Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Взгляд со стороны: какие мы?
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Когда мы стоим на земле, ее поверхность кажется нам совершенно плоской. И даже двигаясь вперед, мы не замечаем, что идем по поверхности шара. Вид из иллюминатора самолета немного меняет наши представления, а астронавту из космоса уже четко представляется реальная форма планеты.  

 

Я много лет живу вдали от Осетии, хотя душой и сердцем всегда здесь. Поддерживаю постоянное общение с родными, друзьями и знакомыми, в последний раз побывал на родине три года назад. И поскольку налицо много изменений, захотелось поделиться своими впечатлениями, в качестве взгляда со стороны. Ведь, без сомнения, на расстоянии нам многое видится по-другому, не так, как с «поверхности».  

 

Общеизвестно, что страна начинается с ее ворот, в данном случае с международного аэропорта «Шереметьево-2», куда прибывает большинство рейсов из дальнего зарубежья. В последние годы терминал заметно преобразился. Расширился, приобрел современный вид. Из аэропорта до центра города регулярно ходит удобный поезд-экспресс. И все-таки многое остается без изменений и продолжает резать глаз, а то и ухо приезжего. Например, уровень обслуживания и извечный недостаток вежливости работников. Административный персонал таких учреждений наши земляки на Западе метко окрестили «Чё надо». Потому что, обращаясь к ним, вместо привычного, с улыбкой «Здравстуйте, чем я могу вам помочь?» мы часто слышим неприязненно-хмурое: «Чё надо?» или что-то наподобие.  

В этот приезд мне запомнилось, как работница аэропорта, сидящая за стойкой, на мой вопрос: «Здравствуйте! Можно вас спросить?» грубо буркнула: «Нет!» и, отвернувшись, занялась своими делами. Мне пришлось идти к другой стойке и спрашивать сидящего там мужчину, но уже на английском. Тот на ломаном, но все-таки достаточно вежливом языке, дал мне подробный ответ. Подобные встречи с «Чё надо» потом происходили много раз, в том числе и в родной Осетии. Видимо, до наших работников госучреждений еще не дошло, что вежливость и радушие по отношению к людям не должны быть только наградой за взятку. Не знаю, учат ли вежливости в современных вузах, но то, что руководители такого отношения от своих подчиненных не требуют, видно невооруженным взглядом.  

 

Запомнился еще один трагикомичный случай в аэропорту на тему разницы в менталитетах. Небольшого роста добродушный армянин в очереди к паспортному контролю стоял за молодой американкой, и, видимо, слишком близко, что в России при обилии тесных очередей не является чем-то неординарным. Но для западного человека такое поведение – верх невоспитанности и неуважения к окружающим, вмешательство в их частное пространство. Бедная американка тщетно пыталась на английском объяснить это ничего не понимающему мужчине, прося о достаточном пространстве. Но тот, стараясь понять, чего же та хочет, пытался приблизиться к ней еще ближе. Она на шаг отступала, и все повторялось снова, пока я, еле сдерживая смех, не объяснил земляку, в чем дело.  

 

Приезжая домой, большинство из нас, «иностранцев» никак не могут привыкнуть к обилию табачного дыма, вдыхаемого повсеместно. Ведь на Западе мы месяцами нигде не встречаемся с ним. Там, где живу я, курение строго запрещено везде, кроме улицы. Курить нельзя ни в каких помещениях, за исключением собственного дома. Ни в служебном кабинете, ни в подъезде дома, ни в ресторане или любом другом общественном месте вы не сможете смачно затянуться. Штрафы за нарушение доходят до 5 тысяч долларов, и мне пока не приходилось видеть соискателей этой «награды». На работе для курения обычно отводится специальное место вне помещения, на удалении не менее 15 м от входа в здание. Если у вас в личном автомобиле сидит несовершеннолетний, боже вас упаси закурить даже там. Принцип довольно простой: если я не курю и не хочу вдыхать табачный дым, я имею на это право в любом общественном месте.  

Через налогообложение государство эффективно регулирует цены на сигареты. И сейчас она составляет от 7 до 10 долларов за пачку.  

На родине, при смехотворной цене сигарет и отсутствии достаточных запретов на курение, порой кажется, что курят буквально все и везде. Причем, видно, что наш народ вполне с этим свыкся. Никто не возмущается, не ворчит. А ведь Second Hand Smoking (вдыхание табачного дыма некурящим) во всем цивилизованном мире считается наносящим такой же, если не больший, вред здоровью, как само курение. Именно поэтому в западных странах так ополчились против курения, причем небезуспешно.  

Из почти 100 работников компании, где я работаю, курят всего 4-5 человек. И мне порой бывает их жаль, когда в дождь или снег они стоят, пританцовывая вокруг специальной урны, вдали от входа. Один из наших курящих земляков недавно подсчитал, что на те деньги, которые он тратит на сигареты, мог бы два раза в год летать домой. Но он продолжает курить. Видимо, застарелая привычка порой оказывается сильнее разума.  

Знаю, что наши многочисленные курильщики в Осетии со мной не согласятся, но курение нужно изживать отовсюду и всеми доступными способами, пока оно само не изжило нас.  

Взгляд приезжего не может не заметить, что за последние годы Владикавказ внешне сильно преобразился. Много новых или реконструированных, похорошевших зданий, парков, аллей, фонтанов. На каждом шагу магазины, предоставление различных услуг, реклама. Одна из самых приятных неожиданностей: в городе появились яркие современные светофоры, пешеходные зебры. Помню, в прошлый приезд перейти улицу было сродни форсированию минного поля. Теперь уже не так много водителей, проскакивающих на красный свет, больше – останавливающих машины на пешеходном переходе. Видимо, здесь есть заслуга как городских властей, так и ГИБДД. Но сказать спасибо тем и другим как-то язык не поворачивается. Как все-таки применительно к нам актуальна известная поговорка: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Красивые светофоры уже начали барахлить и выходить из строя. Говорят, их закупили не там и не так.  

Государство идет по пути ужесточения наказаний за нарушения правил дорожного движения, и это правильно. Дело за теми, кто следит за соблюдением этих правил. Смогут ли наши гаишники поставить интересы народа выше своих личных – покажет время. Но то, что это абсолютно необходимо бросается в глаза на каждом шагу. 

Таксист, везший меня вечером с Архонского перекрестка до центра и умудрившийся ни разу не остановиться на красный свет светофора, вряд ли был исключением. Многие продолжают так ездить, многие разгоняют на улицах свои крутые иномарки до скорости взлетающего самолета, многие игнорируют любые знаки дорожного движения. Прижимают, подрезают, перерезают – все это только баловство автомобильных хулиганов. Приезжая домой, мы каждый раз ловим себя на мысли: «Как таким образом можно ездить?!». Для чего ездить между рядами, подрезать других участников движения, создавая аварийные ситуации и дополнительные проблемы на дороге, для чего с перекрестка «рвать» с пробуксовкой, если впереди стена машин?  

Ведь все это не ускоряет движение, а наоборот замедляет его. Поверьте водителю с многолетним стажем, ездившему по дорогам многих стран мира: быстрее всего поток автомобилей движется там, где соблюдают рядность, пользуются поворотниками как положено и не создают помехи другим.  

Большинство водителей возмущаются тем, как все ездят. Но под этим «все» обычно подразумевается кто-угодно, только не он сам. Как-то немолодой таксист, из разговора – выходец из внутренних районов Грузии, вез меня через центр города. Впечатление было таким, что водитель представлял себя пилотом «Формулы-1». При этом он создавал такие проблемы другим, что они, наверное, то и дело отпускали в его адрес «нелестные отзывы». И вдруг возле музыкального театра мы попали в пробку, образовавшуюся из-за неправильно припаркованных на улице автомобилей. Мой таксист разразился матом в адрес тех, «кто не умеет нормально парковаться и ездить».  

Этот философский момент характерен для многих ситуаций, встречавшихся мне во время пребывания в Осетии. Все охаивают то, что плохо, или тех, кто не так себя ведет. Но при этом ведут себя точно так же или еще хуже.  

На многих перекрестках по-прежнему нет пешеходных светофоров, и переходящему улицу приходится только гадать, какой в данный момент горит свет. А ведь пешеход такой же участник дорожного движения и при этом более беззащитный.  

На перекрестке у площади Победы несколько дней не работали светофоры и автотранспорт проезжал не по дорожным правилам, а по закону Броуновского хаотичного движения. В часы пик перекресток превращался в сущий кошмар, и только Всевышнему известно, как водители при такой интенсивности движения не умудрялись наскочить друг на друга. При этом гаишники обычно исправно стояли чуть выше, в тени деревьев, и спокойно наблюдали за происходящим. Я машинально представлял подобное в том городе, где живу. Уже через считанные минуты после выхода светофора из строя полицейский бы стоял посередине перекрестка и разруливал движение транспорта до тех пор, пока не починят светофор.  

Вообще, для человека со стороны непонятен сам стандарт владикавказских светофоров. О чем предупреждают красный и желтый? О том, что скоро зажжется зеленый? А для чего это нужно делать? На этот сигнал обычно все начинают движение, и если вы замешкались в ожидании зеленого, тут же начнут сигналить сзади и крыть матом за нерасторопность. И это в то время, когда транспорт в поперечном направлении еще несется через перекресток. На мой взгляд, такой стандарт становится виной многих аварий.  

Для сравнения, в большинстве стран на западе желтый свет светофора зажигается после зеленого и предупреждает водителей о том, что скоро зажжется красный и нужно начать тормозить или останавливаться. Причем после того, как зажигается красный свет с одной стороны, с другой тоже продолжает гореть красный еще в течение 2-3 сек. Это дает возможность всем освободить перекресток без конфликта между транспортными потоками.  

Как и в добрые старые времена, наши гаишники продолжают стоять в определенных местах, не имея возможности видеть то, что происходит вне границ обозрения. Эффективность такой работы невысокая. Тем более что в условиях небольшого города (да и республики тоже) водители, как правило, знают места, где можно ожидать блюстителей порядка. За многолетнюю водительскую практику на западных дорогах мне очень редко приходилось видеть стоящих на улицах или автострадах полицейских. Обычно они это делают только с одной целью – для проверки радаром скорости транспортных средств. В основном полиция патрулирует свои участки на машинах, и может появиться в любом месте и чаще довольно неожиданно. Они видят дорожное движение, будучи его участниками, и моментально реагируют на грубые нарушения или превышение скорости. При этом в распоряжении полиции не только обычные расписанные полицейские автомобили, но довольно часто и замаскированные под гражданские, со специальной световой сигнализацией внутри салона. Их трудно распознать даже днем, и многие нарушители на этом попадаются. В то же время западный обыватель не испытывает ни боязни, ни тем более неприязни по отношению к полицейским. Если грубо не нарушать правила и ездить неагрессивно, вас вряд ли когда-либо побеспокоят. Меня самого за много лет не останавливали ни разу.  

В один из дней пребывания в Осетии я стоял у кинотеатра «Октябрь» в ожидании человека, с которым должен был встретиться. Мой знакомый, по нашей извечной привычке не быть пунктуальным, опаздывал, и за полчаса мне довелось увидеть много интересного. Помню, как недалеко от меня, прямо в центр площади Свободы, перед зданием правительства, зарулила иномарка с четырьмя молодыми ребятами. С веселым гиканьем и хохотом (возможно, были навеселе) они там же стали описывать виражи. Визг колес, черные следы на асфальте, минут пять горского танца на «Тойоте», и затем ребята на большой скорости укатили в сторону площади Штыба. Через три минуты после этого подъехали гаишники, припарковались к обочине и спокойно начали свое дежурство...  

Чуть попозже рядом со мной прошли три молодые девушки. Две из них громко ссорились, не особо утруждая себя выбором выражений. Трехэтажный мат, наверное, был слышен и в кабинетах министров с депутатами. Хотя вряд ли, судя по их реакции на продолжающееся падение нравственности в среде молодежи.  

Не очень приятно было смотреть и на старшеклассниц, среди бела дня сидящих в «плотную обнимку» с парнями, на их коленях, без всякого стеснения перед прохожими в прилегающем сквере. Дело, конечно, молодое. Но нельзя же переходить границу, за которой начинаются распущенность и разврат.  

Вообще, в среде старших принято охаивать теперешнюю «пропащую» молодежь. И обилие такого негатива, о котором я упомянул выше, способствует утверждению такого стереотипа. При этом забывается, что эти молодые люди живут в семьях и почти у всех у них есть старшие. Так кто же больше виноват, юнцы, ведущие себя так развязно, или их родители, дедушки и бабушки, такими их воспитавшие? И если нас не устраивают западные стандарты поведения (где нет понятий стеснения перед окружающими, скромности, приличия и т.п.), может, тогда в вопросах воспитания больше опираться на бесценное наследие нашего собственного народа, на традиционное осетинское воспитание?  

За время отпуска я повстречал и повидал столько прекрасных молодых людей, что гордость переполняла мое сердце. Поэтому я не согласен с тем, что проблема только в молодежи, что молодые впитывают все плохое с Запада и все больше отрываются от своего. Мне кажется, гораздо большая проблема в тех, кто должен воспитывать эту молодежь. Мы, старшие, во многом пожинаем плоды, которые сами и посеяли.  

Пьянство, получившее катастрофический размах, лицемерие, непорядочность, обесценивание таких понятий, как честь и достоинство среди отцов и дедов, прямо отражаются на молодежи. Если воспитатель сам воплощает в себе пример невоспитанности и распущенности, кого он может воспитать? Если семидесятилетний дед, напившись, кроет всех вокруг матом, какого уважения к своей персоне ему ожидать от молодых? Уже седые старики лезут в драку и избивают друг друга.  

Старший за столом заставляет пить водку тех, кто возрастом равен его детям, и потом может тоже охаивать молодежь на чем свет стоит. Мне поведали случай, когда семидесятипятилетний старик с гордостью рассказывал молодым о своих любовных похождениях в мелких подробностях. И если поговорить с таким, он непременно будет бить себя в грудь, утверждая, что он – настоящий осетин и во всем следует нормам и традициям.  

Общаясь с молодыми через Интернет и вживую, я вижу, что они в растерянности. С одной стороны многие из них достаточно патриотичны, гордятся своим народом и хотели бы жить по определенным правильным принципам, один из которых – самый основополагающий – уважение к старшим. Но с другой стороны, многим из них не с кого брать пример, не у кого учиться. На многих форумах они часто прямо спрашивают: «Каких старших нам слушать, кого уважать? Тех, кто не просыхает, квася водку в хадзарах каждый вечер?»  

Молодежи, конечно, свойствен максимализм. Но видя, какой размах с каждым годом принимает чуть ли не поголовное пьянство, на корню разрушающее основы нашей национальной и общественной морали, можно с уверенностью сказать, что конфликт между «отцами и детьми» будет неминуемо нарастать, если мы не найдем средство против «водочного безумия».  

Если цены на продукты и вещи в Осетии приблизительно такие же, как и в странах Запада, то стоимость водки у нас смехотворная – в 30–40 раз дешевле. Водка дешевле воды! Может, поэтому и пьют ее как воду? 

Я посетил две свадьбы у родственников. Вместе со всеми радовался за молодых, повидал многих родных и получил массу положительных эмоций. И все бы прекрасно, если бы всему этому не сопутствовал некоторый неприятный осадок.  

Водки на столах было столько, что, казалось, пьют ее вместо воды: с тостами, между тостов, с многочисленными «почетными бокалами», вне стола и т.д. Водка также стала своеобразной мерой проявления уважения: если я тебя очень уважаю, должен обязательно выпить с тобой и за тебя. Ты меня уважаешь – тоже выпей. Рядом сидящий человек в возрасте признался мне, что сидит уже за третьим столом. При этом он не пропустил ни одного тоста. И как ни странно, еще сносно держался, хотя уже не мог объясняться без нецензурных выражений. И он не был одинок за тем столом. Молодежь, сидевшая ниже за столом, с ухмылкой поглядывала в нашу сторону и, видимо, делала для себя далеко идущие выводы. Через полчаса, перекусив, они все молча встали и ушли.  

Старший тщетно пытался призвать всех к порядку и соблюдению агъдау, но его могли слышать только ближайшие 3–4 человека, и то с трудом. Потому что грохот динамиков нанятого хозяевами ансамбля заглушал всех и все вокруг. Если на Западе при уровне шума на производстве выше 80 децибел работников заставляют носить пробки в ушах, здесь уровень грохота был в три–четыре раза выше. И наверняка у многих потом долго болела голова от такого «концерта музыки народов Кавказа». А ведь происходило это не в помещении, а во дворе.  

Для чего нужна эта пытка музыкой? Неужели кому-то приятно слушать такое? 

Может, оно и сочетается хорошо с пьянкой, но ведь оглушительный шум наносит непоправимый вред слуху, способствует ранней его потере. Так почему бы не предупреждать руководителей этих групп держать громкость на таком уровне, чтобы люди слышали и старшего за столом, и друг друга. А еще лучше обходиться без этих ансамблей. Проводили свадьбы без них сотни лет, и те свадьбы не были от этого скучнее. 

Мне сказали, что некоторые вместо напичканных электроникой орущих музыкантов стали нанимать просто хороших гармонисток и доулистов. Наверное, это правильно.  

Ансамблей развелось столько, что кажется, все, у кого нет работы, пробуют себя в этой области. Число сольных исполнителей тоже исчисляется многими десятками. Многие из тех, кто едва выучив, где на нотном стане располагается нота «до», берутся за написание песен и запись своих «шедевров» в студиях. Некоторые же идут по еще более упрощенной дороге. Берут хорошую старую мелодию, искажают ее, втискивают свои слова и выдают за новую песню. В результате песен с мелодиями из трех нот расплодилось великое множество. Довольно неприятно, но, скорее всего, время само отделит хорошие песни от «мусора». Ведь на любое произведение искусства окончательное: «Утвердить!» – ставит сам народ.  

И еще об одном не могу не упомянуть: о средствах массовой информации. Газет в киосках уйма, на все вкусы. Наряду с корифеями – «Северной Осетией», «Растдзинадом» и «Словом» очень много газет общественных и политических организаций, «желтой» прессы. Читает ли их кто-то? Трудно сказать. Заметно преобразились радио и телевидение, стали интереснее, современнее. Очень радует увеличение национального компонента в передачах «Радио «Алания» и республиканского телевидения. При этом, теперь и те, кто вдали от родины, могут по Интернету слушать эти передачи и через них чувствовать себя ближе к своему народу, к родным и близким. Наверняка большая заслуга в этом определенных людей, инициаторов этих перемен. Не зная их поименно, хочется сказать огромное спасибо всем, кто работает над этими проектами.  

К сожалению, за последние десятилетия благодаря «успешным» политическим реформам и перетряскам, обесцениванию труда и опошлению вековых ценностей многие десятки тысяч наших земляков оказались далеко от Осетии. Существенная их часть – в дальнем зарубежье. Хорошо это или плохо – разговор особый.  

Осуждать их, конечно, можно, но лучше понять и сделать так, чтобы теперешние эмигранты не были безвозвратно потеряны для Осетии, чтобы они были вовлечены в жизнь народа и имели возможность приносить ему пользу независимо от того, где в данный момент проживают. 

Большинство из осетинских эмигрантов живо интересуются событиями дома, поддерживают тесные контакты с родными, друзьями, знакомыми. Те, кто имеет возможность приезжать домой в отпуск, видят все перемены собственными глазами, общаются с большим числом земляков и не чувствуют себя от них оторванными. А значит – мы вместе со всеми переживаем за то, что происходит вокруг, хотим, чтобы жизнь потихоньку улучшалась, чтобы решались злободневные проблемы, способствующие, в том числе, и оттоку молодежи из республики. 

Уезжая обратно, всегда испытываешь одно и то же чувство. Как в известной песне: «Поручик Голицын! А может вернемся? Зачем нам, поручик, чужая земля?» Как ни сладка жизнь на Западе, родина у каждого всегда одна. И самая заботливая мачеха никогда не заменит родную мать... 

 

С.Сарматов 

 

http://old.sevos.ru/2011/11-02/11-02-03/02-obchestvo.htm 

 

http://old.sevos.ru/2011/11-02/11-02-05/02-obchestvo.htm 

 

http://old.sevos.ru/2011/11-02/11-02-09/02-obchestvo.htm 

 

 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины