Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Тедеев Эльбрус
< назад  Комментарии к статье (2)      Версия для печати

Тедеев Эльбрус  

 

Заслуженный мастер спорта по вольной борьбе.  

Весовая категория - до 66 кг. 

Олимпийский чемпион (Афины, 2004 год), трехкратный чемпион мира (1995, 1999, 2002), двукратный чемпион Европы, бронзовый призер Олимпийских игр в Атланте (1996).  

 

 

 
Родился и вырос в с.Ногир, Северной Осетии. Вольной борьбой начал заниматься во Владикавказе. По настоянию тренера Бориса Савлохова в 1993 году переехал в Киев и с тех пор защищает цвета Украины.  

В настоящее время тренируется под руководством главного тренера сборной Украины Руслана Савлохова. 

Женат, имеет дочку. 

 

 

 

 

 

 

 

 

Чемпион Олимпиады-2004 Эльбрус Тедеев: «Не удивлюсь, если меня через несколько лет назовут украинцем"  

Олимпийский чемпион по вольной борьбе живет в Киеве уже 11 лет. На чемпионате России его заметил и пригласил в Киев тогдашний главный тренер сборной Украины по вольной борьбе Борис Савлохов. 19-летний паренек выступал тогда за сборную России, жил в столице Северной Осетии Владикавказе. После двухмесячных размышлений Эльбрус согласился. 

 

– Вы помните, как вы «вписывались» в этот город? Приходилось ли менять свои привычки, ломать себя? 

– Я очень быстро адаптировался в Киеве. Единственное, «терялся» поначалу. Скажем, подъезжая к своему дому не с той стороны, не узнавал его, говорил таксисту, что тот ошибся. Действительно, от большого города голова кругом шла. Старался больше ходить пешком, чтобы изучить Киев.  

Вообще, чтобы быстро адаптироваться на новом месте, нужно понять менталитет людей. Мне это как-то сразу удалось. Люди в Киеве нежные, приятные, чувствительные, почти как мы, осетины. А потом, у меня не было особых трудностей, чтобы вписаться в новую среду. В своей борцовской семье я пользовался определенной популярностью, Борис Сосланович назначил сразу же зарплату, подарил мою первую машину, квартиру, организовал гражданство Украины. У меня не было особых проблем и забот. Я только тренировался и ни о чем не думал, а все решал Борис Савлохов.  

– А позже у вас не было проблем, связанных с именем этого человека? 

– Я его знал с лучшей стороны. К нему люди каждый день приходили десятками – и тренеры, и обычные люди. Просили денег, и он никогда никому не отказывал. Причем делал это от всей души. Как-то он и меня спросил, есть ли у меня деньги. А у меня как раз было туговато с финансами. Я говорю: «Да, есть. Немного». А он отвечает: «Значит, нет. У меня тоже нет. Все раздал. Но завтра будет». И нашел.  

У Бориса Сослановича всегда были недоброжелатели. И то, что потом о нем говорили и писали, мне всегда было обидно читать и слушать. Когда у него начались неприятности с правоохранительными органами, многие отвернулись, потому что не хотели себя запятнать.  

У меня на этот счет свои правила. Если человек хоть раз сделал мне что-то хорошее, я никогда от него не отрекусь. Я до сегодняшнего дня люблю Бориса Сослановича, как своего крестного отца. (Борис Савлохов умер 26 мая этого года от сердечного приступа в исправительно-трудовой колонии за несколько месяцев до окончания срока наказания. – Авт.) Когда мы готовились к Олимпиаде в Сиднее, как раз шел судебный процесс над ним. И Савлохов поставил нам задачу: победить, а в суд просил не приходить. «Ваша цель, – говорил он тогда, – прославить Украину». Борис Сосланович подарил мне этот чудесный город. 

– Спортсмены-профессионалы не признают боев без правил. А есть ли у вас жизненные установки, через которые вы ни при каких обстоятельствах не переступаете? Об одном вы уже сказали – не предавать «своих».  

– Мое первое правило – «не кидать» друзей и ценить крепкую мужскую дружбу. Сейчас это понятие обесценилось... Да и на мужчину иногда посмотришь и не сразу поймешь – мужчина он или женщина: самостоятельное решение принять не способен, ноет при малейшей неудаче. А есть люди, которые тебе вроде ничего хорошего (да и плохого) не сделали, но в трудную минуту рядом, подставляют свое плечо. Правило №2 – относись к людям так, как они к тебе. Правило №3 – интересы семьи превыше всего. Ради своих – жены и дочери – я готов отдать жизнь. 

– У вас жена осетинка? 

– Да. Я редко ездил на родину, а один раз поехал и нашел жену. Она меня почти на 9 лет моложе. Но это все не важно – национальность, возраст.  

– Кто ваша супруга по специальности? 

– Экономист. Она закончила университет во Владикавказе. Сейчас она сидит с дочкой (которая, кстати, начинает уже говорить). Ведь маленькому ребенку в первую очередь нужна мама. А в будущем я ее права ущемлять не буду. Хочет – пусть работает, она и сейчас стремится работать. 

– Со своими родителями часто общаетесь? 

– Вся моя зарплата уходит на телефонные переговоры с ними. А кроме них – с одноклассниками, друзьями, однокурсниками.  

– У вас много друзей? 

– Очень много. Украинцы, русские, осетины.  

– А в Киеве есть осетинская диаспора? 

– Осетинская диаспора больше в Одессе, меня туда приглашают. А в Киеве с Хостикоевым общаюсь. Он ведь по папе осетин. Но уже так ассимилировался, что его частенько украинцем называют. (Смеется...) Не удивлюсь, если через несколько лет так скажут и про меня. Между прочим, монологи Отелло он читает на осетинском языке. Зрители, правда, не понимают. А я еще чуть-чуть – и выучу украинский язык. Дочку обязательно отдам в украинскую школу.  

– Эльбрус, вы, как многие спортсмены, закончили Инфиз, а теперь вдруг – экономика и право. (Эльбрус Тедеев закончил юридический факультет КНУ культуры и искусств, сейчас учится на факультете международной экономике в МАУП. – Авт.) Хотите заняться своим делом? 

– А почему нет? Сейчас еще одна цель – изучать экономику и юриспруденцию. А там посмотрим. Но на ближайшую Олимпиаду еще съезжу. 

– О Киеве теперь часто говорят, что он растерял за последние годы в разных областях жизни. А как вы оцениваете позиции Киева в спорте и, в частности, в вольной борьбе?  

– В мире доминируют борцы России, Ирана, Турции и США. Российская школа борьбы – самая сильная в мире. Но ведь на самом деле это осетинская и дагестанская школы. Там вольная борьба – национальный вид спорта. На этой Олимпиаде четыре олимпийских чемпиона (представлявших Россию, Украину, Узбекистан) – осетины. Но мне украинская школа борьбы тоже что-то дала, некоторые технические моменты. У нас лучшие специалисты в мире, например, мой тренер – Руслан Савлохов, Юрий Бураков, Иван Кулешов. Киевская школа борьбы остается на высоком уровне. Василий Федоришин – очень хорошо выступил.  

– Вы не раз бывали за границей, только что вернулись с Олимпиады. Как вам Афины, можно ли сравнить их с Киевом? 

– Афины даже рядом не стояли с Киевом, как и Нью-Йорк, Рио-де-Жанейро, Москва и другие города. Киев – мой город, мой дом. Я здесь чувствую себя комфортно.  

– А любимая кухня какая – восточная, славянская, европейская? 

– Я всеядный. Ем 5–6 раз в день. Очень люблю покушать. Правда, на фигуре это не отражается. Вся энергия остается на ковре.  

 

Ирина Касьянова 

Газета “По-киевски”, от 14 сентября 2004 года  

 

На пути в финал Олимпийских игр Эльбрус выиграл четыре схватки. Самой сложной была предпоследняя - со Спиридоновым из Казахстана. Не обошлось без травм: у Спиридонова - рассечение брови, у него - рана на голове, пришлось наложить три шва. Наш борец непрестанно атаковал и победил - 4:2. В тот же вечер, через четыре часа, его ожидал решающий поединок с двукратным чемпионом США Келли... 

Эльбрус в тот вечер был бесподобен. Как и подобает чемпиону, боролся изобретательно, напористо. Весь мир это увидел. А греческие болельщики устроили ему овацию, скандировали: "Эльбрус! Украина!". 

 

 
...Мы встретились, когда еще бушевали страсти из-за трагедии в Беслане. Эльбрус и его наставник - заслуженный тренер Украины, главный тренер национальной сборной Руслан Савлохов - выглядели подавленными, встревоженными. 

—Мое родное селение Ногир — всего лишь в семи километрах от Беслана. Там у меня мама, братья, жена, дочь. У Сослановича в Осетии тоже много родичей. Мы не могли поверить в случившееся. Язык не поворачивается назвать этих душегубов людьми... Звери. Дикие звери! 

Но мы в стороне не останемся — поможем. Благо государство по достоинству оценило достижения украинских олимпийцев. 

— Помнится, Эльбрус, когда ты в третий раз выиграл мировой чемпионат, сумма твоего вознаграждения была примерно в 100 раз меньше. Теперь ты уже не беден. 

— Я всегда был богат. Духом. Но никогда еще наши спортсмены не готовились к Играм в таких, я бы сказал, идеальных условиях. У нас были полноценные тренировочные сборы с отличным питанием, медициной. И крепкий финансовый тыл — шутка ли, стипендию олимпийцу подняли аж до девяти тысяч гривен в месяц. 

Ну а мэр Киева Александр Омельченко еще накануне Олимпиады, не зная, с чем я оттуда вернусь, подписал распоряжение об улучшении моих жилищных условий. Двух небольших комнат нам маловато. Ведь осетинские семьи, как правило, многодетны. Мы с женой Фаиной одним ребенком тоже не ограничимся. Уже было запланировали мальчика... 

— Диане ведь нужен защитник. 

— Но я бы и девочке рад был. А постоять за себя научу их. 

— И что же помешало? 

— Горе. Фаина потеряла 18-летнего братишку, а я — тренера. Бориса Сослановича Савлохова. Вы же знаете, как он о нас, борцах, заботился. Мы так ждали его возвращения! Считали дни, часы. Он и там за нас страшно переживал. И сам до последнего дня тренировался — хотел снова ветеранский чемпионат мира выиграть. Сердце не выдержало... С этим трудно смириться. Но лучшая память о таком мужественном человеке — это не хныкать, а продолжать его дело. 

— Поэтому после афинского финала ты сказал, что свою победу посвящаешь Украине и памяти Бориса Савлохова? 

— Он, как никто другой, мечтал о ней. И верил в меня. Даже когда я допускал непростительные ошибки и уступал тем, у кого просто обязан был выигрывать, он не устраивал мне головомоек, не замучивал разбором полетов. А ведь был горяч, вспыльчив, мог крепко выразиться. 

 

Когда я вернулся из Сеула без всякой медали и многие уже ставили на Тедееве крест, он поддерживал меня звонками, письмами... Да что говорить, если бы не он, я бы так, наверное, и остался "подающим надежды". Ведь это он, увидев меня на первом в моей жизни чемпионате России, где я даже за призовую тройку не зацепился, подошел и после недолгой беседы неожиданно пригласил к себе, в Киев. Кстати, он пригласил еще семерых — и ни в одном из них не ошибся. И всем нам, выходцам с Кавказа, привил любовь к Украине, в которую сам был влюблен... Признаюсь: мне душевно уютней и комфортней здесь, в Киеве. А вот на родине, в Осетии, с некоторых пор ощущаю себя гостем. 

Здесь я вырос как спортсмен, получил два высших образования — окончил Институт физкультуры, юрфак Университета культуры, а сейчас учусь на пятом курсе Межрегионального университета управления персоналом. У меня тут много друзей, болельщиков. Они пишут мне, поздравляют, если удачно выступил, сочувствуют и утешают, если проиграл. 

 

"ЧЕРЕЗ ПОЛГОДА ДАМ ИНТЕРВЬЮ ПО-УКРАИНСКИ"  

 

— Словом, эмигрантом себя не ощущаешь? 

— О чем вы говорите? Ведь я — гражданин Украины! Награжден "Крестом за мужество", орденом "За заслуги" 2-й степени, медалью "Вiдзнака Президента України"... Почти половину из своих 29 лет живу здесь... И сейчас мне говорят: "Ты столько высших наград принес этой стране, что с полным правом можешь считать себя украинцем". 

— Логично. 

— Есть, правда, одно но. Украинец обязан в совершенстве владеть своим языком. Вот я и решил уже со следующего месяца засесть за учебники, обрести разговорную практику. Через полгода чистою мовою дам вам интервью. 

Потом примусь за английский. Трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин владеет пятью... 

— Что все-таки произошло с тобой в Сеуле? 

— Я чересчур усердно готовился — и загонял себя. Была еще одна, возможно, даже главная причина. На всех крупных стартах рядом со мной был мой главный тренер. Я привык во время схваток его видеть, слышать подсказки, подпитываться его энергетикой, которой хватало на всех. Конечно, с нами был Руслан, но ведь первым номером в тренерской связке Сослановичей всегда был старший брат Борис. Понадобилось время — и нам, и Руслану, — чтобы перестроиться.  

Подготовку к Афинам начали сразу же после Сеула. Учли ошибки, изменили тактику. Ну а я, чего никогда раньше со мной не бывало, прибег даже к самовнушению. Ежедневно — по утрам и перед сном — твердил себе: "Я буду чемпионом Олимпиады!". 

Поверьте, это не пустое занятие. А тут еще и какие-то странные вещи стали происходить. Один из сборов проходил на олимпийской базе в Конче-Заспе, а там большое дивное озеро. Ребята, потренировавшись, рыбачат. Мы с другом тоже. И началось. Он в первый день ловит десяток верховодок, я — одну, на следующий вечер он — 15 штук, я снова одну. И так почти целую неделю. Причем с первого заброса! Потом, сколько ни сижу, — хоть ты убей, не клюет. Хотя у нас с ним одинаковые снасти, наживки. Я вдруг подумал: "А может, это предзнаменование?". 

— Чего? 

— Того, что в Афинах я стану первым! Однажды я даже вытащил малявку с золотистым отливом. У меня возникла ассоциация с олимпийским золотом, и я поверил: это уж точно знак свыше!
 
 

— Не изменили твой боевой настрой неожиданная для многих женитьба, рождение дочери? 

— Наоборот, я словно заново родился, почувствовал необыкновенный прилив энергии, честолюбия... Мне невероятно повезло. Фаина — умница, нежная и заботливая мать и жена. Вы думаете, почему за два месяца до Игр она уехала с Дианой в Осетию? Не хотела мешать моей подготовке. Дочь часто болела, по ночам будила нас, и, естественно, я недосыпал. И вообще много времени проводил с семьей. Вот и решила Фаина, что мне лучше побыть одному. 

 

 
"ПЕРЕД ОЛИМПИАДОЙ ПОЛПУДА ПРИШЛОСЬ СБРОСИТЬ"  

 

 

— Двухкратный чемпион США Келли, которого ты победил в финале, — отличный техник и тактик, его своеобразная манера борьбы ставит многих в тупик. 

— Я всегда находил противоядие его заморочкам. Был уверен в себе и на этот раз. Пообедав, прилег, на полчаса провалился в сон. Потом встал под душ — и как огурчик! 

— Ты действительно очень свежо выглядел. Как будто не сгонял перед схваткой лишний вес. 

— Если бы... Полпуда пришлось сбросить. Жутко неприятная процедура. Ведь вместе с килограммами теряешь силу, скорость, резкость. Иногда до головокружения слабеешь, у некоторых случаются обмороки. Есть разные методики сгонки. Одни это удовольствие растягивают на месяцы, а я его оставляю на последние два-три дня. Натягиваю на себя три шерстяных костюма и часами тренируюсь. За одно занятие теряю три-четыре килограмма.  

 
 

— Первым после окончания финальной схватки выбежал на ковер твой тренер — Руслан. Даже на телеэкране было видно, что ты буквально задохнулся в его объятиях. 

— Он вложил в них силу и эмоции всех трех братьев. Мы оба плакали. От счастья. И от горя... 

— Итак, Эльбрус, ты стал обладателем всех возможных титулов: чемпион Европы, трехкратный — мира, олимпийский чемпион. Не пора ли повесить борцовки на гвоздь? 

— Я не уйду, даже если гнать будут. Отдохну — и начну подготовку к Пекину.  

 

Григорий Каневский 

Еженедельник “Бульвар”  

 

Доплгительные материалы:  

http://komanda.com.ua/cgi-bin/news/printed.cgi?id=3827



 Комментарии к статье (2)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины