Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Кануков Есе
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

 

Есе Кануков и его башня 

 

Продолжая тему башен горной Осетии, публикации о которых не раз уже появлялись на страницах «СО», нельзя не остановиться подробнее на некоторых из них, наиболее известных и легендарных. А одна из самых знаменитых таких наших боевых башен – это, несомненно, башня Есе Канукова.  

В западной части Осетии, в Дигорском ущелье, на левобережье реки Урух расположено старинное селение Донифарс. На утесе над селением одиноко и горделиво стоит полуразрушенная боевая башня, молчаливо храня память об исторических событиях, которые разворачивались в этих местах в давние времена.  

Именно Есе Канукову, прославленному старшине Донифарса, удалось сплотить своих земляков, чтобы дать отпор кабардинскому князю Сари-Асланбеку Кайтукину в начале XVIII века. Свидетелем тех тревожных дней и является эта башня, из которой хорошо просматриваются основные дороги, ведущие к Донифарсу. Очевидно, что она была важным оборонительным пунктом, из которого можно было передавать сигналы в близлежащие горные селения. В дигорских сказаниях сохранились упоминания, что перед нападением врага на донифарсцев Есе Кануков спрятал всех жителей в одной из башен села, «а кто только мог биться, им всем он велел залезть в бойницы великой железновратной башни Кануковых. Сам же Несен (Есе) взнес на верх башни большое фитильное ружье и там его зарядил» (из исторической интерпретации песни о Есе Канукове по описанию В. С. Уарзиати).  

Фольклорные источники повествуют о том, что кабардинский князь Сари-Асланбек Кайтукин задумал покорить дигорцев, сделать Есе Канукова своим вассалом, а его людей – своими данниками. Он послал на земли Донифарса, на пастбище Таторс, двух черных быков. Расчет был прост: если Есе Канукти – предводитель Донифарского общества – не тронет быков, то его можно будет приблизить к себе, а донифарсцев превратить в своих данников.  

Как-то утром Есе, гласит предание, поднялся на свою сторожевую башню и увидел вместо одного солнца целых четыре, восходящих со стороны Таторса. По его приказу несколько человек отправились на Таторс и увидели не четыре солнца, а двух красивых черных быков с позолоченными рогами. Есе догадался, что это знак: кто-то посягает на земли их общества. Он приказал пригнать быков в селение, принести их в жертву и устроить пир в честь начала сенокоса.  

Кабардинский князь воспользовался случившимся как поводом для нападения на Донифарс. По преданию, большой отряд «в сто всадников из Кабарды, Балкарии и равнинных бадилат» во главе с самим Сари-Асланбеком расположился на поляне Мисигон, находящейся на берегу одноименной реки рядом с Донифарсом. Отсюда князь направил своих представителей на переговоры, поручив передать Есе: «Кроме твоего, в горах нет ни одного общества, не платившего бы мне ежегодной дани. Выдайте теперь мне дань. Сообщаю также, что иду сам с войском, кормление которого тоже будет вашей обязанностью».  

Есе ответил князю: если он добрый гость и пришел с добрыми намерениями, то он пошлет ему на завтрак чурек с сыром, а на обед мясо с алутоном. Если же тот пришел не как гость, Есе пообещал «поместить его в сарае, хлеву Козити, с пятнистыми свиньями» (историческая интерпретация песни о Есе Канукове по В. С. Уарзиати). Обеспокоенные происходящим жители Донифарса пришли к своему предводителю. Есе успокоил людей: «До завтрашнего утра подождите. Наши старые горы мне свидетели. Я ему из башни такой камень брошу, что его широкие крылья заболят».  

Ночью, на самом верху башни Есе, жители Донифарса развели большой костер, осветивший всю округу, а сами танцевали, пели и веселились всю ночь. Исследователи говорят о том, что «танцы, устроенные в башне Канукти при свете огня и на глазах у неприятеля, способствовали физической и психологической подготовке перед сражением. В этом смысле они имели ярко выраженное магическое значение».  

Утром кабардинский князь Кайтукин в сопровождении слуги, который нес за ним кумган с водой (узкогорлый сосуд из глины, латуни или серебра; кувшин для воды с носиком, ручкой и крышкой, применявшийся, в основном, для умывания и мытья рук), вышел, чтобы совершить омовение. Увидев это с верхнего яруса башни, Есе обратился к донифарсцам: «Его пока не трогаю, смотрите на его рукомойник». Прицелившись, он выстрелил в кумган, стоявший на земле рядом с князем, и точным выстрелом разбил его вдребезги.  

Очевидно, Есе не собирался стрелять в Сари-Асланбека: своим выстрелом он только предупредил врага о возможных для него и всех его воинов последствиях. Князь послал человека узнать, в него ли целился Есе – или в его кумган? На это Есе ответил: «Спросите своего князя, кто больше – он или его кумган!» Фраза, достойная героического романа… 

Поступок Есе охладил боевой пыл князя. По одной версии, повернув свой отряд, он собрался покинуть Дигорское ущелье. Есе догнал его, вернул и, зарезав быков, устроил недавнему врагу в знак заключения с ним примирения пышное угощение. По другой – князь изменил свое решение силой подчинить строптивцев и сам как гость вступил в Донифарс, где Есе устроил ему богатый прием «с белым хлебом, медом и алутоном» (из песни о Есе Канукове по В. С. Уарзиати).  

Прославился Есе в Дигории не только своим мужеством, мудростью и смекалкой, но и своим оружием. Принадлежавшее ему легендарное ружье, с которым он участвовал не в одном сражении, не кануло в Лету. Со временем оно стало фамильной реликвией Кануковых и передавалось в этой фамилии из поколения в поколение. Во время переселения осетин в Турцию в 60-х гг. XIX в. переселенцы-мухаджиры из Донифарса захватили с собой и это прославленное ружье. К счастью, реликвия не затерялась на чужбине. Ружье бережно хранили как напоминание о далекой родине. Спустя почти сто лет представители фамилии Кануковых, проживавшие в Турции, передали ружье на хранение в Северную Осетию со словами: «Есе стоит того, чтобы на родине о нем помнили».  

Внушительных размеров кремневое шомпольное ружье со стволом из витой дамасской стали, орнаментированное тончайшей насечкой из золота и серебра, из которого стрелял Есе Кануков, с 1964 года выставлялось в экспозиции Национального музея РСО–А. Оно и по сей день хранится в его фондах.  

Память о таких воспетых в сказаниях героях, как Есе Кануков, не должна исчезнуть в народе и стать «поросшим паутиной» достоянием истории. На примере их отваги и самоотверженности нам и сегодня необходимо воспитывать нашу молодую поросль, новые и новые поколения. И ни в коем случае нельзя допустить, чтобы такие объекты культурного наследия федерального значения, расположенные на территории Северной Осетии, как башня Есе Канукова, продолжали разрушаться. Сохраняя свою материальную культуру, мы сохраняем и свою историю, и свою национальную самобытность. Потому что без прошлого нет и будущего… 

 

 

Автор: Э. Агаева, ведущий советник Управления культурного наследия Министерства культуры РСО–А 

 

http://iratta.com/sevos/16139-ese-kanukov-i-ego-bashnya.html 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины