Здравствуйте, Гость
Регистрация| Вход
Внимание! При любом использовании материалов сайта, ссылка на www.ossetians.com обязательна!
Ирон Русский English





http://allingvo.ru/ АБХАЗИЯ - Apsny.Ru

Проект по истории и культуре Осетии и осетин - iriston.com iudzinad.ru



Rambler's Top100 Индекс цитирования

Кундухов Карачис
< назад  Комментарии к статье (0)      Версия для печати

Поиска трудные пути 

 

 
Много воды утекло с той поры... Совершенно нежданно-негаданно в ходе поиска материала о георгиевских кавалерах я вдруг наткнулась на уникальную, но, к великому сожалению, безымянную старинную фотографию. На ней изображен воин в осетинском национальном костюме–цухъаты, при полном параде, с воинскими регалиями, с кинжалом на наборном серебряном поясе, кривой кавказской шашкой, увенчанной золотым темляком (общеизвестно, что золотой темляк был самостоятельной наградой за выдающиеся боевые подвиги)... 

 

А на груди – пять георгиевских крестов! И притом, не просто полный Георгиевский бант, а две георгиевские награды первой степени. Такое бывало в Российской императорской армии, но так редко! 

Еще не веря этой удаче, я решила проконсультироваться у известного в нашей стране фалериста, ведущего научного сотрудника отдела нумизматики Государственного исторического музея (ГИМ), что на Красной площади, профессора Валерия Александровича Дурова. Надо было видеть реакцию именитого ученого при взгляде его на фотографию: 

–Такое встречалось, но так редко! Кто он? И какая колоритная фигура! Богатырь какой! – и он очень вежливо попросил: – Надеюсь, подарите нам копию этой фотографии... 

 

Надо отдать должное той огромной помощи, которую он мне оказывает своими советами и консультациями, значительно облегчая мою исследовательскую работу... 

Полевые методы поиска результата не давали. И тогда я решила обратиться в редакции газет «Северная Осетия» и «Растдзинад». Газеты любезно согласились и в один день опубликовали две, переданные мною фотографии с просьбой откликнуться, если кто узнает своего деда, прадеда, родственника, однофамильца или односельчанина, позвонить по указанному телефону или прийти в музей. Так потянулась ниточка поиска по этой фотографии. 

 

Вскоре раздался звонок из Гизели, необыкновенно меня обрадовавший. Звонили потомки Урусби Кундухова. Я неоднократно ездила в эту семью, перебирали сохранившиеся у них старинные фотографии, но даже приблизительно подобной не было. И тогда они мне дали адрес своей двоюродной сестры Тамары Урусбиевны Кундуховой в надежде, что фотография обнаружится у нее. Но и у нее не оказалось этого снимка. Несмотря на это, Тамара Урусбиевна Кундухова–Бетеева и ее сестра Антонина Урусбиевна Кундухова–Гусалова утверждали, что в газете опубликована фотография их отца – участника Первой мировой войны. 

Пришлось посетить не одну семью Кундуховых, но, увы... 

И вдруг в один прекрасный день в музей приехал из Гизели мужчина средних лет и протянул мне оригинал той самой старинной фотографии.  

Ее он привез от Саша Цаллаговой–Доевой, а сохранила ее Кундухова–Доева Хадзыгуа – дочь двоюродного брата изображенного на фотографии воина, которая в преклонном возрасте передала фото своей дочери – Саша, считая, что «это фото Урусби Кундухова, моего двоюродного брата, отца Тамары. Сохрани». 

 

Пути поиска привели снова в Гизель, затем во Владикавказ на ул. К. Маркса, к Тамаре Урусбиевне Кундуховой. (Оказалось, что у Кундуховых было двое троюродных братьев с именем Урусби и их дочери – обе Тамары). 

Тамара Урусбиевна и внесла ясность, уточнив, что эта фотография не отца ее Урусби, а деда – Карачиса Кундухова. Она дала много подробной информации о деде, его семье. Но о боевых его делах она, естественно, мало что могла сказать. 

Главное, что личность на фотографии была достоверно установлена. Теперь слово было за архивными документами. 

 

 

Георгиевский кавалер Карачис Кундухов 

И началась многолетняя, кропотливая, порой изнурительная исследовательская работа в архивах Москвы и Петербурга. 

В результате поиск длиною в восемнадцать лет высветил героический образ этого доблестного воина Карачиса Мамсыровича Кундухова. 

…Шел 1877 г. Апрель. Едва узнав о начале Русско-турецкой войны, кадровый офицер Российской Императорской армии в отставке Асламурза Есиев обратился к Государю с просьбой разрешить ему набрать добровольцев и с ними отправиться на фронт. Получив разрешение, он в короткий срок сформировал Осетинский конный дивизион из добровольцев с их же конями, снаряжением и вооружением... 

 

Старики обиделись, что их не берут на службу. Делегация отправилась к командующему Терским округом и попросила разрешения на военную службу, мотивируя это тем, «чтобы встать в ряды как старым, опытным бойцам, дабы служить для молодежи добрым примером боевой лихости и походной выносливости». 

 

Им разрешили вступить в Терско-Горский полк. В ходе боевых действий они показали образцы мужества и героизма. Особенно отличились 70-летний Генардуко Есиев, 60-летний Генардуко Абисалов, Агубекир Дударов... Среди добровольцев были отцы и сыновья, дяди с племянниками и родные братья Абисаловы, Есеновы, Хорановы... И в их числе – разменявший восьмой десяток Карачис Кундухов – отставной урядник бывшего Александропольского конного иррегулярного полка. Карачис Кундухов к тому времени имел знаки ордена Святого великомученика и победоносца Георгия за боевые подвиги в Крымской 1853–1856 гг. и Кавказской войнах. А уже в ходе Русско-турецкой кампании был награжден двумя Георгиевскими крестами: IV (№ 3208) и III (№ 2891) степеней.  

А ведь условия войны были таковыми, что, как писал генерал И. Тутолмин: «С первого шага похода и до последнего Кавказская бригада не выходила из передовой цепи. Под пулями она сжилась и, не зная отдыха, под пулями дневала, под пулями и ночевала». 

 

Именно воинские заслуги Карачиса Кундухова были отмечены так высоко в ту войну, потому что он выстоял против массированного напора неприятеля, и не был побежден. 

 

…«Из кукурузного зерна вырастает только кукуруза», «Гены стреляют в столетия» – утверждали наши предки. А еще они говорили: «Яблоко от яблони недалеко падает» – в том незамутненном временем чистом первоначальном смысле, что потомок проносит по жизни верность корням, которые дали ему жизнь, питали своими соками, вырастили... 

Время, говорят, лечит. Лечит тем, что учит. Учит жить, оглядываясь на опыт прошлых поколений. И когда случается, как сегодня, растерянное состояние общества, жизнь заставляет всерьез обратиться к прошлому во всей его конкретике. 

 

Как иногда происходит: в фокусе сходятся разорванные временем, разрозненные части целого. Так и произошло в данной истории. Исследованные значительно раньше и собранные исторические эпизоды славного боевого пути героя Кавказской и Русско-турецкой войны Карачиса Кундухова не вводились в научный оборот, будто ждали, когда прольется свет на беспримерные подвиги его внука – Казбека Кундухова. 

Когда материал о нем – знаменосце полка уже сформировался, вдруг в ходе беседы с близкими Кундухова, на вопрос, не знают ли они кто такой Карачис Кундухов, последовал ответ:  

– Как! Это же мой прадед, дед Казбека. 

И пошел новый виток исследовательской работы. 

 

Знаменосец полка 

… Много лет спустя судьба бросила в огонь Великой Отечественной внука Карачиса – Казбека Кундухова. Бросила в то самое драматическое и самое героическое четырехлетие XX века: 1941–1945 годы, когда на советско-германском фронте, по существу, решалась судьба всего человечества.  

Казбек Дзамбулатович Кундухов родился в 1906 году в селении Гизель Терской области в семье крестьянина. Окончил сельскую школу в Гизели, рабфак при институте Гражданского воздушного флота в Ленинграде в 1932г., а 16 октября следующего 1933г. Куйбышевский райвоенкомат Ленинграда призвал его в ряды Красной армии. Служил в частях Ленинградского военного округа. А после армии поступил в Ленинградский планово-экономический техникум и окончил его в 1940г. 

 

Казбек рос и воспитывался под влиянием своего легендарной воинской доблести дедушки Карачиса, он слушал рассказы деда о боевых походах и делах его соратников. Судьба предоставила ему такую счастливую возможность почти до 13 лет. Карачис Кундухов ушел из жизни 15 марта 1918г., прожив на свете, насколько удалось выяснить, более 120 лет. 

Отроческая память впечатлительна, и рассказы деда запали в душу мальчика, принципы его мудрого отношения к жизни и людям – тоже.  

В Великой Отечественной войне Казбек участвовал с 22 июня 1941г. Служил командиром точки в составе 7-го отряда 2-го дивизиона 4-го полка аэростатного заграждения Ленинградской армии противовоздушной обороны. 

 

...Немецко-фашистским оккупантам не удалось, как планировали, с ходу ворваться в Ленинград, но начались варварские бомбежки и систематические артиллерийские обстрелы города. 8 сентября после тяжелых кровопролитных боев наши войска вынуждены были оставить Шлиссельбург. Прекратилось сухопутное сообщение Ленинграда с Большой землей. Началась 900-дневная блокада города на Неве... 

 

Командование советских войск под Ленинградом предпринимало ряд попыток прорвать кольцо окружения. Казбек Кундухов со своим взводом бронебойщиков участвовал в ряде их – в Синявской операции 1941г. и Синявской операции 1942г., в Любанской операции 1942г., которые, к сожалению, не имели успеха, слишком неравными оказывались силы. 

Все тяжелейшие, жертвенно-трагические дни и месяцы блокадного Ленинграда сержант Кундухов действовал в боевых порядках стрелковых подразделений, в обледенелых, заснеженных окопах осажденного города. 

«Отделение бронебойщиков старшего сержанта Кундухова, – писала фронтовая газета в корреспонденции лейтенанта Л. Хейфеца, – действовало на передовой в боевых порядках пехоты.  

 

Хорошо оборудованные огневые позиции, оказались под прицелом немецкого снайпера. И Кундухов решился на охоту за снайпером. Он отполз метров на 40 к себе в тыл, спустился в лощину и стал по ней ползти к разбитой вражеской пушке, возле которой, как он предполагал, скрывался снайпер. Но когда Кундухов приблизился к пушке метров на 20, немцы заметили его и дали очередь из автомата. Кундухов отполз обратно и обходным путем спустился в лощину глубже, на самое дно, вновь пополз вперед, и вскоре увидел фашистского снайпера, который устроился за бревном полуразрушенного дзота. Он внимательно рассмотрел место расположения снайпера и догадался в чем дело. Немец спрятал ствол винтовки в клетке из бревен. При выстреле огонь и снайпер прикрывались этими бревнами, и их трудно было заметить. 

 

Возвращаясь на позицию, Кундухов все размышлял, ну как же его уничтожить? Обыкновенной винтовкой не пробить бревна... 

И через 10 минут на огневой позиции бронебойщиков кипела работа: металлические ящики из-под мин превращались в щитки с отверстием, в которые вставлялись противотанковые ружья... Огневая мощь противотанковых ружей пробила бревна прикрытия дзота, и зажгла их. Кундухов жадно и неотрывно следил за горящим дзотом. Через несколько минут из него выскочил снайпер и бросился бежать. Этого и ждал Кундухов. Двумя пулями он уложил его на месте»... 

 

С февраля 1943г. Казбек Кундухов служил командиром взвода противотанковых ружей 289-го стрелкового полка. 

Вот отрывок из воспоминаний участника обороны Ленинграда 3. Торчинова:  

“...вплоть до прорыва блокады наш батальон стоял в обороне на линии “Волхов – 1-я станция МГА”. На оборонительных рубежах я встретился со своими земляками – Гадаццо (Казбек) Кундуховым и Дадо Гудиевым. С гордостью я узнал, что Гадаццо одним из первых в нашей атакующей колонне ворвался в Гатчину и водрузил над городом знамя освобождения. Об этом сообщала фронтовая газета».  

 

Высокий, богатырского сложения, (по красноармейской книжке ростом 185 см.) он был атлетически сложен, всегда подтянут, аккуратен. Любил людей и сумел пронести это высокое чувство по тяжелым дорогам военного лихолетья. Война бросала его в невыносимо жестокие схватки с сильным, коварным врагом, заставила сурово требовать и от себя, и от людей выполнения жестких приказов. Но не ожесточила: Казбек остался таким же добрым, человечным, отзывчивым и участливым, каким его знали друзья и сослуживцы. 

 

Его честность и доброта вызывали к нему уважение и доверие. Именно он во всеуслышание, при всем мужском армейском обществе заявил своему коллеге сержанту, отъявленному сквернослову и трусоватому человеку, что не потерпит нецензурных выражений, что ругань унижает достоинство человека и что командира-сквернослова уважать не может. 

С апреля 1943г. по январь 1946г. командовал своим же огневым взводом роты ПТР в составе 328-го стрелкового полка той же 120-й Краснознаменной Гатчинской стрелковой дивизии. 

 

Из боевой характеристики, подписанной 12 июня 1945 г. начальником штаба полка подполковником Павловским: «Старший сержант Кундухов принимал активное участие в боях за Синявские высоты под Ленинградом, в 1944 г. – в разгроме немецких войск под Ленинградом, освобождении Гатчины, Луги и Нарвы. 

 

И в 1945г. старший сержант Кундухов с честью выполнял свои обязанности знаменосца полка и в боях на территории освобождаемых советской армией европейских государств, и самой Германии... Зарекомендовал себя исключительно смелым, инициативным и решительным младшим командиром. В ходе тяжелых боевых действий не терял самообладания, в самые критические моменты мужественный командир Кундухов проявлял невиданную выдержку, подавая пример воинской доблести и демонстрируя непоколебимую веру и волю к победе». 

Как тут не вспомнить просьбу ветеранов Осетинского конного дивизиона, несмотря на возраст, взять их на Русско-турецкую войну, мотивированную тем, чтобы «служить для молодежи примером боевой лихости и походной выносливости». 

 

Как не припомнить 5 Георгиевских крестов Карачиса Кундухова, внук которого Казбек в боях Великой Отечественной войны был награжден тремя орденами Славы, «Красного Знамени», двумя орденами Отечественной войны II степени и I степени, медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За освобождение Праги», «За победу над Германией» и многими другими медалями. Имел девять благодарственных писем от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина и был четырежды ранен. 

 

Как не увидеть параллель между тем, что всадник легендарного Осетинского конного дивизиона Карачис Кундухов был в числе тех, кто своей отвагой завоевывал дивизиону георгиевское знамя. А внук его Казбек Кундухов с невиданной храбростью и воинской доблестью пронес знамя своего полка через всю Европу. 

 

Он не терял связи с родной Осетией. В 50-60-е годы Казбек приезжал во Владикавказ, в отцовский дом в селении Гизель, где живут его родственники, подолгу жил у племянника Валерия Михайловича Кундухова. 

Этот доблестный воин был человеком удивительной скромности, природной мудрости, высокой внутренней культуры и интеллигентности. И, может, поэтому ни он сам, ни его родственники во Владикавказе и Гизели ни разу не дали знать о его героических подвигах. 3 августа 1974г. Казбек Дзамбулатович ушел из жизни. Похоронен в Санкт-Петербурге на Южном кладбище, 1-я Березовая аллея. 

 

Да, у поиска трудные пути, но в нем живет романтика. 

Знание прошлого, как утверждал Гаппо Баев, не только интересно само по себе, оно всегда необходимо и весьма поучительно для того, чтобы иметь ясное представление о действительности. Таким прошлым своих сынов Осетия всегда может гордиться. 

 

Мария БЕТОЕВА, 

научный сотрудник Национального музея. 

Северная Осетия 

№ 121 10.07.2008  



 Комментарии к статье (0)      Версия для печати
 
Выдающиеся осетины