Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

** СКИФО-АЛАНСКИЕ ИМЕНА СРЕДНЕВЕКОВЫХ МОНГОЛОВ ЧИНГИС-ХАНА
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Джиоева Залина Эдуардовна 

 

Два важнейших исторических источника: летопись Рашид-ад-Дина и «Юань-чао би-ши» (Сокровенное сказание), повествуя о происхождении средневековых монголов, указывают, что прародительницей всех монгольских племен нирун, составивших костяк средневекового монгольского общества, была женщина по имени Алан-хоа [9. С. 10. сн. 13].  

О том, что она была аланкой, нет сомнений. Так писали академик Б.Я.Владимирцов, Л.Н.Гумилев, Грум-Гржимайло. В.Вернадский предполагал, что даже у борджигинов, из которых был сам Чингис-хан, спустя 400 лет присутствовала "примесь аланской крови" [2. С. 25]. С нашей точки зрения, имя Алан-хоа объяснить так и не удалось. Если бы этот антропоним сохранился в памяти монголов как этнический маркер, то прародительницу звали бы Асут, именно так монголы называли алан. Вторую часть имени заменили, не найдя альтернативы хоа, современным монгольским словом гоо 'красавица'. Так Алан-хоа превратилась в Алан-гоа – красавицу Алан. Но женщин, имеющих в своем имени хо и хоа,в «Сокровенном сказании» достаточно много, чтобы не обратить на это внимание: Хоа-Марал, Баргучжин-хоа, Борахчин-хоа, Хоелун, Хочжин, старуха Хоахчин. И все эти имена легко переводятся с осетинского языка, являющегося единственным реликтом языка скифо-сармато-аланского мира, отраженного в Зеленчукской надписи (X в.), аланских фразах в «Теогонии» Иоанна Цеца (XII в.), ясском глоссарии (XIV в.).  

Эта генетическая и языковая преемственность давно подтверждена на основе большого фактического материала, поэтому переводить имя прародительницы монголов следует с осетинского (аланского), а не с современного монгольского языка. И тогда мы сможем перевести не только ее имя, а, как показало наше исследование, все имена, имеющие в своем составе слова «хо» и «хоа», потому что хо 'сестра' – древнейший термин не только семейной, но и родовой организации [1. Т.1. С. 209], хоа 'эта сестра'. И имя прародительницы Алан-хоа, где аллон 'алан', сохранившийся в осетинском языке, является уже примером самоидентификации и будет звучать иначе – «сестра Алан», указывая не на внешние данные, а на этническую принадлежность.  

 

Теперь рассмотрим другие женские имена с хоа, которые до сегодняшнего дня так и не имеют объяснения:  

Баргучжин-хоа – мать Алан-хоа (бар, баргу 'право'; удджын, удджин 'духовное'; духовная наставница);  

Борахчин-хоа – светловолосая или русоволосая (борæхсин 'желто-серый цвет');  

Хоелун – мать Чингис-хана, с именем которой произошли такие же изменения, как и с именем прародительницы Алан-хоа, изначально была именно Хоелун [9. С. 51; 7. С. 62], но в современном монгольском языке оказалось имя Өэлүн (облако), поэтому имя матери Чингис-хана сократили и опять неверно объяснили. Но что означает это имя с осетинского (аланского) языка? Хо 'сестра', еллон /еллун 'достойная всяческих похвал', 'благородная', какой она и предстает на протяжении всего повествования.  

Хочжин – дочь Чингис-хана (ходжын 'имеющая много сестер'); 

и, наконец, старуха Хоахчин [6. § 101. С. 97], которая вряд ли могла быть красавицей (хо æхджын указывает на женщину, которую называют сестрой со старчески скривленными ногами, т.к. æхджын 'нога с большим изгибом', 'кривоногая'). 

 

Проблема современной монголистики заключается в том, что она не может никак правильно идентифицировать средневековых монголов, как и тот язык, который сегодня принято называть «архаическим монгольским». Поэтому не получается перевести и объяснить даже имена, а ведь антропонимы в первую очередь являются визитной карточкой любого этноса. Имя Ярослав в XI в. мы не найдем у странствующего бедуина, как не увидим имя Карл в надписях династии Ахеменидов Vв. до н.э.  

Антропонимы средневековых монголов сегодня практически полностью отсутствуют у тех народов, которые считают себя их потомками, разве что изредка именами чингисидов называют детей. Почему так происходит? К вопросу выбора имени даже в XXI в. большинство родителей подходят с повышенным интересом и вниманием, ведь имя, по мнению многих, может оказывать воздействие на судьбу ребенка, а если перевод имени не известен, его никто не даст и не станет проверять влияние опытным путем. Препятствием является еще и точность перевода. Например, сына Угедея по «Сокровенному сказанию» и летописи звали Гуюк, монах-францисканец Рубрук называл его Кен-ханом [5. С. 93], а Плано Карпини – Куйюк [5. С. 21]. Но ни одно из этих имен не является личным именем. Имя Гуюк происходит от хъуаг 'недостаток'. Гуюк страдал всю жизнь неизлечимой болезнью [10. C. 10, 80], это имя встречается и у других мужчин и женщин, указывая на плохое здоровье. Точнее всех оказался Карпини (Куйюк, т.е. Куак). А прозвище Кен-хан (кенæ 'месть', 'ненависть') было дано Гуюку за чрезмерную жестокость. В «Сокровенном Сказании» сохранились слова Угедея, обращенные к сыну: «Говорят про тебя, что ты в походе не оставлял у людей и задней части, у кого только она была в целости, что ты так драл у солдат кожу с лица. Уж не ты ли и Русских привел к покорности этою своею свирепостью?» [6. § 277. С.195]. 

 

Имена монголов Чингис-хана смело можно назвать «говорящими». Чаще всего это не имя, а характеристика, черта, которая отличала одного воина от другого. Прадедом Чингис-хана был Кабул-хан (хъабыл 'достойный'), дедом – Бардан (бардан 'чувал для шерсти'), наверно, был грузным. Отцом – Есугей (æцæгæй 'по справедливости'). Детское имя Темуджына (Темуджин, Темучин) содержит в себе уже известное нам удджын и личное имя Темо, т.е. духовный Темо. Любопытно, что это имя и сегодня используется осетинами наряду с именами Тему, Теми, Теме [4. С.345]. Часто эти имена называют и при сокращении имен: Таймураз, Темур, Тимур, Тамерлан. 

 

Титул tengis Чингис-хан получил от монгольского жреца Теба-Тенгри. Китайцы называли его Чинчис. Так получился титул Чингис-хан. Из летописи Рашид-ад-Дина мы узнаем смысл этого титула «чин» – «крепкий» [8. С.167]. Но tengis не просто «крепкий», а «величайший» (тынг 'очень крепко', 'сверх меры'; ис 'быть', 'есть'). Известно и другое имя Чингис-хана – Демугин Хингай, которое Рубрук объясняет как «звон железа» [5. С. 162]. Это прозвище близко с именем родного брата Чингис-хана Джочи-Касара. В первом случае Демугин Хингай – укрощающий дракона, который для алан был символом железа и стали (дæмагæ 'укрощающий', хин 'коварное', гайа 'чудовище'), а во втором – имя Джочи-Касара, согласно летописи, связано с диким зверем. А этому зверю-дракону у алан был посвящен майский праздник, проходивший у святилища в Касарском ущелье (къасара 'крепость', гом 'ущелье'). Не лишним будет напомнить: штандарты сармат и алан были сделаны в форме драконов, а монголы использовали их изображения от элементов сбруи, головных уборов и йюрт до поясов и чаш. 

 

Старший сын Чингис-хана был Джочи. В некоторых источниках его называют Дзоцци [9. С. 69]. По летописи, он получил это имя, потому что быстро родился. Имя Дзоццæ – осетинское, а дзоццæг 'на корточках'. Теперь понятно как родила своего сына Борте. Но родственники часто называли его Тоссук-кан [5. С. 22], подчеркивая его мягкий характер. У осетин сохранилось три имени: Тасо, Тасуй и Тассо[4. С. 344], но тасæн 'сговорчивый', возможно, лучше всего отражает характер этого имени. 

Вторым сыном был Чагатай, которого часто называют Олджайту-хан. Это не имя, а титул, который встречается у других чингисидов. Летопись монголов была начата при Газан-хане (гъазæн 'весельчак') и завершена при Олджайту-хане (алдзæн 'славный'). 

Третьего сына Чингис-хана называли Уге. Было ли это имя его настоящим детским именем сложно сказать. Но это имя источник объясняет словом «вознесение». Несмотря на то, что имя Уге есть среди осетинских имен, нас все-таки больше интересует причина, по которой оно может быть связано с чем-то удивительным и возвышенным.  

Сегодня символом современной Осетии-Алании является танец симд. Но в древности аланы знали еще один танец, похожий на симд. Он назывался уге. Уге исполняли при свете костров. В танце возникала сплошная круговая стена из первого ряда мужчин. Они брали друг друга за пояс и медленно, против часовой стрелки, а потом по часовой стрелке двигались под аккомпанемент плавно, синхронно. К ним на плечи становились другие. Такая конструкция могла состоять даже из четырех ярусов, вращающихся в танце людей. В представлении могло принимать участие до 200 человек. Со стороны это смотрелось безумным вихрем людей, улетающих вместе с искрами костров в звездное небо. Вознесение. И имя татарского воина Темуджына-Угэ, которое было дано будущему создателю Монгольской империи, очевидно, тоже связано с этим танцем. 

 

Самым младшим из сыновей Чингис-хана и Борте был Тула (тулæ 'темечко'). Маленький Тула получил это имя, вероятнее всего, от матери, т.к. у супруги Чингис-хана Борте он был самым младшим. У Тула было несколько прозвищ. Все они легко объясняются с осетинского языка. Екэ-нойон (йæхи 'свой собственный'; найæн 'брод', 'переправа') и Илуг-нойон (илуг 'удила'; удила брода). Сегодня для переправы современная армия может быстро наладить мосты, использовать корабли и специальные плавсредства. Но в 13 веке средневековые монголы были лишены таких возможностей. Поэтому в каждом подразделении были специальные люди, знающие динамику реки. Они могли без серьезных потерь переправить на другой берег людей и животных. И Тула был одним из них, он был бродником и смог форсировать «Кара-мурэн, через которую никогда не было переправы» [10. С. 110 ]. 

 

Внук Чингис-хана Бату, сын Джочи, носящий средневековое сарматское имя Бата (bata 'ветер', сарм.) [1.Т.1. С. 33], называл своего сына Сартак (сæртæг 'легкомысленный'). Сартак побратался с русским князем Александром Невским, факт известный, бабка которого была аланкой и супругой Всеволода Большое гнездо Марией Шваровной. Сартак, благоволил христианам и поговаривали, что даже крестился. Эти слухи дошли до родных братьев и самого Бату, что могло быть причиной считать его легкомысленным. Внук Бату от его сына Сонкура, которого впоследствии казнил Хулагу, носил имя Тутар [10. С. 82], как и покровитель волков Нартского эпоса осетин. Вообще имен из Нартского эпоса осетин у средневековых монголов много: Адал (Адыл), Алаг, Бора, Каджи, Маркуз,Тарагъан, Бора, Тох и др. А это говорит о большой вероятности общего эпического материала в древности. Ведь если вспомнить, что прародительница Алан-хоа, а потом и Чингис-хан передавали одну и ту же историю про связку стрел, каждую из которых легко сломать, но вместе они – сила, то становится понятно, что история эта была рассказана еще скифским царем Скилуром своим сыновьям, государство которого простиралось от степной Тавриды до Днепра и Южного Буга и не могло иметь очевидных связей с будущим Могулистаном. 

 

Имена внуков и правнуков Чингис-хана переводятся тоже легко. Многие из этих имен, привычных нашему слуху, характеристики личности. Например, Хулагу (ху 'добрый', скиф; лæг 'мужчина'; у 'быть'), сын Хулагу Тарагай (тæрæг æй 'погонщик'), другой сын Тогай-Тимур (тогæй 'своя кровь'), Абага имел аланское имя. Родной брат Хулагу Ариг-Бука носил имя Ариг, как и сын скифского царя Ариапита – Ариг (ариаг 'небесный'). Второе его имя Бука – аланское. Родной брат Хулагу и Ариг-Буки Мунке, но правильно так, как называет его Рубрук – Мангу-хан и Мангау-хан (манг 'хрусталь', мангау 'хрустальный', т.е. чистый) вообще назвал одного своего сына Асутай (асутами монголы называли алан и æй 'свой'), а другого – Урунг-таши (урунг 'грозный', Тъаси – аланское имя). У правнука Гуюка Сусе (сусæг 'тайный, 'секретный') сын имел имя Сэнгэбан, с оборотным «э» в источнике, как и царь алан 5 века Сангибан, конница которого одержала решающую победу над гуннами Атиллы 15 июня 451 года на Каталаунских полях. И это одно имя! А сын Хубилая носил имя Туган (тугæн 'кровный'), которое и сегодня распространено в Осетии-Алании, от имени пошла фамилия, выдающимся представителем которой стал художник Махарбек Туганов. 

 

Обращает на себя внимание тот факт, что большинство родов средневековых монголов Чингис-хана давали своим сыновьям древние аланские, сарматские и скифские имена. Эти рода не имели прямого отношения к борджигинам, более того, многие из этих племен не были нирунами, а были монголами-дарлекинами, по легенде вышедшими из заповедного места Эргунэ-кун (æргъуни 'заповедное место'; кун 'мало'; т.е. небольшое заповедное место), некоторые происходили из старых племен, издавна живших на просторах монгольской степи, и тем не менее носили сармато-аланские имена: Абага, Аддак (это имя часто встречается, например, сын Байджу-нойона из племени йисут был Адак, адæг 'борона'), Аргун, Бадай, Бата, Бала, Бука (Букой был и царь языгов Vв.), Буркан и Буракан (имя Буракан было и у аланского князя, который оказал героическое сопротивление при нападении монголов на Аланию), Джебе, Дзудзи, Еки, Кусар, Кусу, Какуча и т.д. 

 

Целый ряд имен монгольских военачальников вызывает вообще изумление: Аландар, Алан-удур (удур 'кремень'), Асу-нойон, Асутай, Саба, Сарабан (головастый), Катан, Ур-хан (ур 'камень'), Сали и т.д. Воспитателем Гуюка был Кадак (кадæг 'эпическая поэма'). Скифские имена носили монгольские воины, происходящие из монгольских племен: Алинак, Адзиаг, Бадак, Тархъан, Таргитай (Таргитай-кирилтух), Тохта, Тура, Борак, Ширак и др. Многие имена легко переводятся с осетинского языка, другие имеют в основе религиозный культ.  

Сложно представить, чтобы кавказские аланы, оказавшие яростное сопротивление монголами, вдруг стали давать своим детям, причем в общем едином порыве, этнически чуждые имена завоевателей, тем более ввели некоторые из этих имен в свой сакральный Нартский эпос осетин, начало создания которого датируется, по мнению специалистов, скифским периодом. И эти имена носят положительные герои эпоса. Славяне, которые близко контактировали с монголами столько столетий, участвовали вместе с ними в ряде военных операций, жили бок о бок и даже имели родственные союзы, не меняли своим детям имена, как и не изменились сами. Так кем же были средневековые монголы? Ответ очевиден.  

 

Список литературы  

1. Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. Л.: Издательство Академии наук СССР, 1958 - 1995. Т. I-V. 

2. Вернадский Г.В. Монголы и Русь. М.: Аграф. 1997. 465 с. 

3. Владимирцов Б.Я. Работы по истории и этнографии монгольских народов. М.: Восточная литература, 2002. 557 с. 

4. Гаглойты З. Ирон мыггæгтæ. Дзæуджыхъæу. 2005. 359 c. 

5. Иоанн де Плано Карпини. История монгалов., Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны. Пер. и прим. А.И.Малеина. СПб. : Изд. А.С.Суворина. 1911. 232 с. 

6. Козин С. А. Сокровенное Сказание. Монгольская хроника 1240 г. под названием Mongyol – un Niyuca tobciyan. Юань-чао би-ши. Монгольский обыденный сборник. М.-Л.: Изд-во. АН СССР, 1941. Т. 1. 619 с.  

7. Лубсан Данзан. Алтан Тобчи. Золотое сказание. М.: Наука, 1973. 438 с. 

8. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Пер. с персидского Л.А. Хетагурова, редакция и примечания проф. А.А. Семенова. М.-Л.: Изд-тво АН СССР, 1952. Т.1. кн. 1.  

9. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Пер. с персидского О.И. Смирновой, редакция проф. А.А. Семенова. М.-Л.: Изд. Академии наук СССР, 1952. Т. 1. кн. 2.  

10. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Пер. Ю. П. Верховского. ред. проф. И.П.Петрушевского. М.- Л.: Изд-тво АН СССР, 1960. Т. 2.  

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины