лет Г.М. Кантемиров говорит: «Власть тогда сама породила системный кризис во всех сфе¬рах жизни нашего государства. В начале 90-х годов ни первый Президент России Борис Ельцин, ни люди, окружавшие его, не имели четкого представления ни о внешней, ни о внутренней политике, которую им надлежало проводить, чтобы, по-разумному управлять Россией. Если бы помощники Президента по национальной политике и он сам понимали природу процессов, происходящих на Северном Кавказе и не способствовали в свое время приходу к власти Дж. Дудаева, то, возможно, никакого осетино-ингушского конфликта, а, следовательно, ни первой, ни второй чеченских войн и не было бы. 

А еще до того, весной 1991 года, Председатель Верховного Совета РФ Борис Ельцин, находясь в Назрани, призвал автономные республики «брать суверенитета столько, сколько они могут проглотить». После этого заявления Дудаев при полном попустительстве федерального Центра превратил свой Объединенный конгресс чеченского народа в вооруженное формирование и разогнал Верховный Совет республики во главе с Доку Завгаевым. Кроме того, Дудаев захватил почти всю военную инфраструктуру, имеющуюся на территории Чечни, - 73-й окружной учебный центр (учебную мотострелковую дивизию), две части внутренних войск, большую часть арсенала Северо-Кавказского военного округа с огромными запасами стрелкового оружия, бронетанковой техникой, транспортом и боеприпасами. Затем явочным порядком присвоил себе всю полноту власти в республике. Из Чечни были изгнаны все федеральные структуры власти, в т.ч. военные. Была отделена и Ингушетия без определения ее границ и создания властных структур республики. Началось насильственное вытеснение русского населения из Чечни и Ингушетии. 

Федеральному Центру не хватало силы воли, чтобы противостоять в зародыше этому произволу. Никто даже пальцем не пошевелил! Власть уже тогда была инфантильной. Со стороны России ситуация была упрощена с самого начала. На всех рынках Чечни и Ингушетии шла открытая торговля всеми видами оружия. Укреплял свои позиции сепаратизм и этнический национализм. Нависла большая опасность над федеральным устройством России. Кроме этого, отрицательное влияние оказал и Закон о реабилитации репрессированных народов, который был принят в мае 1991 года Верховным Советом России и как бы возвращал этим народам территории, принадлежащие им до 1944 года. Все эти процессы развязывали руки национал-экстремистам Ингушетии. Надежды мои на мирный исход жесткого противостояния двух народов, веками живших рядом, таяли с каждым днем. Прилагаемые огромные усилия по нормализации оперативной обстановки не давали никаких ощутимых результатов. На мои письменные рапорты, телеграммы, донесения с реальной оценкой обстановки, выводами и конкретными предположениями по улучшению ситуации никто из высшего руководства страны не отвечал или просто их игнорировали. 

Слишком велик был груз ответственности перед страной и своим народом, чтобы мы продолжали надеяться на власть, которая забыла про свои обязанности. Трудно согласиться с теми, кто сваливает сегодня ответственность на региональные власти за их неадекватные действия в то время». 

В такой архисложной обстановке генерал Г.М. Кантемиров не мог сидеть сложа руки и созерцать происходящие события. «Я, - говорит он, - подобрал группу высокопрофессиональных офицеров из штаба МВД республики и начал работать в районных отделах внутренних дел. Методика работы была испытанная и проверенная: выявить все недостатки в работе каждого должностного лица, и коллектива в целом, устранить их на месте, научить всех действовать в точном соответствии с требованиями законов. Никто не мог уехать из РОВД, пока не наводил требуемый порядок на своем участке. Параллельно шли интенсивные занятия по боевой подготовке. Я не чурался учиться у своих подчиненных милицейским премудростям, проводя часами с лучшими оперативниками, следователями, просто участковыми милиционерами. Заканчивалась комплексная работа МВД устным аттестированием каждого должностного лица лично мной. Но даже такая основательная работа в подразделениях МВД не радовала. Наоборот. С каждым днем все больше убеждался в крайней недостаточности сил и средств для успешной борьбы с преступностью, не говоря уже об обеспечении безопасности населения, ради которой согласился на эту должность. В 1991 г. мне удалось убедить руководство МВД РФ в необходимости создания отряда милиции особого назначения в республике. Он стал первым ОМОНом на Северном Кавказе. Лично сам контролировал вопросы создания материально-технической базы для него, всестороннего оснащения оружием и боевой техникой, разработки уникальной системы обучения личного состава. ОМОНовцы стали ударной силой МВД республики. Их бросали на самые опасные и ответственные участки работы, и они никогда не подводили». 

Но тогда не было никаких сил, которые бы могли успокоить граждан республики перед реальной угрозой вооруженного захвата Пригородного района и правобережной части г. Владикавказа, о чем постоянно заявляли лидеры национал-экстремистов Ингушетии. Участились и стали системой вооруженные захваты транспорта, людей, свирепствовали бандитские группы. Все чаще звучали требования граждан к руководству республики о создании национальной гвардии и народного ополчения для своей безопасности. Такой закон был принят Верховным Советом республики. Генерал Г. М. Кантемиров не раз предупреждал депутатов, что он не соответствует Конституции РФ, и предложил реальный выход - создать 2 полка патрульно-постовой службы с особым штатом для охраны границ республики, обеспечения общественного порядка. Решением Правительства России они были созданы. 

Однако особого желания служить в милицейских полках никто не изъявлял. Все стремились вступить в гвардию или ополчение. В такой обстановке генерал Г.М. Кантемиров принял единственно правильное решение: сформиро¬вал по армейскому принципу сводные отряды в районных отделах внутренних дел от 100 до 150 человек, передав им вооружение и боевую технику 2 полков ППС. Сводные отряды 10 районов знали свои задачи, объекты охраны и обороны, маршруты выдвижения к ним. Впоследствии благодаря своей обу ченности и прекрасной вооруженности они понесли меньше всех потерь. МВД и КГБ часто обвиняют, что они не владели обстановкой и проморгали нападение бандформирований. Все знают, что Георгий Магометович еще 26 октября 1992 года, будучи не объявленным, во время заседания Верховного Совета республики поднялся на трибуну и со свойственной ему прямотой довел до сведения депутатов чрезвычайность обстановки и потребовал от них принятия решения о мобилизации госучреждений и граждан на охрану особо важных объектов. Такое решение Верховного Совета позволяло министру внутренних дел выс-вободить личный состав милиции от выполнения несвойственных ей задач и немедленно приступить к разблокировке баррикад, которые были возведены на всех основных дорогах перед населенными пунктами, где, в основном, проживали ингуши, и разоружить бандформирования, арестовать их главарей, открыто заявлявшие о своем выходе из под юрисдикции Северной Осетии. «План специальной операции по разоружению или уничтожению бандформирований был тщательно разработан МВД республики, - говорит Г. Кантемиров, - нужно было только собрать силы милиции в один кулак и немедленно приступить к действиям. А они, по требованию руководства республики, продолжали охранять водозаборы, электростанции, нефтебазы. Кто-то еще надеялся на переговоры и увещевания лидеров национал-экстремистов, в чьи руки переходила инициатива». Многие запомнили слова генерала Кантемирова Г.М., сказанные тогда с горечью: «Горе, когда политики вмешиваются в дела военных, и двойное горе, если они таковыми вообще не являются».  

Только после войны удалось укомплектовать Георгию Магометовичу созданные впервые на Северном Кавказе 2 полка патрульно-постовой службы милиции. Но теперь у них была другая задача - надежно охранять границы республики от нападения на приграничные с Ингушетией населенные пункты недобитых бандитов. Однако даже этих сил и средств было крайне недостаточно для борьбы с остатками бандформирований. Тогда министр внутренних дел принял очень рискованное для себя, но единственно правильное решение. Своим приказом он создал на всех приграничных населенных пунктах, от Моздока до Джейрахского ущелья, поселковые отделения милиции (ПОМ) количеством от 25 до 45 человек (в зависимости от оперативной обстановки). И самое главное - личный состав ПОМ на 100% был оснащен средствами индивидуальной защиты и вооружен от автомата до гранатомета, включительно. Вопреки существующим штатам и действующим приказам МВД РФ, поселковые отделения милиции превратились в мобильные подразделения, укомплектованные из местных жителей. В руках руководителей администраций районов и поселков они стали реальной силой для обеспечения безопасности граждан и охраны объектов. И самое главное - отпадала необходимость содержания незаконно созданных народного ополчения и национальной гвардии, в чем постоянно обвиняли руководство республики федеральные силы и требовали их разоружения и роспуска. Многогранная деятельность генерала Кантемирова Г.М. не ограничивалась обеспечением безопасности граждан республики. 

С каждым годом возрастала реальная угроза со стороны организованной преступности, которая успешно развивалась в условиях паралича государственной власти. Особую силу она набрала после 1992 года в результате авантюрного отпуска цен, бешеной инфляции, грабительской Приватизации, когда общенародное достояние, создававшееся усилиями многих поколений, было почти задаром роздано приятелям, знакомым и родственникам чиновников, стоящих у власти в Центре и на местах. Обездоленные граждане по привычке во всем обвиняли и проклинали правоохранительные органы, которые были бессильны в борьбе с хищниками из-за отсутствия законодательной базы. У многих профессиональных работников милиции опускались руки, и они уходили из органов в коммерческие структуры. Георгий Магометович одним из первых понял и почувствовал эту опасность. Он изыскивал все возможности, чтобы поддержать не только морально, но и материально своих подчиненных. У него не было любимчиков, особо не жаловал подхалимов и угодников, не позволял себе, как многие руководители, расставлять на ключевых постах верных людей. У него был только один критерий в оценке человека - порядочность и работоспособность. 

Подчиненные и сегодня отмечают: ни при одном министре не было присвоено не только своевременно, а досрочно и сверх занимаемой должности столько воинских званий майор», «подполковник», «полковник». Никогда сотрудники МВД республики не получали столько правительственных наград. Орденами были награждены и все заместители министра. 

Такое человеческое отношение к своим подчиненным позволило Георгию Магометовичу сохранить коллектив и с каждым годом наращивать усилия в борьбе с преступностью. Создавались новые структурные подразделения в системе МВД, расширялись и укреплялись старые. Были развернуты в управления: отделы уголовного розыска, по борьбе с организованной преступностью, технической разведки, вневедомственной охраны, созданы полк ГАИ, СОБР. Штаты МВД республики были доведены до 9000 человек. Значительно укрепилась материальная база. 

По результатам служебно-боевой деятельности за 1996 год правоохранительные органы Северной Осетии среди 86 реги¬онов РФ заняли 10 место. Особую значимость достигнутые результаты приобретают из-за того, что основные усилия милиции в те годы были направлены на надежное прикрытие границ для обеспечения безопасности граждан республики, а не на борьбу с преступностью как таковой. 

И если генерал Кантемиров Г.М. за 27 лет службы во внутренних войсках МВД СССР и РФ 15 раз был отмечен правительственными наградами, 4 раза получал за высокие результаты в работе воинские звания досрочно, ему было присвоено звание заслуженного работника МВД СССР, то за последние 7 лет в должности министра внутренних дел своей республики кроме взысканий ничем и никем не был отмечен. Да, он умел держать удар. Никогда не стремился сохранить кресло министра, ибо был готов ко всему, когда принимал судьбоносное решение помочь своему народу. Прекрасно понимал и сознавал, чем рискует, когда десятки раз занимал принципиальные позиции вопреки воле высших должностных лиц. Потому что они вплотную касались судьбы его республики, народа и подчиненных, которыми дорожил больше, чем своей жизнью. 

В этом - весь генерал Кантемиров Г.М. Вот что сказал генерал-лейтенант Хачим Шогенов, министр внутренних дел КБР, с которым Георгий Магометович служил на Сахалине, в Средней Азии, которого тоже назначили на эту должность из органов МВД, когда в 1992 году осложнились межнациональные отношения в республике: «Георгий Магометович - уникальная личность. Он для нас всегда был маяком. Никто и никогда из нас не мог даже приблизиться к его результатам в работе, спорте, учебе. 

Нас всех поражала его работоспособность. Его всегда перебрасывали на самые ответственные должности. Многие думали - теперь-то он споткнется. А Георгий Магометович, как всегда, выходил победителем! Во внутренних войсках не было более легендарной личности, чем он. Я не знаю ни одного человека, который бы пользовался таким авторитетом, как Георгий Магометович в народе и у руководства на Сахалине, Узбекистане, Таджикистане и Туркмении. Его фамилия для нас служила визитной карточкой в той местности, куда ступала его нога. То, чего он добился, будучи министром внутренних дел республики, что создал впервые на Северном Кавказе 9-10 лет тому назад, в других регионах сегодня об этом только мечтают. 

Никто не может с уверенностью сказать, как бы развивались события 1992 года, если бы волею судьбы на этой должности не оказался генерал Кантемиров Г.М. Мы, его коллеги, и сейчас удивляемся его особому дару анализировать обстановку, безошибочно прогнозировать развитие событий принимать единственно правильное решение. Уж я.то точно знаю, как к мнению Георгия Магометовича прислушивались наши большие начальники, хотя многие недолюбливали его за принципиальность и непокладистый характер, а в обычной жизни - он незаменимый товарищ и друг, исключительно добрый, благородный и порядочный человек». 

Не менее обстоятельно и подробно высказывается о Кантемирове генерал-майор Вадим Сафонов - бывший заместитель командующего Северо-Кавказским округом внутренних войск и военный комендант Нагорного Карабаха. «В те годы всем было трудно. Многие военачальники, привыкшие к размеренной, спокойной жизни, на глазах терялись и превращались в жалкое подобие военного. Обстановка сама выдвигала на ключевые должности неординарных людей, как военных, так и гражданских. Генерал Кантемиров Г.М. очень нужен был в той сложнейшей обстановке внутренним войскам. Его ждала блестящая военная карьера. Слава о нем гремела по всей стране. И мы, его товарищи и друзья, были шокированы его согласием вернуться в свою республику. С другой стороны - надо не знать Георгия Магометовича, чтобы от него ждать противоположного решения. Он бы перестал быть самим собой, ибо для него честь, совесть и патриотизм никогда не были пустым звуком. А между патриотизмом и национализмом очень глубокое различие. В первом - любовь к своей стране, во втором - ненависть ко всем другим. 

Из всех нас, генералов, воевавших на Кавказе, тяжелее всех пришлось генерал-майору Г.М. Кантемирову. Уже не секрет, что межнациональные конфликты на Кавказе, захват властных структур национал-экстремистами различных мастей начались с развала правоохранительных органов, особенно - милиции. Во всех «горячих точках» милиция оказалась недееспособной в поддержании элементарного порядка. В основном, она была втянута в политические дебри, морально разложилась, а зачастую вооружение и техника органов внутренних дел становились достоянием преступных групп. 

Такая обстановка на Кавказе была общей бедой для всех нас. 

Только генералу Кантемирову Г.М. удалось удержать ситуацию в своих руках. Он не только сохранил занимаемые позиции органами внутренних дел в республике, но за короткий промежуток времени существенно укрепил их. Видимо, Георгий Магометович первым из нас понял, какую величайшую опасность представляет собой факт массового захвата и хищения национал-экстремистскими группировками вооружения и боевой техники из армейских баз на территории Чечено-Ингушетии. Он первым и убедился в немощи федеральных сил и понял, что в критической ситуации ждать реальной помощи от них не придется. 

Остается загадкой, как генералу Кантемирову Г.М. через руководство республики удалось добиться постановления Правительства России о развертывании на территории Северной Осетии 2 полков патрульно-постовой службы и ОМОНа с мощным, даже по современным меркам, вооружением и боевой техникой? Такого рода боевые части в составе МВД Северной Осетии были развернуты на Северном Кавказе впервые. Эти части имели на вооружении, помимо автоматов и пулеметов на весь личный состав, - 24 новейших БТР-80, 16 установок ЗСУ-24, 150 шт. противотанковых средств (РПГ-7, СПГ-9) и т.д. Штатная численность личного состава милиции им была доведена до 9 тысяч человек. Эти силы и средства, созданные по личной инициативе генерала Кантемирова Г.М., подготовленные и обученные под его руководством, сыграли и основную роль при защите границ Северной Осетии от натиска национал-экстремистов в октябре-ноябре 1992 года. 

Никто не может назвать генерала Кантемирова Г.М. националистом. Он патриот республики и большой патриот России. Иначе бы он не приехал в свою маленькую республику, по зову Родины, с перспективной должности командира передовой дивизии внутренних войск Советского Союза. 

Нельзя забывать и о том, что правительством республики решение о создании мобильных частей милиции в Северной Осетии было принято без ведома руководства МВД РФ. Для них этот факт стал громом среди ясного неба. Георгию Магометовичу этот поступок мог стоить должности. Но для генерала Кантемирова Г.М. превыше всего были: честь, долг, совесть. За свое кресло он никогда не держался. Хотя всегда ясно и четко понимал, чем рискует. Бог его наградил глубоким аналитическим умом. 

Личная подготовленность, громадный опыт, умение прогнозировать развитие событий позволили генералу Кантемирову Г.М. почувствовать ту опасность, которая нависла не только над республикой, а над всем Северным Кавказом, и в целом - над всей Россией, и он принимал превентивные, адекватные этой опасности меры - без оглядки назад. История оправдает его решения. Остается фактом - создание генералом Кантемировым Г.М. мобильных сил милиции в республике подтолкнуло руководство МВД России к реформированию внутренних войск». 

К сожалению, многое из задуманного не успел претворить в жизнь Георгий Магометович на посту министра внутренних дел республики - обстановка и непредвиденные обстоятельства оказались сильнее его желаний и возможностей. В одном можно быть твердо уверенным: генерал Кантемиров Г.М. сделал все, что мог. 

Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни, - потратить жизнь на дело, которое переживет нас. Этому святому делу, служению народу, Родине, он отдал все свои силы, ум, опыт и здоровье полностью, без остатка. Говорят, что самая большая победа - это победа человека над собой. 

История знает много примеров, когда большие личности не могут расстаться с властью, креслом, чувством своей значимости и незаменимости. А Георгий Магометович начисто лишен этих человеческих слабостей. Как только ему исполнилось 55 лет - а это предельный возраст службы для генерала-майора, подал рапорт о своей отставке. Так решил он сам. От всех почестей при уходе с поста министра великодушно отказался. Воспринял как должное одну только награду - именное боевое оружие, которым его наградило МВД России. 

Колоссальные нагрузки, работа на износ в течении 34 лет военной службы подорвали здоровье генерала Кантемирова Г.М. Тяжелая болезнь вывела его из строя. Но могучая и несгибаемая воля Георгия Магометовича и здесь одержала победу. Он снова на ногах - жизнерадостный, помолодевший, в кругу любимой семьи и настоящих верных друзей. 

О чем мечтает генерал Кантемиров Г.М.? Об издании Белой книги о событиях на Северном Кавказе за последние 10 лет, основанной только на достоверных фактах. Без эмоций и предвзятости. Без нравоучений и идеологии. Пусть народ сам делает выводы. Чтобы никому больше не повадно было играть его судьбой. Ибо только его величество народ-единственный критик, чье суждение имеет силу и цену. 

Есть уверенность, что и эту задачу Георгий Магометович выполнит так же основательно, самозабвенно и блестяще. 

 

По материалам книги Г.Т.Дзагуровой. “ СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА” 

Владикавказ, “Проект-Пресс”, 2003.  

 

 

 

На снимке: могила Г.Кантемирова на Аллее Славы во Владикавказе. 

 

 



 Комментарии к статье (7)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины