Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Есиев Казбулат
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Рассказ о Казбулате Есиеве необходимо начать с информации о его отце, одном из лучших офицеров-осетин своего времени .  

 

Есиев Асламурза Бесланович  

(1836-1926) 

 
Асламурза Бесланович Есиев - сын Беслана Мурзаевича Есиева. Мать - урожденная Есенова, племянница генерал-майора Муссы Кундухова. Дед его Мулдар Бахтын-Гиреевич Есиев имел в разное время шесть жен, из которых третья, урожденная Астемирова (кабардинка), была матерью Беслана. Асламурза был единственным сыном Беслана Есиева. Родился он в 1836 г. 

В девятилетнем возрасте мальчик был взят в аманаты и увезен в Петербург. Вдали от родины прошли его юность и молодость. Закончив в Петербурге Второй кадетский корпус, в 1853 г. он начал службу в Елизаветградском гусарском полку, в котором прослужил шесть лет, затем в 1860 г. по семейным обстоятельствам вынужден был оставить службу и вернуться домой. Начальник Западного военного отдела в рапорте командующему войсками Терской области писал: «Представляя при сем указ об отставке штабс-ротмистра Есиева, прошу ходатайства Вашего Превосходительства, во внимание отличного поведения, преданности правительству и крайне бедного состояния его, об отчислении Есиева по армейской кавалерии с состоянием при Кавказской армии». Согласно нового положения об управлении Терской областью, утвержденного 29 мая 1862 г. «при мне, - пишет начальник Западного военного отдела генерал-майор князь Орбе-лиани, - по званию полагается при отделе три словесных переводчика языков: осетинского, кабардинского и ингушского. В должностях этих состоят с 1-го февраля сего года следующие лица: осетин - штабс-ротмистр Есиев, кабардинец - штабс-капитан Туков, ингуш - юнкер Чобиев». 

В 1864 году Асламурза был зачислен в Терско-Горский иррегулярный полк и на протяжении двенадцати лет командовал второй сотней, одновременно выполняя в высшей степени ответственные общественные поручения. Вот лишь некоторые из них. В 1867 году Есиев был избран депутатом сословной комиссии по освобождению зависимых сословий Алагиро-Мамисонского общества. Ему принадлежит интересное историко-краеведческое исследование - «Обычное земельное право и право землевладения горных осетин Терской области». Ранее совместно с А.Г. Ардасеновым он написал книгу «Высшее сословие у осетин Куртатинского общества». Он принял активное участие в комиссии по освобождению холопов от зависимости. В конце 1876 года Асламурза Есиев был зачислен командиром Осетинского дивизиона Терско-Горского иррегулярного полка, в котором служил в течение всей русско-турецкой войны в составе Дунайской действующей армии. Неоднократно награждался, в том числе имел ордена Св. Владимира 4 степени с мечами и бантом, Св. Анны 2 степени с мечами, Св. Станислава 2 и 3 степеней с мечами. Был пожалован двумя земельными участками: первый - на реке Фиагдон, 35 дес, второй - в Кубанской области, 70 дес. 

Служить можно по-разному. Послужной список Асламурзы Есиева свидетельствует о его ярком военном таланте. В этой связи весьма примечательно сражение за деревню Дели-Сула, где под его командованием отличился Осетинский дивизион. Командир Владикавказского полка Левис в своем сообщении командиру бригады писал: «Осетины дрались со свойственной им отвагой», при этом он особо отметил ротмистра Асламурзу Есиева. 

Наибольший интерес вызывает характеристика, данная ему генералом Тутомлиным, который в ряде своих рапортов неизменно отмечал «хладнокровную распорядительность и храбрость командира Осетинского дивизиона». В ярости, боевом азарте его ничто не могло остановить. Словно ураган проносился он в авангарде конницы, считая делом чести быть впереди, принимая на себя первый удар. 

Характеристика эта является лестной и справедливой, но далеко не полной. Сохранившиеся до наших дней архивные материалы убедительно свидетельствуют о том, что наряду со смелостью и бесстрашием в характере Асламур-зы ярко проявились чувство собственного достоинства, приверженность обычаям своего народа и безграничная любовь к Отечеству. Едва узнав о начале русско-турецкой войны, Асламурза Есиев обратился в Петербург с просьбой к императору разрешить ему набрать добровольцев и с ними отправиться на фронт. Он получил такое разрешение и в короткий срок сформировал Осетинский конный дивизион из добровольцев, на своих конях, со своим снаряжением и оружием. 26 января 1876 года он был назначен командиром Осетинского дивизиона Терско-Горского иррегулярного полка, «в коем и состоял в продолжение всей русско-турецкой войны в Дунайской действующей армии по день расформирования полка 23 октября 1878 года». О выдающихся подвигах этого дивизиона написано немало страниц в истории русско-турецкой войны. Будучи талантливым стратегом и тактиком, в ходе боев Асламурза не раз принимал самостоятельные решения и успешно атаковал врага. А лавры успехов Асламурзы пожинало высшее командование. Неповиновение приказу и гуманное отношение к подчиненным вызывало недовольство непосредственного начальства. В этой связи весьма примечательным является тот факт, который имел место в самый разгар войны. Именно тогда Асламурзу Есиева вызвали в штаб и сделали ему замечание, смысл которого сводился к тому, что он, будучи русским кадровым офицером, создал у себя в дивизионе такие взаимоотношения, при которых отсутствует субординация, а это, дескать, служит дурным примером для других частей и влияет разлагающе на солдат действующей армии. Асламурзе, в частности, поставили в вину положение, при котором молодые офицеры его дивизиона прислуживали старшим по возрасту всадникам. Игнорируя кавказские обычаи и, в частности почтение к старшим, начальство требовало полного чинопочитания и субординации. Весьма характерной была реакция Асламурзы Есиева, в которой проявились чувство собственного достоинства и уважение обычаев своего народа. Он внимательно выслушал претензии начальства, а затем напомнил, что часть, которой он командует, иррегулярная, что организована она на добровольных началах и что снаряжение в ней не казенное, а приобретенное на собственные средства. «Я сам был в отставке, - подчеркнул он, -и организовал дивизион по своей воле, с разрешения Государя. Нарушать своих обычаев не будем. Если мы здесь мешаем и дезорганизуем, то скомандую... «По коням!»... и своим ходом вернемся домой». Ультимативное заявление Асламурзы привело в совершенное бешенство начальство и, желая его проучить, оно послало запрос в ставку императора. Любопытен и показателен ответ императора, знавшего и ценившего героизм и преданность России осетинских соединений. Срочный ответ государя гласил: «Оставить все, как есть, и осетин не раздражать». В ставке хватило мудрости и здравого смысла, чтобы оценить героические подвиги добровольцев-осетин, уважительно отнестись к их национальным обычаям и защитить командира сотни. 

После Дунайской войны Асламурза был в Туркестане, принимал участие в Ахалтекинской экспедиции. В начале похода в распоряжении генерала М. Д. Скобелева, возглавившего экспедицию, был небольшой отряд. Многих он пригласил сам лично, зная их по прежним делам и сражениям. Это были участники недавней освободительной войны на Балканах. У каждого на груди сверкали боевые награды за Шипку, Плевну. Был среди них и Асламурза Есиев. События, между тем, в Туркестане разворачивались стремительно. Англия активно стала наращивать свое военное присутствие в этом регионе. Скобелев заспешил. Шеститысячный отряд, составленный из всех родов войск, в том числе и осетинская сотня, выступил на приступ крепости Геок-Тепе. «Четырьмя высокими неприступными стенами возвышалась она. Двадцать тысяч кибиток. Более пятидесяти тысяч текинцев заперлись в ней, чтобы дать отпор, а затем сокрушить царский экспедиционный отряд». 

В холодные дни и ночи в зимней пустыне в течение двух недель осаждал М.Д. Скобелев неприступную крепость. Англия пристально следила за разворачивающимися событиями: «Быть или не быть? Если войска Скобелева возьмут Геок-Тепе, то не быть англичанам в Ахалтекинском оазисе. Если русское войско потерпит поражение и откатится к Каспию, значит - быть!» Но штурм принес успех русским. Взрыв разворотил стену, и штурмовые колонны бросились в брешь, затопляя, словно наводнение, узкие улочки крепости. Это была победа. Скобелев велел начальнику штаба организовать праздничный обед для рядового и офицерского составов. Были отмечены многие, получил награду и Асламурза Есиев «за отлично-усердную службу». 

После выхода в отставку в чине подполковника Асламурза поселился в горном селе Карца, посвятил себя земледельческому искусству. Здесь, как и в годы военной службы, проявились его лучшие человеческие качества - доброта, гуманность и целенаправленность. Занявшись садоводством, он научил односельчан искусству возделывания садов, а став пчеловодом, обучил и этому односельчан, раздавая в бесплатное пользование ульи. Соорудив в селении мельницу, он сделал ее объектом общего пользования не только для жителей Карца, но и близлежащих сел. 

Умер он в 1926 году и похоронен на кладбище сел. Карца. 

У Асламурзы было шестеро сыновей и три дочери. 1. Старший – генерал-майор Касболат Есиев был женат на Ханифе (Дзги) Бимбулатовне Тулатовой-Аликовой. Кавалер орденов Георгия, Владимира Равнопрестольного, Георгиевского оружия, английского ордена Георга и солдатского Георгиевского креста с лавровым венком. Член Георгиевской Думы. 

Второй - Магомет. Умер учеником младших классов Ставропольской гимназии. 

 

Третий - Камбулат. Был женат на Зулейхе Насруллаевне Ядгаровой. Высокообразованный и эрудированный, он знал несколько иностранных языков, увлекался литературой, занимался переводами на осетинский язык произведений русских и французских авторов, а «Гроза» Островского в его переводе была поставлена на сцене одного из театров Тифлиса. Особым предметом его «печалей и забот» была судьба осетинской учащейся молодежи, среди которой он пользовался большим авторитетом. Желая привлечь внимание к вопросам образования и положения молодежи, он не раз устно и письменно апеллирует к правительству и общественности со статьями и заметками. Так, в статье «Горе кавказской горской молодежи»5 он пишет: «В этом учебном году среди студентов-осетин в Москве, числом более 30 человек, уже есть несколько человек, серьезно заболевших грудными болезнями...» (туберкулезом. - Г. Дз.). И можно понять тревогу Камбулата Есиева - тесное общение молодежи между собой, остро заразный характер туберкулеза, серьезное течение этой болезни не предвещали заболевшему ничего хорошего, а об учебе уже и говорить не приходилось. Хлопоты его были не напрасны. Когда в Париже усилиями Ахмета Цаликова начал издаваться журнал «Мусульманин», К. Есиев тут же откликнулся радостной надеждой, что «мы, наконец-то, имеем возможность беспрепятственно говорить и заявлять о своих нуждах..., а во-вторых, уверены - все, относящееся к истории кавказских горцев, их быту и вообще культуре, будет зарегистрировано и не пропадет бесследно для будущих поколений, тех поколений, дух коих должен будет питаться прошлым своих предков»6. Революция застала его в чине полковника. 

Хочется отметить, что Камбулат был превосходным чтецом и замечательным рассказчиком. В 1937 году был репрессирован, а в 1956 году он был реабилитирован посмертно. 

Четвертый - Адильгирей - женат не был. Окончил Неплюевский кадетский корпус в гор. Оренбурге. Обладая незаурядными музыкальными способностями, дирижировал корпусным оркестром. На выпускном балу простудился, попал в госпиталь, кровь пошла с горла. Заболел безнадежно (по тому времени) туберкулезом и был перевезен в Карца. Горный климат, уход матери и сестер поставили его на ноги. 

Он поступил в Горы-Горецкий землеустроительный институт, который и закончил. Там он связал свою судьбу с социал-демократической партией. 

Адильгирей провел землеустройство крестьян в Барнаульском и Бийском уездах Томской губернии, составив землеустроительную партию из Есиевых: брата Хаджи-Мурата, только что вернувшегося из эмиграции, Бахтынгирея, Угалука, Дудара и Сахангирея. Все они стали квалифицированными землемерами-землеустроителями. Умер в 1918 году от испанского гриппа в с. Карца. 

Пятый - Довлетгирей - был женат на Гошанаго Алихановне Текаевой-Карабугаевой. Остался жить в Карца. Был очень начитан, развит, но ни учиться, ни служить нигде не захотел. Умер под Карсом в 1916 году. 

Шестой - Хаджи-Мурат - самый младший. Окончил Владикавказское реальное училище, принимал участие в выступлениях 1905 года, был ранен в ногу и эмигрировал за границу, в Германию, вместе с Сафаром Дударовым и Темирбулатом Тугановым (Боба). Учился в Карлсруэ в политехническом институте. Когда представилась возможность, вернулся в Россию и с братом Адильгиреем летом проводил землеустройство крестьян на Алтае, а зимой учился в Высшем коммерческом училище. Жена - Паца Асланбековна Датиева. Было у него два сына и две дочери. В первую империалистическую войну был призван в Осетинскую пешую бригаду. Когда Дикую (Кавказскую) дивизию направили в Петроград, он агитировал за возвращение ее на Кавказ и, будучи заведующим оружием, направил вагоны с оружием не на север, а на юг, тем самым повлияв на колеблющуюся часть своих соотечественников. 

Позже был комиссаром Веденского округа. Потом вернулся в Карца и занялся хозяйством. Был вызван Председателем Госсовнаркома С. Мамсуровым и назначен заведующим мелиоративным отделом Особого областного земельного управления.  

Им были проделаны берегоукрепительные, изыскательские работы. Под его руководством был проведен Дигорский канал, а также туннель из Алагирского ущелья в Грузию. Это далеко не полный перечень работ проделанных Хаджи-Муратом в Осетии. 

В 1937 году он был репрессирован, а в 1956 реабилитирован посмертно. Пример этой семьи является образцом воспитания настоящих мужчин. 

Из дочерей старшая Мадинат (Бади) была замужем за Камбулатом Тулатовым, умерла от туберкулеза. Бездетная. 

Средняя, Салимат (Дзалиго), замужем за Елканом Кубатиевым, тоже умерла от туберкулеза, оставив троих детей. 

Младшая, Фатимат (Фатка), замужем за Алиханом Сосрановым-Карабугаевым. Муж умер в ссылке, детей не было. 

 

Г.Т.Дзагурова. “СЫНЫ ОТЕЧЕСТВА”  

 

Есиев Казбулат Асламурзаевич  

(1865-1916) 

Генерал-майор 

 

 
История участия осетин в воинах, которые вела Россия, изобилует ратными подвигами. Следуя за событиями, мы встречаем целую плеяду храбрых, отважных, боевых генералов. Среди них достойное место занимает генерал-майор Казбулат Асламурзаевич Есиев. Характер, способности этого человека сформировала среда, в которой он рос. Значительное влияние на становление его личности оказал отец Асламурза Есиев, щедро одаренный от природы.  

Об этой семье можно было бы создать целую антологию воспитания настоящих мужчин, среди которых особое место принадлежит старшему сыну Асламурзы - Казбулату, снискавшему славу боевого генерала.  

Родился Казбулат Есиев 26 ноября 1865 года. Образование получил в Ставропольской гимназии, а затем в Тифлисском пехотном юнкерском училище. Было бы ошибочным думать, что военная судьба Казбулата сложилась легко, судя по стремительному продвижению его по службе. Так, в 1892 году он был произведен в подпоручики, а в 1900 году - уже в штабс-капитаны. С первых дней войны служившие на Дальнем Востоке осетины стали основанием для двух Кавказских сотен, которые под командованием полковника Мадритова проводили глубокие рейды по тылам врага, особенно на Корейском фронте. В состав Кавказской бригады в русско-японскую войну входил Терско-Кубанский горский полк, в котором была особая осетинская сотня. Большинство офицеров этого полка были осетины, подтвердившие свою былую боевую славу. Здесь и началась ратная слава Казбулата Есиева, в послужном списке которого неоднократно повторялась запись: "За отличия, оказанные против неприятеля, по высочайше предоставленной мной власти награждаю..."  

 

К 1907 году началась его служба в Восточной Сибири в качестве командира роты двадцать седьмого Восточносибирского полка, а в 1914 году, то есть через семь лет, он уже полковник, командир 47-го Сибирского стрелкового полка. В 1916 году произведен в генерал-майоры и назначен командиром бригады. Естественно, такой стремительный взлет и успехи были отмечены наградами, среди которых орден Святой Анны III степени, орден Св. Станислава III степени, орден Св. Георгия, Владимира, английский орден Георгия, один четырех английских крестов, которыми награждали воинов русской армии. Однако среди всех наград Казбулат особенно чтил и гордился солдатским Георгиевским крестом с лавровым венком - наградой редкой и высокой. Рассказывая о Казбулате Есиеве, о его храбрости, мужестве и верности долгу, я хочу подчеркнуть, что не только этими качествами, присущими и другим генералам-осетинам, он снискал безграничную любовь и уважение окружающих. 

По воспоминаниям современников, он относился к типу людей, излучавших доброту, свет и милосердие, любовь к ближнему и готовность всегда прийти на помощь. Он погиб в годы первой мировой войны. Гроб с телом генерала привезли на родину, в Карца. Печален был траурный кортеж сопровождавших генерала людей, отдававших последние воинские почести командиру. Немое отчаяние и слезы шедших за гробом солдат и офицеров, собравшихся на похороны, служили доказательством того, как глубоко было горе, как высоко он был чтим и любим у себя на Родине и далеко за ее пределами. О прекрасных качествах человека и воина сложил стихи, может быть несовершенные с точки зрения канонов поэзии, но искренние и справедливые, его современник Э. Т. Шанаев:  

Мулдара правнук из Куртата,  

Правдивый в деле, на словах, 

В душе великий недруг злата, 

К нам прибыл с Севера твой прах.  

Покинувший очаг семейный,  

Создал ты славу, честь всему  

Ущелью грозных куртатинцев,  

Известных храбростью своей  

Средь ингушей и кабардинцев  

Спокон веков до наших дней.  

Мир, рыцарь, праху твоему!  

 

 

По материалам книги Г.Т.Дзагуровой “ПОД РОССИЙСКИМИ ЗНАМЁНАМИ” и семейного архива Есиевых



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины