Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Салбиев Аким
< назад  Комментарии к статье (2)      Версия для печати

Салбиев Аким 

(1962) 

 

Заслуженный деятель искусств России (1997 г.)  

Народный артист Северной Осетии (1995 г.) 

Член Союза кинематографистов России (1994 г.) 

Член Союза журналистов России (1996 г.) 

 

 
Родился 15 мая 1962 г. в Северной Осетии. 

1979-1982 гг. - учился в Североосетинском государственном университете 

1982-1987 гг. - учеба во ВГИКе, закончил последнюю актерско-режиссерскую мастерскую Сергея Герасимова и Тамары Макаровой 

1988-1990 гг. - работал на Гостелерадио СССР, Творческое объединение художественных фильмов "Экран" 

1991-1992 гг. - работал на киностудии "ХХI век" 

1997-1998 гг. - работал художественным руководителем в Музее им. А.С. Пушкина  

Режиссерские работы: 

Короткая игра, 1990 г., (художественный фильм)  

Между воскресеньем и субботой, 1991 г., (художественный фильм)  

Блэк энд уайт, или грустный король поп-музыки, 1994 г., (художественный фильм) 

Актерские работы: 

Короткая игра, 1990 г., (художественный фильм)  

Между воскресеньем и субботой, 1991 г., (художественный фильм)  

Я свободен, я ничей, 1994 г., (художественный фильм)  

Работы как сценариста: 

Между воскресеньем и субботой, 1991 г., (художественный фильм)  

Блэк энд уайт, или грустный король поп-музыки, 1994 г., (художественный фильм.  

 

Интервью с Акимом Салбиевым 

На высоком искусстве в нашей стране денег не заработать и имени не сделать. «Некассовое» кино нерентабельно, в театре актеры работают за копейки. Зато есть шоу-бизнес с сомнительными талантами, но высокими прибылями. 

Аким Салбиев в кинематографической среде человек известный. Выпускник последнего актерско-режиссерского курса Сергея Герасимова во ВГИКе. Самый молодой народный артист Осетии. Актер, сыгравший Пушкина в фильме Дювернье «Пушкин и Дантес», режиссер-постановщик трех художественных фильмов. Автор и ведущий телеверсий международных кинофестивалей. С недавних пор инициатор и президент Владикавказского фестиваля российского кино. Но широкой публике он стал известен благодаря ярчайшим звездам пресловутого шоу-бизнеса. Майкл Джексон, Хулио Иглесиас, герои «мыльных опер» и знаменитые актеры путешествовали по России под неусыпным надзором его телекамеры... 

— Почему актер, режиссер решил податься в шоу-бизнес? 

— Начало девяностых ознаменовалось своеобразным периодом «чернухи» в кино. Ставить фильмы по Чехову, Тургеневу, делать то, что тебе действительно интересно, стало невозможно. Надо было чем-то заниматься, и я решил попробовать себя на телевидении. 

В 93-м году состоялся легендарный приезд Майкла Джексона в Москву. За право снимать это событие буквально дрались режиссеры всех ведущих телепрограмм. В списке претендующих на сьемку моя фамилия была скромно вписана карандашом, 25-й или 33-й по счету. И никто не мог понять, почему в итоге представители компании «Десса» — организаторы концерта Джексона — остановились на моей кандидатуре. Я и сам был удивлен тому, что меня предпочли опытным телевизионщикам — хватким, циничным, которые могли из ничтожества сделать звезду. Оказалось, что президент «Дессы» Самвел Гаспаров узнал о том, что я выпускник ВГИКа, и тут-то все мои соперники проиграли. Гаспаров решил поработать с коллегой. 

 

 
 

 

— Вы лично общались со многими звездами эстрады и кино. Насколько то, что о них пишут, соответствует действительности? 

— Мои коллеги привыкли выуживать пикантные подробности, не имеющие к человеку никакого отношения. Как-то Хулио Иглесиас признался мне в том, что все написанное о нем соответствует действительности только на 10—15 процентов. Все остальное выдумывается журналистами, а часто и самими звездами. С каждым интервью я все больше в этом убеждался. 

Взять того же Майкла Джексона. Приезд в Москву совпал с тяжелым периодом в его жизни — в то время ему инкриминировали связь с мальчиком. Обладая эксклюзивным правом на съемку, я провел рядом с этим человеком много часов. Наблюдая за его репетициями, за его одиночеством в роскошном «Метрополе», я понял, что этот глубоко несчастный, оставшийся ребенком человек не имеет ничего общего с образом маньяка и педофила, который приклеили Джексону журналисты. Я услышал версию всего этого скандала, что называется, из первых уст. Оказывается, отец этого мальчика по фамилии Чендлер был кинорежиссером и ему нужны были деньги на постановку следующего фильма. Кинорежиссеры — люди авантюрные, и вполне могу предположить, что папаша специально заслал своего сына к Джексону и через какое-то время раздул скандал. Я не верю в эту историю — если бы Джексон захотел подобных развлечений, ему бы это устроили и ни один мальчик бы не узнал, с кем он был — с Джексоном или каким-то Смитом. Эта история была искусственно раздута, но в итоге певцу пришлось заплатить большие деньги. И наверное, на эти деньги отец Чендлера снял кино. Правда, об этом фильме ничего не слышно — наверно, плохой получился на нечестные деньги. 

— А вы показывали своих собеседников объективно? 

— Однажды я беседовал с Урмасом Оттом — мне тогда было лет 20, а он был уже признанным мастером. Он сказал: «Мне не хочется делать человека умнее или глупее, чем он есть». Мне это понравилось. Я пытался узнать о моих собеседниках то, что было бы действительно интересно их поклонникам, — уровень культуры, воспитанности, сообразительности. Поэтому часто разговор получался, мягко говоря, малоприятный. В этой обьективности было крайне мало человеческого позитива. Профессионалы, таланты сцены в жизни оказывались малознающими, малочитающими людьми. Они мало чем интересуются, очень амбициозны, капризны. Зато когда мы в этих беседах выруливали на личность в искусстве, на сцену, то там они все блистали. Поэтому чаще всего, посмотрев мою программу, человек мог сказать: «Да, актер он, конечно, классный, но человек достаточно глупый, ничего не знает о жизни и в зеркало смотрится 120 раз в день». 

— А умные люди встречались? 

— Как ни странно, поразила героиня сериала «Просто Мария» — Виктория Руффо. Эта молодая девушка вдруг начала говорить о Бальзаке, Достоевском, неожиданно призналась, что мечтает сыграть Эвелину Ганскую или Настасью Филипповну. Очень интересовалась сахалинским периодом жизни Чехова. Я никак не думал, что героиня сериала интересуется русской литературой. А потом я узнал, что она ведущая актриса в театре, причем актриса комедийная. 

А звезды эстрады... Ну как прямо скажешь, что они неумные. Они все сделанные. Они боятся быть собой, их всю жизнь сопровождает ореол выдуманности — какие-то игры, придуманные истории. Раскрутка в их жизни составляет процентов 70. В этой команде Дэвид Копперфилд, легендарный Элтон Джон, Хулио Иглесиас. Я где-то прочитал, что в донжуанскои списке последнего три тысячи дам. Я посчитал, разделил — ну это все неправда, конечно. А ведь его жизнь достаточно интересна сама по себе — в 16 лет он уже играл за мадридский футбольный клуб «Реал». Попал в автокатастрофу и три года был прикован к постели. Его стоны так надоели врачам, что однажды медсестра принесла ему гитару. И он начал петь. Отсюда и его специфическая вокальная интонация, похожая на плач, переходящий в песню. После выздоровления он понял, что футбол без него вполне обойдется, а музыка становится его жизнью. Он победил в конкурсе «Евровидения», и началась его ошеломительная биография. Ведь интересная жизнь! Зачем еще что-то придумывать? 

Особняком среди других звезд стоит разве что Джексон. Его странности не придуманные, как у других, а настоящие. Из обширной культурной программы он выбрал Балетное училище при Большом театре, Военторг — мечтал о российской военной форме — и книжный магазин. Обязательно детский книжный магазин. Необычно! 

— Что же тогда говорить о нашем шоу-бизнесе... 

— А о нашем шоу-бизнесе и говорить нечего. Народу и знать не надо, кто чей муж и кто с кем живет, но часто запутывают так, что я начинаю думать: не болезнь ли Альцгеймера у меня, не отшибло ли память? Эта игра нравится публике. На этой игре живет вся желтая пресса. Я часто бываю в Париже, Лондоне... Самое бульварное сообщение там может быть такое: «Была вечеринка, где присутствовали Филипп Киркоров и Алла Пугачева, и последняя неоднозначно посмотрела на Николая Носкова. Они долго смотрели друг на друга». Все. Там ничего не придумывается, нет фотомонтажей. Если бы что-то подобное материалам нашей прессы проскочило в Англии или во Франции, издание просто разорилось бы. Суд не шел бы долго, как у нас годами может идти. Всем известно, чем закончились двусмысленные разговоры об отношениях Тома Круза и Николь Кидман, какие деньги пришлось выплатить. А у нас «звездный» сортир пополняется, а воды нет. Да и слить некому. 

— Получается, что в «желтых» подробностях заинтересованы не только журналисты и публика, но и сами звезды? 

— Безусловно. Вот, например, я каждый год выпускаю диск — это одно событие, и все. Я так же живу, хожу, болею, готовлюсь к концерту или сьемке — ничего удивительного не происходит. Но этого же мало — надо придумать историю о том, что я кому-то набил морду или кто-то облил мой белый пиджак красным вином. Все это создается в рамках ночных клубов, презентаций, и потом об этом долго рассказывается. Артисту — звездочке, звезде или метеориту — это на руку. Лишь бы говорили — плохое, хорошее — все равно, лишь бы не забыли. И такое накручивают, что иной раз думаешь: ну господи, твои способности в театре, музыке, кино невелики, а о тебе пишут столько. Как сказал Пастернак: «Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех». 

А когда человек в нашей стране что-то делает серьезно, этого не замечают. В конце прошлого года я сделал крупнейший фестиваль — открытый российский и международный кинофестиваль во Владикавказе. Более 15 лет на всем Северном Кавказе не было кино. Я пригласил туда звезд кино, театра, музыки: Георгия Жженова, Георгия Данелия, Дмитрия Харатьяна, Ирину Мирошниченко, Аристарха Ливанова, Бориса Хмельницкого, Александра Панкратова-Черного, Зинаиду Кириенко и многих других. Около 50 звезд приехали. Были показаны удивительные фильмы. 

А телеканалы ограничились коротенькими сюжетами об открытии фестиваля и к закрытию благополучно о нем забыли. Корреспондент одной из государственных телекомпаний признался мне, что в Москве ему дали следующую установку: сделать репортаж о закрытии в том случае, если там что-то случится, бабахнет, — горячая точка все-таки. Но, к счастью, ничего не бабахнуло, просто прошел рабочий, теплый кинофестиваль. В такие моменты понимаешь, что позитивное, доброе, нескандальное уже никому не нужно. Я как президент фестиваля должен был упасть, руки-ноги себе переломать, или кого-то из народных артистов должны были подстрелить. Позитивное и нерейтинговое уже давно стали синонимами. Но мне такой популярности не надо. Я надеюсь, что и на втором фестивале, который состоится в октябре, тоже ничего не взорвется. 

— Признайтесь, чем вы заманили на фестиваль таких крупных мировых и российских знаменитостей? Деньгами? 

— Звезды приезжают на такой фестиваль с интересом, надеждой. Какие деньги можно заплатить Тому Крузу — он миллионер, ему ничего не надо. Это своеобразная миссия голливудской звезды. Миссия мира. Кто-то может посмеяться над этими словами, сказать, что они пафосные. Но это не так. Все стремятся к миру. Я посредством кинофестиваля, кто-то другими путями. 

Так же и российские звезды. Я их никогда не обманываю. Я говорю, что Кавказ — моя родина, что я родился и вырос в Северной Осетии. Что свой последний фильм «Лев Толстой» мой великий учитель Сергей Герасимов снимал на Кавказе. Что, вернувшись из Осетии, он сказал мне: «Ты будешь моим самым плохим студентом, если не сделаешь там фестиваль». 

У меня был заготовлен ответ на вопрос о горячей точке. У людей, которые туда приехали, было горячее сердце. Не все продается и покупается, есть еще когорта приличных, порядочных людей, поистине народных артистов. Их привлекает не только моя наивность, но и то, что они вносят свою лепту в мир на Кавказе. Я действительно не плачу гонораров. Какие могут быть гонорары, когда денег хватило только на то, чтобы оплатить артистам дорогу и проживание в гостинице. 

— В последнее время в Россию хлынул поток иностранных звезд разного масштаба. Неужели все из голого энтузиазма? 

— Популярными иностранными исполнителями движет любопытство. Они много слышали о России и хотят узнать, что же это за образование такое, увидят ли они пресловутых медведей на улицах? Они едут не из-за гонорара — таких денег, как в Европе, им здесь не заработать. 

А другие просто вышли из моды. Действительно, к нам сейчас приезжают очень крупные звезды — Джексон, Бельмондо, Делон, Иглесиас. Но они появились в России после того, как у них закончился лимит в своих странах. Вот недавняя огромная акция «Итальянские звезды эстрады в Кремле». Ну кому они сейчас нужны, кроме Италии и России? Они двадцать лет назад были популярны, я тоже их очень любил, когда был школьником. И приехали бы они 20 лет назад, тогда понятно. Тогда я бы гордился, что Россия занимает свое почетное место на одном маршруте всех стран. 

Я могу рассказать, кто за этим стоит. Иностранных звезд крупного масштаба, но солидной давности в Россию привозит Александр Гафин — вице-президент «Альфа-банка». Я понимаю, что Клептон, Адамс, Стинг, Боуи — это кумиры его молодости. Им за пятьдесят, как и ему. И спасибо ему за то, что он привозит их хотя бы сейчас, — мало кто об этом стал бы беспокоиться, считая это нерентабельным. 

 

 
— Чем вызвано стремление нашей богемы к публичным тусовкам? 

— Тщеславием. Они не просто честолюбивы, они хотят славы, хотят постоянно появляться на экране в любом виде. Им неважно, дают ли им тортом по роже или они сидят визави с путаной в каком-то телешоу. Лишь бы их показывали, лишь бы о них говорили. Если все это снять с нужного ракурса, получился бы гениальный художественный фильм в духе Вуди Аллена или грузинских короткометражек. Ведь это вообще непостижимо — нормальный человек, законодатель и парламентарий, появляется в скандальных передачах, бордельных клубах. Видимо, полагая, что это — показатель демократичности и либеральности. А какие у них мысли могут быть наутро в той же Думе? 

— А что у нас с молодыми талантами? 

— А молодым талантам дорога наверх без денег заказана. Без телевидения в наши дни не пробиться, а за эфир надо платить. Платят все, за исключением, может быть, Кобзона, Пьехи и Ротару, которые на экране раз в году появляются. Каждая маленькая звездочка сейчас имеет за спиной большие деньги. В наши дни не могли бы появиться такие певцы, как Кузьмин, Саруханов, Барыкин. Ведь талант — это только пять процентов успеха, остальные 95 — деньги. Я как-то познакомился с молодым парнем, который, по моему мнению, был гораздо талантливее Рики Мартина и Энрике Иглесиаса. Он вытворял живым голосом такие вещи, которые были недоступны западным звездам со всеми их компьютерными наворотами. У него были молодость, талант, стиль, фактура, но не было денег. На этом все и закончилось. 

 

http://2001.novayagazeta.ru/nomer/2001/67n/n67n-s31.shtml 

 

 

 

 

 



 Комментарии к статье (2)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины