Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

И столяр, и строитель, и инженер
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Поздний вечер. В мастерской Шота все еще горит свет, из-за чуть приоткрытой двери доносятся монотонные звуки работающего токарного станка. Работа здесь в самом разгаре. И тревожить мастера ни в коем случае нельзя. В доме Газзаевых это знают все. Если Шота увлекся, значит — дело ладится. 

Столярное дело принято считать ремеслом. Но житель Ардона Шота Газзаев так не думает. 

— Даже в работе с небольшим деревянным обрубком важен творческий подход, нужен порыв души, — считает он. — Иначе и результат труда не будет приносить радости. Если хочешь, чтобы многочасовые старания не прошли даром, не переступай порог мастерской, когда душа не лежит к работе. 

И кому, как не Шота, посвятившего половину жизни столярному делу, знать это. Ему, человеку незаурядного ума и таланта. К тому же, не одного. Если спросить, кто он по профессии, Шота шутя, отвечает: «Учился на строителя, увлекался фотографией, стал столяром». 

Можно годы посвятить учебе в университете, но окончить его, так и не научившись применять теорию на практике. А можно просто захотеть самому овладеть каким-либо ремеслом, и вскоре добиться значительных успехов. 

Выучившись на строителя, из него получился не только первоклассный специалист. Благодаря своей целеустремленности и усидчивости, он сумел стать и отличным столяром, и даже инженером. 

Кто способен восхищаться деревом, проникнуть в его красоту, тот легко достигнет вершин профессионального мастерства — утверждают бывалые столяры. И Шота, который с самого детства питал особую страсть к дереву, делал все, чтобы научиться превращать его в изумительное творение, в плод мастерства и фантазии. Ему потребовалось немало сил и упорства, чтобы познать все тонкости столярного дела. Он читал много специальной литературы, советовался со знакомыми мастерами, терпеливо оттачивая умения и навыки, важные в этом деле, кропотливо, день за днем, набивал руку. 

Так, постепенно то, что поначалу считалось увлечением, стало делом всей его жизни. А вскоре, когда оно стало приносить, помимо огромного душевного удовлетворения, определенный доход, Шота серьезнее и охотнее взялся за дело. Заказы повалили один за другим. Их порой бывало так много, что из мастерской практически не выходил. И за много лет работы в этом деле Шота снискал себе имя «мастера-золотые руки». 

— Бывало, часы напролет я экспериментировал, не выходил из мастерской до самой ночи, — вспоминает те годы Шота. — Жена Мария уставала звать меня, снова и снова разогревая ужин. Но закрывал за собой дверь мастерской только тогда, когда моя задумка реализовывалась. Усталый, голодный, но довольный и счастливый, что день не прошел даром. 

В умелых руках уже немолодого столяра-самоучки дерево послушно и податливо. Он далек от волшебства, но изготавливал из дерева настоящие чудеса. Восхищающие одновременно и своей простотой, и изысканностью фигурные перила и резные наличники, отделанные орнаментом чаши для осетинского пива, столы с граненными ножками, табуретки, журнальные столики, шкафы, кровати, кроватки, различную кухонную утварь… Всего и не перечислишь. 

Но годы берут свое. Шота уже перевалило за 60. Ни острым глазом, ни четкими движениями рук, что в столярном деле так нужно, он уже похвастаться не может. Однако Газзаев не из тех, кто сдается. Он никогда не позволял себе сидеть, сложа руки. А сейчас — особенно. Больших заказов мастер уже не принимает. Но работу, за которую берется, выполняет безупречно. В основном изготавливает чаши для осетинского пива. И на продажу, и в качестве сувениров для родственников. 

— Вернуть бы былую молодость и силы, энтузиазм и энергию. Горы бы свернул. Но нам вечно на все не хватает времени, вечно мы торопимся куда-то, — с грустью говорит Шота. Хотя к своим 60 годам он многое успел. В его книге жизни есть немало страниц, которыми могут похвастаться далеко не все. 

Говорят, настоящий мужчина должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Шота же вырастил восьмерых детей (4 сына и 4 дочери), его натруженные руки дали жизнь не одному десятку деревьев. И, наконец, он построил замечательный дом не только себе, но и многим людям. 

В том, что Шота уверенно идет по жизненному пути, немалая заслуга и его супруги Марии. Мудрая и терпеливая, заботливая и внимательная, она принесла в дом Газзаевых то, что является основой всякого осетинского очага — «фарн». Много лет назад она оставила родное село Морозовка в Воронежской области, покинула отчий дом, простилась с родными. Не зная и даже не подозревая, что ждет ее в далекой и незнакомой Осетии, она доверила свою судьбу простому юноше-осетину по имени Шота. Полюбила Ардон, который стал для нее вторым домом. Полюбила народ, своеобразный, эмоциональный. Полюбила и стала его неотъемлемой частью. Сегодня она совершенно свободно говорит на осетинском языке, а в знании национальных обрядов и традиций ей порой даже уступают соседки-осетинки. 

Приверженцем всего осетинского является и сам Шота. Переступить через народное табу для него считается большим грехом. Поэтому и детей с малых лет учит — никогда не совершай поступков, которые бросают даже малейшую тень на твой народ, твою семью. 

Бывает, нелегкая жизнь меняет людей, озлобляет. Но Шота не изменили даже многочисленные трудности, через которые ему пришлось пройти, чтобы поставить на ноги восьмерых детей, чтобы чего-то добиться. «Никогда не унывать, верить в лучшее и идти вперед вопреки всему», — таков девиз, с которым уже более полувека идет по жизни Газзаев. 

В те годы, когда он только начинал проявлять интерес к столярному делу, специальные заводские станки, необходимые в работе, не были в такой свободной продаже, как сегодня. Да и не по карману, и не по совести было отцу большого семейства покупать станки ради своего увлечения. Но предприимчивый Шота выход нашел. А почему бы не попробовать самому собрать этот самый станок? И, пожалуй, самое удивительное и забавное в этой задумке было не то, что Шота решился на это. А то, что, не являясь дипломированным специалистом в области электротехники, механики, инженерии, он сделал-таки станок. Подробности того, как деталь за деталью собирался единый механизм, не столь важны. Значимо то, что Газзаев сделал не один такой станок. 

Шота абсолютно чуждо хвастовство. Даже рассказать про свои изобретения он согласился после долгих уговоров. 

— Не хочу, чтобы люди думали, что я строю из себя инженера, не получив специального образования. Все, что я делал, делал, потому что была необходимость. Была вера и энтузиазм, — говорит он. — Да и ничего удивительного в этом нет, — продолжает мастер. — Сейчас инженеры и не такое придумывают. А я всего лишь любитель. 

Даже старому холодильнику, на протяжении многих лет служившему хозяевам, предусмотрительный Шота нашел применение. И не простое. Буквально вторую жизнь вдохнул он в него. Инкубатор, рожденный этим самым холодильником, через определенное время выполнил свою главную задачу — дал хорошее потомство. Цыплята выросли, и сейчас это уже полноценные домашние птицы. 

Говорят, даже за большим талантом, следует еще больший. И Шота — яркий тому пример. За умение починить любую вещь Шота называют мастером на все руки. Старый утюг, неисправный фен, испорченная стиральная машина, магнитофон… Найти причину неполадки, устранить ее и сделать вещь вновь пригодной — для этого, безусловно, нужны золотые руки и, конечно, талант… 

А если человек талантлив, он талантлив во всем. Он образец для всех. Прекрасный отец и заботливый муж, отзывчивый сосед и верный товарищ, безупречный мастер и замечательный человек… 

Про Шота можно говорить часами. И только хорошее. Потому что всю свою жизнь он следует одному лишь закону: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе». И он относится. По справедливости, по совести, по зову сердца. Иногда в ущерб себе. Просто. Бескорыстно. От души. 

И пусть за годы непомерного труда он не нажил несметных богатств. Не покупает детям квартиры и машины, не балует внуков дорогими игрушками. Он дает им нечто более ценное: умение любить труд, ценить жизнь и уважать людей. 

Говорят, самый лучший подарок — тот, что сделан своими руками. Если так, Шота умеет делать подарки. Ведь в качестве приданого для своей младшей дочери он изготовил изумительной красоты кровать. Для каждого внука по кроватке. И, конечно, не может быть подарка приятнее, ценнее и дороже, чем тот, что сделан золотыми руками дедушки. 

Когда стоишь во главе большой семьи, наверное, нетрудолюбивым быть просто невозможно. А тот, чьи руки не гнушаются никакой работы, никогда не будет жаловаться на судьбу. А, значит, на столе перед ним всегда будет пусть скромный, но заработанный честным трудом, обед… Вкусный и благодатный. 

 

Алана Маргиева 

 

Источник: http://region15.ru 

 



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины