Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

СВЯТИЛИЩЕ НЕ ДЛЯ ПИКНИКА
< назад  Комментарии к статье (3)      Версия для печати

Вот и подошел опять один из самых значимых осетинских праздников – Хетæджы Уастырджийы Бон. Значимый, потому что в него заложен глубокий сакральный смысл. Но кроме этого праздник включает в себя еще и сильную объединяющую составляющую, являясь общим для Севера и Юга единой Осетии.  

Признаюсь честно, каждый раз в начале июля я погружаюсь в тяжелые размышления, задаюсь вопросами, на многие из которых трудно ответить однозначно.  

 

Понимаем ли мы, сегодняшние осетины, смысл этого праздника? Знаем ли для чего и как мы едем или идем в Рощу Хетага? Из разговоров с молодыми, да и с не очень молодыми осетинами, часто отвечаю отрицательно. Мало того, что во многих осетинских семьях перестали печь пироги и даже для такого праздника покупают их где попало, что не знают с чем и как ехать в Рощу, оказывается что и едут они к Дзуару Хетагу или чтобы помолиться «Святому Хетагу». Для других в осетинском пантеоне несколько Уастырджи, и много богов, как у индусов, и сами мы оказывается язычники.  

 

 
Жертвенники – особая тема. Ее даже как-то неудобно затрагивать из боязни вымазаться грязью. Потому что если раньше туда бросали очищенные на огне наконечники стрел и монеты, сегодня –прошедшие через тысячи рук грязные бумажные деньги. Чем больше купюры, тем лучше, почетнее. Привыкнув к мысли, что в этой жизни за всё надо платить, мы как-будто покупаем и благословение наших Дзуаров. Раньше на собранные за год деньги устраивали общий кувд. Сегодня многие спрашивают: «Куда должны идти миллионы собираемые в той же Роще Хетага? На благотворительность, на помощь нуждающимся, на благоустройство территорий Дзуаров? В чем сегодня сакральный смысл этих пожертвований?» 

До сих пор внятного ответа на эти вопросы не дал никто, ни стоящее в стороне от этих вопросов государство, ни Стыр Ныхас, ни какая-либо другая организация. Но при этом все знают, что идет постоянная перепалка за право распоряжаться этими средствами.  

 

Вопросов, особенно у молодежи, очень много. Наверно кому-то из тех, кто на серьезном уровне занимается традиционной осетинской верой, нужно опубликовать материал на доступном для всех языке, чтобы люди могли почитать и понять. Раньше в этом необходимости не было. И Æгъдау, и традиции, и познания передавались из поколения в поколение, от старших к младшим. Но в наше время эта цепочка во многих местах оказалась разорванной, некому это всё передавать интересующимся младшим. Ирон фарнхæссæг хистæртæ скуынæг сты. Кæстæртæ сæхæдæг агурынц, къахынц зонындзинæдтæ кæцæйдæрты, кæсынц интернеты. Æмæ сыл абоны онг иу аудæг нæ зыны.  

 

Многие помнят, а большинство слышали, что в определенные годы советского периода народ насильно отвращали от нашей исконной веры и традиционного мировозрения, не разрешали посещать святилища. Наверно очень важно было отделить нас от наших корней, превратить в космополитов . Во-многом эта компания имела успех, о чем свидетельствует отчужденность многих тогдашних подростков (часть сегодняшних старших) от правильного восприятия и должного внимания к родному языку, основам Ирон Æгъдау и традиций.  

 

Помню 43 года назад в этот день, Хетæджы Уастырджийы Бон, мы ехали чындзхæссæг на автобусе из Алагира в Хидикус, и милиция вместе с тогдашними представителями власти не разрешала нам остановиться даже у дороги. У водителя могли за это отобрать права, а к остальным применить другие меры наказания по месту работы или учебы. Трасса Алагир-Орджоникидзе была закрыта и чтобы привести невесту из Куртатинского ущелья нам понадобилось брать специальное разрешение на проезд. Гъе, афтæмæй нæ цæугæ-цæуын чындзхæсджыты хистæр Уастырджийыл бафæдзæхстæ. Иуæй-иутæ иу сæ кувинæгтимæ Дзуары бынмæ быдырты дæсгай километыртæ фистæгæй сфардæг сты. Такие были времена... 

 

Но годы шли, строгая коммунистическая власть сменилась полным горбачевско-ельцинским безвластием, и довольно быстро все атеисты конвертировались в «истинно верующих». Роща Хетага стала местом всеобщего паломничества. Десятки тысяч людей ринулись туда отмечать праздник, суть которого так и не научились понимать. И если первые годы всё смотрелось красиво и впечатляюще, позже Рощу превратили в место общенародного пикника, куда можно было приходить как угодно, с кем-угодно и с чем-угодно. Лишь бы тебе было хорошо, весело. Дошло до перестрелок и возгораний деревьев. При этом мало кто заботился о том, что там оставляет после себя. В Роще забивалась уйма бычков и баранов, накрывались длинющие столы с обилием различной еды, водки и других крепких напитков. И после этих празднований туда трудно было заходить без содрогания.  

 

В 80-90-х годах я тренировал подростков в Алагире, и как-то весной организовал с ними субботник для уборки в Роще Хетага. Горы бутылок, целофановых пакетов, костей, пищевых отходов и другого мусора, который там аккумулировался за несколько месяцев невозможно было увезти и на нескольких КАМАЗах. Кто это всё там оставил? Заезжие туристы или наши сограждане, осетины, приехавшие туда «вознести молитву»? Не думаю, что картина и сегодня сильно изменилась. А отсюда вывод – если люди не знают как там себя вести (цы’мбæлы, цы не’мбæлы), значит они не понимают и смысла этого праздника. Для очень многих достаточно прийти туда с покупными тремя пирогами, мясом и бутылкой водки, там их «оформить», закинуть свои грязные деньги в жертвенник и ты уже дело сделал – заслужил благословение Уастырджи.  

 

Боюсь, что мы превратили Рощу Хетага из святилища в парк, где можно отдохнуть и «оторваться». Доны был дæр иу афтæ абадæм нæ зæрдæйы дзæбæхæн. Можно приходить одетым в спортиную форму, рваные джинсы, шорты, лосины, приводить с собой и свою ..., приехавшую к тебе из кокого-то Пилибердянска и не понимающую, что в святилище не ходят в пляжной одежде. Иным в Роще можно не менять своей привычной речи, насыщенной яркой народной лексикой. Можно привезти туда своих детей независимо от возраста, которым после обильных возлияний Кока-Колы и Спрайта нужно куда -то сходить. Можно многое... Главное, чтобы тебе, твоим близким и друзьям было хорошо и весело. Значит, хорошо оторвались, провели время на свежем воздухе... 

 

 
Наверно поэтому сегодня осетины, поздравляют друг друга «с праздником Святого Хетага», ставят на праздничный стол курицу с покупными тремя пирогами, водку, матерятся, громко ругаются между тостами, курят, плюются и тп.  

В свое время «Стыр Ныхас» пытался навести порядок, издавал инструкции, рекомендации. Было много разговоров и о том, что в святилища нельзя нести крепкие спиртные напитки. Но до большинства эти рекомендации не дошли. «Чи мын сты уыдон та? Цы мын зонд амонынц? Ныр хъуамæ донæй кувын райдайæм Дзуары бын?» 

 

Недавно в Совете общественной организации «Иудзинад» состоялся откровенный разговор с теми, кто организовывает и контролирует проведение праздников в наших святилищах. Разговор правильный и очень полезный. Но слушая их, я про себя думал: «Как добиться того, чтобы вот эти нужные высказывания и предложения были услышаны в народе? Как убедить людей в том, что Рощу Хетага нельзя превращать в пикниковый парк? Как научить, убедить, а возможно и заставить наших сограждан вести себя там подобающим образом?» 

 

Мне кажется что многие проблемы произрастают из возможности смешанными женско-мужскими кампаниями «хорошо посидеть» в тени вековых деревьев, с обилием спиртного и съестного. Вот это наверно и нужно искоренить в первую очередь. Внутри Рощи не должно быть никаких посиделовок. Дæ кувинæгтæ æрбахæс, акув сæ куыд æмбæлы афтæ, æмæ сæ кæцæй рахастæй, уырдæм сæ фæстæмæ сæмбæлын кæн. Гъе уый фæстæ, сыхы куывды бæдыс, хæдзары мидæг, гъе та æрдзы хъæбысы - уый дæхи бар у. Дзуары бынмæ цал кæнынмæ цæмæн цæуыс? Кæд рæдийын, уæд иу мæ фылдæр чи зоны, уый бараст кæнæд.  

Если представить, что на основе существующего российского законодательства в этом конкретном общественном месте было бы запрещено распивать крепкие спиртные напитки, количество пикникующих «паломников» уменьшилось бы в разы. Вместе с этим возросла бы сакральность этого святилища, которое уже много лет наши же сограждане пытаются, не побоюсь этого слова, осквернить, убивая его реальное значение для осетинского народа. 

Я конечно не предлагаю завтра начать арестовывать тех, кто прийдет туда с водкой или аракой. Но согласитесь, без активного участия государства одними общественными силами порядок в Роще Хетага навести будет трудно. Государство не должно стоять в стороне от праздника, в котором участвуют десятки тысяч его граждан.  

 

Сколько было призывов и плакатов не жечь свечи в этом святилище. Я понимаю, что некоторая часть наших южных братьев и сестер переняла грузино-христианскую традицию с тремя пирогами на праздник зажигать и три свечи (самтъели), но здесь совершенно другой случай и другой Æгъдау. Нужно знать, что осетины изначально на праздничный стол свечи никогда не ставили. Цырæгътæ судзын хауы зианы кæндтæм. Нельзя смешивать праздничные традиции с поминальными. Но при этом есть еще один важный, более материальный аспект. 

Одно дело – зажигать свечи у себя дома, а другое – в густой роще с вековыми деревьями и уймой сухих веток кругом. Так в один прекрасный день своими руками всю рощу можно спалить.  

 

 
Нужно здесь вмешаться государственным органам? На мой взгляд – несомненно. Ведь, если даже вне Ирон Æгъдау, речь идет о сохранности уникального природного памятника. Внутри Рощи Хетага разведение костров и зажигание свеч должны быть категорически запрещены по нормам противопожарной безопасности, и наше государство обязано за этим следить.  

 

Ну и последнее. Три года назад в парламент республики, на основе решения большого собрания представителей осетинских фамилий, были поданы предложения о внесении в Конституцию РСО-Алания понятия Ирон Æгъдау и принятии закона о неприкосновенности сакральных территорий. При прежнем руководстве эти предложения не смогли набрать нужного количества депутатских голосов для внесения их на обсуждение парламента. Не секрет, что многие из них действуют по принципу «Как бы чего не вышло». Не знаю, состоится ли такое обсуждение в обозримом будущем, но поскольку государство по сегодняшний день предпочитает стоять в стороне от наших насущных общественных проблем, наверно есть смысл общественным организациям и активу осетинских фамилий самим начать наводить порядок хотя бы в святилищах, особенно в дни больших праздников. Почему бы совместным решением не создать комитет из числа знающих и почитающих Ирон Æгъдау людей при активном участии молодежи, для того чтобы они следили за тем, как, в каком виде и с чем люди приходят в ту же Рощу Хетага, как они себя там ведут? Уполномочить их останавливать и поправлять ошибающихся, не допускать æнæгъдаудзинад. С автоматами и дубинками ходить, конечно, не надо. Но снимать на камеру тех, кто нормальному слову не внемлет, вполне возможно, с последующим выставлением этих «героев» на всеобщее обозрение через интернет. 

 

Совет организации «Иудзинад» уже начал вплотную работать с активами осетинских фамилий. Эти активисты могут наводить соотвествующий порядок во время проведения празднований и в других святилищах. Для этого нужно единение и сплоченность в работе с общими проблемами. От нас же нужны поддержка и участие в этом всенародном Зиу. Ведь это делается на благо наших детей и внуков, ради будущего осетинского народа.  

 

Бæрæгбоны хорзæх уæ уæд! Фарн æмæ амонд уæт алкæйы хæдзары дæр! 

Хетæджы Уастырджи та уæ рæствæндаг кæнæд кæддæриддæр!  

 

Руслан Кучиты 

 



 Комментарии к статье (3)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины